КУДА КАТИТСЯ ТЕАТР? | Курс о театре «Лаборатория жизни» №19

Сегодня мы будем говорить о препятствиях, с которыми столкнулся английский театр эпохи Возрождения. Шекспир умер. Да здравствует, Шекспир! А мы глазом не успели моргнуть, как театры снова начали закрывать. Хорошие новости в том, что всего через 20 лет они вновь откроются. Еще более грязными комедиями и отцензурированным Шекспиром, а иногда и вовсе с женщинами в мужских брюках на сцене. Вот оно — время, в котором хотелось бы жить! Но пока, встречайте...

ПУРИТАНЕ

Пуритане молят Бога избавить их наконец уже от театра, пожалуйста
Пуритане молят Бога избавить их наконец уже от театра, пожалуйста

Как мы знаем из предыдущих публикаций курса, пуритане были не первыми, кто придумали «ненавидеть театр». Этот феномен был известен еще в классической культуре древнего мира. Теперь же он получает распространение. И сегодня даже имеет свое название — антитеатральность. Не выносите театр? Ну, что ж, дорогие антитеатралы, встречайте своих героев.Отцом антитеатральности (насколько мы можем проследить глубину веков) является... Кто бы вы думали..?

Платон показывает, на чем он этот ваш театр вертел
Платон показывает, на чем он этот ваш театр вертел

Да, конечно он. Платон. В книге «Государство» Платон говорит, что в идеальном государстве не должно быть поэтов, потому что поэзия – это неверное представление реальности. Поэзия вообще только и делает, что отвлекает людей от философии!Хотя, как мы помним, во все времена у людей были проблемы с театром. Греки, римляне и ранние христиане – у всех были натянутые отношения с театром и теми, кто им занимался.

Но нет больших антитеатралов, чем пуритане.

Представьте, что вы ненавидите что-то больше всего на свете... Теперь помножьте это на еще большую ненависть... Теперь прибавьте презрение и страх чумы... И все равно вы не достигли того уровня ненависти к театру, который был присущ пуританам.

Рассмотрим пример:

Во времена правления Елизаветы I, в 1597 году, мэр Лондона написал письмо, в котором призывал запретить все пьесы. Пьесы, как он пишет, обладают особым свойством развращать молодежь и содержат ни что иное, как порочные идеи, похотливые умыслы, мошеннические уловки и другие непристойные, богохульные вещи. Он также продолжил свои рассуждения, говоря, что пьесы делают людей бездельниками и преступниками... и поражают чумой. И вы возможно с ним согласитесь. После прочтения некоторых пьес, действительно вопрос самочувствия автора может возникать. Но вряд ли тут проблема в бубонной чуме.К заявлению мэра подключились и другие пуритане. Они стали писать длинные и пространные памфлеты, где говорили, что театр учит людей греху и делает мужчин женоподобными. Да вы только вспомните этих мальчиков-актеров, переодетых в пылких, сладострастных героинь! Но в первую очередь, пуританам, конечно, не нравилось что пьесы выступают против... Кого бы вы думали..? Да, верно. Бога!

«Ну я вообще не против театрализации, если во славу!»
«Ну я вообще не против театрализации, если во славу!»

Есть определенная ирония в том, что, как мы помним, еще на выходе из Темных веков, театр использовался как зрелищное усовершенствование богослужений. Тогда даже некоторая часть английских протестантов выступала против театра эпохи Возрождения, только потому, что он вырос из литургической драмы, что делало его в каком-то смысле слишком религиозным, а в какой-то недостаточно таковым. Согласен, выглядит так, как если бы ритуальная природа театра была не слишком хорошо известна протестантам, но не будем никого не судить, и вернемся к нашим... пуританам.Величайшим примером из всех антитеатральных текстов является текст Уильяма Принна под общим названием «Историомастикс». Если вкратце, то это тысячестраничная книга против театра, опубликованная в 1632 году.

Уильям Принн демонстрирует свою озабоченность вопросами театра, женщин и, конечно, греха
Уильям Принн демонстрирует свою озабоченность вопросами театра, женщин и, конечно, греха

Хотите знать, насколько она безумна? Что ж, вот сокращенная (!) версия полного названия этой книги: «Кара артиста или актерская трагедия, состоящая из двух частей: смотря насколько многих людей она поразила...; и исходя из аргументов, что популярные пьесы полны греха, жестокости, похоти, богохульства и наиболее пагубных развращений...; а также, что профессия драматурга и актера, заключающаяся как в написании, так и в постановке и исполнении пьес, незаконна, позорна и неподобающа христианам...». Да, это только сокращенная версия названия книги. На одной из тысячи страниц Принн, например, делает ремарку, что женщины-актеры — это злостные шлюхи. Возможно, читая все это, вы задаетесь вопросом, откуда вообще Принн взял женщин-актеров, если в театре до его времени на сцену выходили только мужчины. Ну, Принн уточнял, что ошибки тут быть не может. Он сам все видел! Речь идет о некоей труппе французских актрис, которые гастролировали в Лондоне в 1629 году и которых освистали и прогнали со сцены. Однако, подождите! Не стоит забывать что при дворе женщины тоже любили носить маски и «разыгрывать спектакли». И так случилось, что действующая на тот момент королева Генриетта Мария была из их числа.

Выражение лица, когда вас, пусть и косвенно, но назвали «шлюхой», а вы — королева Генриетта Мария
Выражение лица, когда вас, пусть и косвенно, но назвали «шлюхой», а вы — королева Генриетта Мария

Аристократы про это прекрасно помнили и, когда они прочитали книгу Принна, его незамедлительно предали суду за клевету. Потому, что нельзя сказать, что королева – шлюха и при этом не получить своей собственной книгой по лицу. Но Принн не был последним гвоздем, вбитым в гроб театра.

Чем же был этот гвоздь?

Все началось с Чарльза Первого, короля Англии, Шотландии и Ирландии, а по совместительству еще и мужа Генриетты Марии.

В руках Чарльза Первого не пьеса. А даже если и пьеса, то он ее не читает. Он ее взял только для позирования. Так велел художник.
В руках Чарльза Первого не пьеса. А даже если и пьеса, то он ее не читает. Он ее взял только для позирования. Так велел художник.

У Чарльза Первого были проблемы по-серьезнее, чем у тех, кто оклеветал его жену. Главной сложностью были деньги. Войны дорого обходились. А воевать он любил. И вряд ли дорогой стейджкрафтинг Иниго Джонса и костюмы нифм, помогали его делу. Король и Парламент, который в то время был в большинстве своем пуританским, постоянно спорили из-за трат на войны. И Чарльз решил эту проблему, распустив Парламент. Сразу обе его палаты. И в том же 1629-м году установил драконовские налоги, чтобы казна не пустовала. Так продолжалось до 1640 года, когда ему снова потребовались деньги для войны с Шотландцами. Он снова собрал Парламент, а затем опять его распустил его. Затем снова собрал. И, поняв систему и к чему все идет, Палата Общин успела выпустить законопроект, в котором сообщалось что Его Величество стал высокоблагородной головной болью. За этим последовали бунты в Ирландии. И вот тут мы возвращаемся от политической истории обратно к театру. Гражданская война не за горами! И пуританский Парламент, разумеется, использует конфликт, как причину для запрета театра. В основном на религиозной почве. В 1642 году издается эдикт, который гласит, что публичные занятия спортом не соотносятся с катастрофой, разразившейся в обществе. А также не соотносятся с ней и публичные постановки пьес с их вечными унижениями и оскорблениями. Мол, эти времена стали для людей испытанием, требующим меланхоличной и набожной серьезности, а спектакли выражают лишь сладострастное веселье и легкомыслие. Вследствие чего, палатой Лордов и палатой Общин, признано сообразным и предопределенным, что пока эти печальные причины и времена продолжаются, публичные представления следует призвать быть сдержаннее, а еще лучше отменить вовсе. Если кратко, то «Как вы смеете заниматься театром, в ТАКОЕ время?». В 1647 году Парламент выпустил еще один эдикт, угрожая наказанием каждому, кто занимается театром. В следующем году Парламент выпустил закон, в котором говорилось, что к актерам следует относится, как к преступникам, а театры следует уничтожить. Актера, который был уличен в игре единожды, — пороли плетьми. Дважды – и к нему относились как к неисправимому уголовнику. Что, в общем, уже не очень хорошо. Но зачем останавливаться на достигнутом, если можно хуже?

Пуритане помогают осуществиться мечте актера умереть на сцене
Пуритане помогают осуществиться мечте актера умереть на сцене

Каждого, кого уличали в посещении театров, штрафовали на 5 шиллингов – довольно крупную по тем временам сумму. И, наконец, в 1649 году, несколько месяцев спустя после казни Чарльза Первого, пуританские парламентарии назначали начальника военной полиции, перед которым стояла задача бросить в тюрьму всех уличных певцов и закрыть все театральные постановки.

Ни. Капли. Веселья.

Пропал ли театр окончательно? Что-то вроде того. Публичные представления проводились полусекретно, пока не обезглавили короля, но затем они окончательно закончились.

Уильям Давенант — тот, кто больше чем театр, любил только находить лазейки в законах
Уильям Давенант — тот, кто больше чем театр, любил только находить лазейки в законах

Однако, уже в конце 1650-х годов драматург Уильям Давенант придумал хитроумный план. Он создал оперу на английском языке. Потому, что музыкальные представления не были запрещены. Действительно, они ведь просто поют. Это точно не пьеса. Вообще нет! В остальных случаях, представления были маленькими и тайными, проводились в частных домах, на теннисных кортах и в тавернах. Так продолжалось около 12 лет. В 1658 году Оливер Кромвель, лидер государства, умер. Его сын потерял поддержку армии. Роялисты набирали силу.

И в 1660-м году был коронован Чарльз Второй.

Когда ты — душка Чарльз Второй, и твой цвет настроения синий.
Когда ты — душка Чарльз Второй, и твой цвет настроения синий.

Практически первым же указом он легализовал театральные компании и помог театрам открыться вновь. В Лондоне театральных компании стало две: одну возглавил Уильям Давенант (тот самый парень с «якобы-оперой»), а вторую – Томас Киллигрю. Наследники этих компаний практически держали под контролем весь драматический театр Лондона все последующие 200 лет! Вплоть до 1843 года. Сперва, реставрация театра основывалась на старых пьесах. Особым успехом пользовались трагические комедии. В фаворе были и Бомонт и Флетчер. Шекспира возродили практически сразу же, но с небольшой поправкой. Помните те трагедии, где все умирают, и это заставляет нас рыдать? Так вот, публика времен реставрации театра – не помнит. После заварухи с гражданской войной, людям хотелось хэппи-эндов, а не сцен, заваленных трупами. Так что драматурги переписали Шекспира, и, вы не поверите, но это совершенно серьезно, там Джульетта просыпается до того, как Ромео убивает себя. Король Лир остается жить. Эдгар и Корделия женятся. А у Миранды появляется сестра.Компании начали использовать все те богатые декорации, которые придумал Иниго Джонс, но с заметным отличием – женщинами.

Женщины на сцене!

Чарльз Второй любил не только театр, но и женщин в нем
Чарльз Второй любил не только театр, но и женщин в нем

Чарльз Второй дал на это согласие. Почему? На это сложно ответить. Хотя актрисы были типичны для Франции, где он скрывался во времена Кромвеля. Но женщинам дали не только женские роли, они также играли и мужские. Иначе говоря – травести.Возможно, для них это был актерский вызов. А может театральные менеджеры поняли, что мужская аудитория приходила в восторг, когда женщины носили штаны и показывали свои коленки. Но женщины появились не только на сцене, было также несколько важных женщин-драматургов. Включая Афру Бен и Сузанну Центливр. Реставрация привнесла в театр и несколько новых жанров драматургии: героические трагедии и лихие любовные истории, заимствованные из Испании и Франции. Однако появился один совершенно уникальный английский жанр – реставрационная (восстановленная) комедия. Реставрационные комедиии – очень грязные, даже по сегодняшним меркам. Это остроумные, сексуальные и оскорбительные пьесы про аристократов, которые ищут любви. В большинстве своем, такая любовь – это измена, адюльтер. Как и большинство комедий, они опираются на знакомые архетипы. И хотя в них нет шекспировской глубины персонажей, они смешные.

«Позвольте опустить мой перстень в ваш кувшин?»
«Позвольте опустить мой перстень в ваш кувшин?»

Повальные «сиськи-письки» стали результатом циничного недоверия к конвенциональной морали. Потому, что после казни короля и жизни под пуританским протекторатом, конвенциональная мораль не очень-то привлекала. Вообще-то, она выглядела неприкрыто деспотичной. Свадьба – это больше не счастливый финал. Социальные обязательства не увлекают. Новые пьесы скептически настроены к таким абстрактным идеям, как любовь, честь и верность. Они в основном про похоть, зависть и алчность. Вот, что движет героями! Лучшим примером этого редкого по своей разгульности жанра является пьеса Уильяма Уичерли 1675-го года «Провициалка». В каком-то смысле она основана на Мольере. Но грязнее.

Давайте на нее взглянем пристальнее:

Перенесемся в провинцию. Гарри Хорнер (оцените фамилию: «whore» — на английском «шлюха») решает, что наилучшим способом переспать со всеми женщинами в городе будет распространить слух, что он – импотент. Тогда мужья станут спокойно оставлять своих жен с ним наедине. И это работает! Ай, да Хорнер! В то же самое время, Пинчвайф только женился на Марджери. Он настолько переживает и опасается измены, что не разрешает ей покидать дом, иметь друзей и держит ее в глухой провинции. Понимаете? Вот кто — та самая «провинциалка». В конце концов, он соглашается взять ее с собой в город на прогулку, но только переодев ее в мальчика. Коварный Хорнер, разумеется, тут как тут. Он встречает переодетую Марджери, понимает, что она — женщина и убегает с ней. Когда она и Пинчвайф воссоединяются, ревнивый муж говорит супруге, что та больше никогда не увидит Хорнера. И для верности заставляет ее написать Хорнеру письмо о том, как она презирает его. Но вместо странного целомудренного заявления, она пишет любовное письмо. Хорнер любит ее тоже. Что нисколько не мешает ему найти время, чтобы сойтись с Леди Фиджет в сцене, наполненной фрейдистскими метафорами с керамическими кувшинами. Заодно он спит со всеми ее подругами. Возможно, вы предполагаете, что драматург попробует защитить Марджери от сексуально-зависимого Хорнера, но Уичерли скорее видит своих персонажей счастливо сношающимися, нежели грустно-целомудренными. Марджери переодевается в сестру Пинчвайфа и идет в комнату к Хорнеру. Пинчвайф застает их. Но (слава ловкому Хорнеру!) они с Марджери остаются безнаказанными, так как Пинчвайф, кажется, верит легенде об импотенции Хорнера. И оставляет парочке возможность покутить в другой день. Заканчивается же все совсем неприлично, поэтому давайте лучше сохраним интригу. Но!

Как вам такое, пуритане?!

И это было разрешено. Мы видим, что пьесы стали намного развязнее, чем шекспировские комедии. И местами даже более остроумными. Однако, каждое действие рождает противодействие. И реставрационная комедия логично начала возрождать антитеатралов.

Джереми Кольер не то, чтобы сильно против, но попросил бы театры стать чуточку пристойнее
Джереми Кольер не то, чтобы сильно против, но попросил бы театры стать чуточку пристойнее

Например, Джереми Кольера. Его памфлет от 1698-го года с названием «Краткий обзор безнравственности и порядочности английской сцены» занимает… 300 страниц. Совсем немного, по меркам Принна. В частности Кольер пишет: «Ничто не зашло так далеко в развращении эпохи, как сцена, поэты и театр». И его идеи были настолько влиятельны, что он вдохновил некоторых драматургов измениться.Он даже попал в поле зрения Джеймса Второго, который указал, что и правда, пьесам не помешает быть чуточку менее непристойными. Какая скука! Однако, мы тоже прислушаемся и ненадолго станем пристойнее. Пришло время покинуть богатую на театральные события Англию и перенестись в Испанию и Францию, чтобы узнать, как проходил Золотой век театра в континентальной Европе. До скорого!

______
Проект InnerVIEW существует только на донаты и добровольные пожертвования читателей. Если вы хотите, чтобы подобные интервью продолжали выходить, инструкция как поддержать проект внизу исходной публикации:

_____
ПРЕДЫДУЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ КУРСА (пока в старом формате):

ВОЗРОЖДЕНИЕ
18 — «Англия. После Шекспира»
17 — «Англия. Комедии Шекспира»
16 — «Англия. Трагедии Шекспира»
15 — «Англия. Ранний Шекспир. Исторические пьесы»
14 — «Англия. Не только Шекспир»
13 — «Италия. Комедия дель арте»
СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
12 — «Японский театр Но»
11 — «Мистерии и моралите»
10 — «Сакральная комедия»
09 — «Литургическая драма»
ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ
08 — «Санскритская драма»
ДРЕВНИЙ РИМ
07 — «Римская драма»
06 — «Римский театр»
ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ
05 — «Греческая комедия»
04 — «Трагедия Аристотеля»
03 — «Греческая драма»
ВВЕДЕНИЕ
02 — «Природа театра»
01 — «Лаборатория жизни»