Salome | Farber

Дать женщине высказаться.

Именно таким манифестом создатели спектакля «Саломея» в один голос предваряют свою адапатацию нашумевшей истории, которую c Olivier Stage (Royal National Theatre) сейчас активно транслируют в кинотеатры всего мира волшебники из NT Live.

Свою главную идею режиссер Yael Farber формулирует предельно конкретно: взять историю о женщине, расказываемую преимущественно мужчинами, проецирующими в нее свои желания и предрассудки, и вернуть женщину в центр ее истории. Идея отличная, очень похвальная. Но авторы на этом не останавливаются.

Саломея теперь еще и проводник революции и политических перемен. Женщина, изменившая ход истории. Помимо привычных событий новая пьеса пытается затронуть вопросы о завладении женщин мужчинами, показать оккупированное колонизаторами общество, основанное на древних ритуалах. Продемонстрировать, так сказать, близость легендарной истории сегодняшнему дню, обнажить проблемы, которые с тех давних времен до сих пор не решены, выявить вопиющие несправедливость и неравенство, все еще существующие в наше время и проанализировать какие решения люди принимают в необычайно несправедливых ситуациях. И снова стремление похвальное, хоть уже и не такое однозначное.

Но дальше в силу вступает реализация.
И первое обо что спотыкаешься — это в прямом смысле совершенно бездарный текст. В нем есть все недостатки плохого, глупого и непрофессионального текста, после которого карьера драматурга должна закончиться, не начавшись. Каждая строчка пропитана неоправданным и неуемным пафосом. Новые смыслы разжеваны, как для первоклассника. Подумать, предположить трактовку негде, отчего сразу начинаешь чувствовать, что тебя не уважают и под видом спектакля пытаются впарить плоскую агитку (пусть и с такими благими намерениями). Герои, ряженные в древние костюмы под старину, начинают натурально выражаться категориями “национализм”, “компромисс”, “оккупация” и все в этом духе. Не говоря уже о том, что женщину-то в историю вернули, но из нее изъяли при этом всех мужчин, абсолютное большинство которых тут представлено перекачанными бруталами с диалогами уровня склоки сварливых теток в очереди к терапевту.

Саломея же теперь – жертва мужского насилия (о сперме на волосах которой вам не применет поведать текст новой пьесы). Да, она все еще требует обезглавить Иоканаана, но уже от доброты души. Оказывается, Иоканаан сам не хотел жить, он жаждал умереть и стать символом, катализатором народных масс. Оккупанты же решили заточить его, кормить и поить, силой продлить его существование, чтобы он прожил долго, состарился и умер в безвестности. Этот коварный план и нарушает Саломея. И даже “обезглавливает” Иоканаан тут сам себя. От такого поворота приходишь в жуткое возмущение. Слушайте, это уже не история про безобидный феминизм. Это уже опасный фанатизм, намекающий на то, что ради благих целей любые жертвы (даже людская жизнь) хороши и сгодятся. Собственно так и происходит. Потом все восстают, потом всех убивают, потом приходит Понтий Пилат (он тут персонаж) и приговаривает Иисуса (он тут тоже персонаж).
Вот и сказке конец, а кто слушал молодец.

Сценическое воплощение подкидывает дров в костер бессмысленного пафоса пьесы. Начинается все с самого ходульного из возможных заигрывания Запада с восточной аутентичностью. Тут и бубны, и характерное восточное пение и интернациональная труппа, говорящая в спектакле сразу на нескольких языках. Всё с кроткими взглядами, многозначительными намеками, абсолютно неестественно и фальшиво. На сцене один заштампованный пафосный жест сменяет другой. При этом задействованы местами очень выразительные артисты, которым, понятное дело, тесно в картонности новоиспеченного текста. И довершает всю сценическую вакханалию — старое доброе тяготение к излишней зрелищности (которую все еще особенно горячо любят у нас). Тонны песка, воды и пепла то и дело обрушиваются сверху, постоянно летают огромные полотна покрывал (намекающие нам на выдуманный Уайльдом финальный танец Саломеи). Венцом же становится натуральная визуализации "Тайной вечери" в последней сцене. Фарбер и ее команда постановщиков отчаянно делают все, чтобы придать тексту хоть какую-то значимость. Отчего диспропорция между лавиной визуальных режиссерских решений и абсурдностью текста, градус и без того тошнотворного пафоса только усиливаются.

В этом заключается особая ирония: так яро пытаясь убежать от Оскара Уайльда с его каноническим воплощением декадентской, апокалиптичной роковой Саломеи, создатели об Уайльда же и ударились со всего размаха лицом, став наглядным примером его меткого наблюдения: “всякая избыточность, как и любое ограничение, влечет свое наказание”.

В общем, спектакль почти каждый день сейчас транслирует Theatrehd (я не знаю зачем они это делают). Продолжительность - всего час (который лично для меня длился вечность). Так что, если будет минутка, захочется культурного шока, одолеют мазохистские наклонности или просто потянет от безделья лицезреть пример как делать не стоит, их можно реализовать по ссылке тут: http://www.theatrehd.ru/ru/titles/6093

__________

Источник материала: https://www.facebook.com/inner.emigrant/posts/327001391082104

Самые свежие обзоры и обсуждения всегда первыми в Facebook:
https://www.facebook.com/inner.emigrant

Telegram-канал:
https://t.me/inner_emigrant