Монолог трупа. О том, как быть живым | «Всю жизнь я делал то, что делать не умел» | NET 2018

Спектакль «Всю жизнь я делал то, что делать не умел» французского режиссера Кристофа Рока, который показали в Театре «Практика»​ на фестивале NET (New European Theatre)​, влюбляет в себя одним названием.

Названием, которое описывает маленького лузера внутри каждого из нас. Названием, за которым видна целая жизнь. Оно честное и беспощадное. И при этом очаровывает искренностью.

Спектакль получился соответствующим

Это жесткое, шокирующее, но при этом чувственное зрелище.

Мертвая актриса лежит на земле. Ее обведенное мелом тело уже распластано на полу лицом вниз, когда в зал входят первые зрители.

Сначала тело, не поднимая головы, медленно возвращает себе голос. Начинает рассказывать о своей жизни. О том, как живой человек превратился в труп, не имеющий различимого пола и возраста. А ведь это тело тоже было ребенком. И не так давно. Оно любило и было любимым. И возможно продолжало бы быть, не помешай всему агрессия и насилие.

По ходу повествования тело обретает подвижность. Оно в последний раз оживает, чтобы рассказать, каким было человеком. Что привело к обведенному контуром финалу.

Первое потрясение — это созданные в спектакле условия новой драмы. Она не только по форме, но и по содержанию свежая. Перед нами труп вспоминает, как он был человеком. Человеком, чья любовь к людям и отмалчиванию, превратили его историю в трагедию.

Второе потрясение — это текст французского драматурга Реми де Воса. Текст оригинальный и гипнотический. Литературный регистр подчеркивает каждое слово. При этом язык зафиксирован устный, разговорный. Труп как-будто в последний раз общается на языке живых. Он и задерживается лишь для того, чтобы этим языком эстетизировать банальное. Наделить частицей красоты самую беспросветную серость мира, которую мы давно перестали замечать.

Третье потрясение — это то, что Кристоф Рок с этим текстом сделал. Он сделал из него музыку. Сложный синтаксис де Воса превратился в симфонию. В такой подаче язык звучит уже не просто живым. Он звучит новым и прозрачным для зрителя. Ритм, дыхание, тараторство, размеренность, вскрики — все в сумме направлено на то, чтобы придать речи музыкальность. Музыкальность, которая заставляет губы исполнительницы уже не двигаться, а танцевать.

Собственно четвертым потрясением и становятся пластические движения. Тело пребывает в почти танце под возникшую из текста музыку. В своей хореографии труп исследует свое новое состояние. Может ли он сидеть на стуле, как живой? А бегать? А стоять? Все это у него получается. Не получается лишь подняться с земли. Все действие исполнительница проведет лежа на сцене (да-да, сидеть и стоять она будет тоже лежа).

Хореографическая грамматика в спектакле такая же строгая, как и синтаксис де Воса. Танец тут несет шрамы и ссадины драк и потасовок. И глубокие раны замалчивания агрессии.

Глядя на трейлеры и фото, я от этого спектакля ничего особенного не ждал. И очень ошибся. Почти час тело на полу крутится, ползает, ерзает, согласно законам телесности. И так Кристоф Рок создает принципиально новый язык, позволяющий ему выразить неописуемое. Поддерживая внимание и неотрывный интерес к исполнительнице в процессе ее крайне нарративного повествования.

Иными словами, вы час смотрите, как одна совершенно блистательная актриса Juliette Plumecocq-Mech произносит текст, ползая по сцене. И не можете оторваться.

А к финалу понимаете, что это была не просто частная история жизни некоего трупа. Это сильный художественный жест. Призыв к человечности. Крик мертвеца, который оглушает все внутри вас.

И эхо этого крика вы уносите с собой из зала.

Спасибо, что этот спектакль показали в Москве. Отдельное — Французскому Институту в России за их поддержку.

Прежде Рока видел только в его интерпретации классики («Женитьбу Фигаро» Бомарше в Комеди Франсез, и «Амфитрион» Мольера в Мастерской Фоменко​).

Теперь стал больше про этого режиссера понимать. Очевидно не до конца ощущал его остроту и важность. И определенно непростительно мало внимания ему уделял.

В Москве спектакль больше увидеть нельзя.

Но в Théâtre du Nord​, руководителем которого Кристоф Рок является, он идет регулярно. Вдруг случится совпадение из разряда чудесных, и вы окажетесь неподалеку.

Обязательно сходите!

Этот спектакль — гипноз.

Гипноз с важным посылом и предельно сильным текстом.

Он столкнет вас с агрессией и насилием. Покажет вам монстра. А к финалу вы поймете, что все это время смотрели внутрь себя, где этот монстр и обитает.

___________
Видео, фото, обсуждение и комментарии: https://www.facebook.com/inner.emigrant/posts/566150453833862

Самые свежие обзоры и обсуждения театральных и музыкальных событий всегда первыми в Facebook: https://www.facebook.com/inner.emigrant

Telegram: https://t.me/inner_emigrant