Тающий апокалипсис | Юхананов. Кастеллуччи. Геббельс. Терзопулос. Курляндский

Главная интрига и самая засекреченная премьера в рамках фестиваля NET (New European Theatre) сегодня наконец открылась, а с завтрашнего дня и до 30-го ноября ее можно совершенно бесплатно увидеть в фойе Электротеатр Станиславский.

На этапе подготовки все было очень волнительно. Даже именитые критики не понимали чего ожидать. Единственное, что было анонсировано: это инсталляция, в которой Борис Юхананов, Romeo Castellucci, Heiner Goebbels и Theodoros Terzopoulos как-то участвуют. Как вы догадываетесь, присутствие таких имен в одной афише только нагнетало ажиотаций и порождало мириады легенд. По самой смешной: Борис Юрьевич должен беседовать с Кастеллучи, пока на фоне что-то тает. Ну вы поняли, да? «Между нами тает лед, пусть теперь нас никто не поймет!» — примерно с таким саундтреком входишь в зал.

И вот наконец пелена загадочности пала. Инсталляция представляет собой три стены (выбор не случаен: именно стена обладает свойством как разделять, так и соединять), на которые проецируются видеозаписи диалогов Бориса Юрьевича с тремя мировыми режиссерами. Каждый диалог – на отдельной стене. Изначально все происходило как перформанс и снималось на камеру. Эти записи и легли в основу инсталляции. Речь в диалогах шла преимущественно о процессе создания спектакля, акте творения. Каждый из трёх режиссеров в момент общения наносит рисунок водной краской разными кисточками на каменную пластину. Их творение высыхает, испаряется – иными словами тает. Искусство развивается по естественным законам. А режиссерам остается либо комментировать происходящее, либо наблюдать в тишине.

Например, Гёббельс рассуждает о способности контролировать творение. Он наносит горизонтали, но поскольку рисунок осуществляется водой, она начинает стекать, и параллельные горизонтальные линии превращаются в сетку. Демонстрируя как материал не подчиняется творцу и живет по своим законам, Гёббельс рассуждает о том, что то же самое происходит при подготовке спектакля — замысла недостаточно, он трансформируется.

Кастеллуччи, сталкиваясь с рисунком, пытается отсечь все лишнее. В итоге оставляет роспись один на один с самой собой, нивелируя даже свое присутствие.

Тезопулос же напротив переживает таяние, наблюдая как рисунок возникает из линии, а остаются лишь точки. Он называет это переживанием конца и впервые произносит словосочетание, давшее название всей инсталляции — тающий апокалипсис.

Как подчеркивает Борис Юрьевич, апокалипсис тает, потому что он происходит. Образ стекающей и испаряющейся воды - и есть апокалипсис. Художник Елена Коптяева обращает внимание, что правая часть инсталляции запущена в обратную сторону, подчеркивая бесконечность, эффект вечного времени, вечного творения, о котором говорят режиссеры. Исчезнувшее начинает восстанавливаться в обратной перспективе.

А дальше запускается вереница образов, на которую способно сознание зрителя.

Одной из самых интересных сторон инсталляции стала работа композитора Dmitri Kourliandski. Он воспринял три диалога, параллельно разворачивающихся на трех стенах, как созвучие и захотел найти именно такой аккорд, чтобы не отвлекать и даже не оказывать стороннего воздействия. Для выражения идеи апокалипсиса Курляндкий обратился к скрытой цитате по его мнению самого светлого реквиема — реквиема Брамса, откуда взял начальные такты и превратил их в постоянно звучащий аккорд. Интерес же предсталяет следующая особенность работы Курляндского со звуком: если вы находитесь на достаточном расстоянии от инсталляции, чтобы ваш взгляд мог охватить разом все три экрана – вы слышите тот самый аккорд, связывающий три диалога. Но подходя к одному из экранов - два сторонних диалога вы уже не видите и не слышите, и звук экрана, к которому вы подошли, начинает охватывать все пространство, находящееся за вами.

В результате «Таящий апокалипсис» — это не просто возможность увидеть результат творения столь разных и по своему великих мировых режиссеров, а демонстрирует как каждый из них открывает для себя непредсказуемость творческого акта.

У зрителя же есть возможность вникать или наблюдать. Юхананов стремится тут восполнить тоску по спокойному общению, подчеркивая, что у нас не просто не развита, а отсутствует культура для свободного разговора и созерцания. Поэтому никакие интерпретации не навязываются, и время здесь течет особым образом, продиктованным таянием воды.

Последуя заветам режиссера, я тоже не буду сыпать трактовками. Инсталляция знаковая, а увидеть ее самостоятельно вообще ничего не стоит. Просто свободно приходите в фойе в любое время, когда театр открыт для посещения и наслаждайтесь.

Инсталляция циклична, каждое видео идет примерно по 50 минут, но они идут параллельно, а погружаться в каждую или воспринимать происходящее в целом – уже полностью ваш выбор.

Напоследок только отмечу (в качестве награды дочитавшим) еще одну забавность. В какой-то момент Ромео Кастеллуччи нарисует носок. Что тут скажешь? Мастер еще три года назад знал, что будет формировать нашу театральную повестку сегодня. :)

___________

Источник материала и видео: https://www.facebook.com/inner.emigrant/posts/356687524780157

Самые свежие обзоры и обсуждения всегда первыми в Facebook: https://www.facebook.com/inner.emigrant

Telegram-канал: https://t.me/inner_emigrant