ТРИУМФ ИСКЛЮЧТЕЛЬНОЙ ВИРТУОЗНОСТИ

15.05.2018

Легендарная Anne-Térésa de Keersmaeker​ и ее всемирно известная танцевальная компания Rosas​ вновь в Москве!

На этот раз с балетом "Дождь".

Балетом, который был поставлен больше 15-ти лет назад, долгое время не шел, теперь возобновлен и с новой силой захватывает зрителей по всему миру взрывным танцем, пролетающим на одном дыхании.

Сама Кеерсмакер на публичном обсуждении перед показом подчеркнула, что поскольку прежде в России активно не гастролировала, ее живо интересует, как, воспитанная в богатой классической балетной традиции, русская публика воспримет ее работы. Будет ли ждать классики? Привычного сюжета и нарратива?

Поскольку именно этого от родоначальницы современного танца ожидать следует в последнюю очередь.

Кеерсмакер утверждает, что:

"Хореография — это организация движений и времени в пространстве".

Движения она организует исходя из принципов математической структуры. Прострастство использует геометрически.
Но что же помогает ей организовывать время?
И ответ здесь прост — музыка!

МУЗЫКА

"Дождь" разворачивается на "Музыку для 18-ти музыкантов" композитора Стива Райха. Идеальный выбор для стуктурирования и организации времени.

Именно музыка сразу задает гипнотический эффект своей пульсацией. Эта пульсация – текущая по венам и сосудам всего музыкального произведения кровь. Она не утихает, не меняет темпа и не останавливается ни на секунду от самого начала до самого конца.

Но едва успеваешь это почувствовать и осознать, как духовые добавляют новую, уже более протяжную пульсацию. И на этот раз – это дыхание. Позже к ним подключатся реальные человеческие голоса и двухструнные инструменты, этот эффект дыхания уже открыто имитирующие и усиливающие до полной очевидности.

Переходя от секции к секции, сменяя один за другим знаменитые 11 аккордов, на которых эти секции построены, это дыхание будет меняться. Меняться как порывы ветра. В то время как кровь продолжит равномерно пульсировать, словно барабанящие капли дождя — дождя вечного, не собирающегося как усиливаться, так и ослабевать.

СЮЖЕТ

Известно, что балет вдохновлен романом "Дождь" Кирсти Ганна, но разумеется только вдохновлен. Кеерсмакер нисколько не пытается пересказать сюжет этой мелодраматической истории с трагическим финалом.

Хореограф отмечает, что в романе есть один конкретный раздел, который приводит подробное анатомическое и техническое описание того, как спасти жизнь при помощи искусственного дыхания. И если балет с романом имеет хоть какую-то точку пересечения, то исключительно в этой чрезвычайно многогранной и драматичной части.

ДЕКОРАЦИИ

Первое, что видишь, входя в зал — очерченная полукругом занавеска из струн, вновь напоминающих о неотделимости хореографии Кеерсмакер от музыкального материала. Но стоит лишь одну струну задеть, как она незамедлительно заденет соседнюю и, следуя принципу домино, вся декорация начинает демонстрировать как текучесть музыки Райха, так и текучесть дождя. Этот "дождь", следуя сменам 11-ти аккордов композитора, так же сменит 11 фаз — трансформируясь из легкой ряби на поверхности воды в бурный водопад.

Придумал такую выразительную декорацию не кто иной, как Jan Versweyveld – практически бессменный сценограф многими горячо любимого режиссера – Иво Ван Хове.

ИЛЛЮЗИЯ НЕОРГАНИЗОВАННОСТИ

На фоне этих "струн дождя" появляются 10 танцовщиков – семь женщин и трое мужчин. Они мечутся, носятся и расхаживают по сцене, словно пытаясь дезориентировать зрителя, отвлечь его от жесткой структуры.

И надо признать у них это получается!

Именно эта иллюзия "импровизации", свободной и размашистой полетности движений и кроющаяся за ней строгая структурированность и организованность движений порождают фантастический эффект — взгляд притягивается словно магнитом, каждую долю секунды кажется, что происходит что-то исключительно важное!

Вначале отдельные танцевальные фразы исполняются отдельными танцовщиками, а остальные кружатся вокруг них или наблюдают за ними, рассредоточившись по периметру. Практически никто не покидает сцену.

Их четко сформулированные жесты подвержены непрерывным и сложным вариациям. Любое взаимодействие или контакт между исполнителями начинает объединяться и рекомбинироваться в диагонали, переплетающиеся в изящно скроенную текстуру.

Кажущийся хаос – иллюзорный. Следуя усложняющимся и пересекающимся музыкальным фразам, все движения танцовщиков развиваются во все более усложняющиеся узоры.

То, что вначале может показаться хаотичными перемещениями, взмахами и падениями — лишь запланированная иллюзия неорганизованной последовательности. Последовательности на самом деле жестко определенной и структурированной.

Позже исполнители уже собираются небольшими группами, чтобы исполнить череду коротких коллективных фраз, выполненных с поражающей синхронностью и координацией. Широкие открытые руки простираются и тянут прямые линии, словно стрелы выпущенные из арбалета.

И вот уже исполнители начинают энергично перемещаться по сцене, падать, кататься по ней, реагируя друг на друга в точках пересечения.

Этот завораживающий паттерн становится кульминацией и находит свое завершение в финальном, переполненном коллективной энергией выходе из-за занавеса.

СВЕТ

По мере усиления связи между танцорами, свет и костюмы меняют свой оттенок, варьируя разные оттенки телесного и бежевого цвета и переходя сначала в бледно-розовый, а затем и в пурпурный. Розовый – во многих культурах цвет безусловной любви. И такое световое решение окончательно приводит к тому, что при полном отсутствии какого-либо очевидного сюжета в балете, каждый зритель видит в нем свою уникальную историю, свой собственный "Дождь".

К концу музыка Райха стихает, тишина нависает над залом. Буйная энергия сменяется одиноким и интроспективным настроением. Даже если знаком с произведением композитора и прекрасно знаешь когда оно заканчивается, эта тишина все равно застает врасплох. Она возникает внезапно. И яркий свет наводняет сцену и зрителей.

Танцоры скрываются.

"Дождь" окончен.

И тут же следует взрывная овация.

Ощущение, словно весь зал одновременно отпустил внутреннюю пружину, которая сжималась все сильнее и сильнее на протяжении всех 75 минут.

Несмотря на впечатление, что танец исполнялся на одном дыхании, хореография Кеерсакер физически очень требовательна — большинство фраз развиваются по вертикальной оси, поднимаясь и падая, падая и поднимаясь. Всегда с редкой для балетного искусства синхронностью.

И эта исключительная виртуозность и техника – визитная карточка ROSAS. Кеерсмакер призналась, что всегда ставит и меняет балет под конкретных танцовщиков, опираясь на индивидуальные особенности каждого из задействованных исполнителей. И именно поэтому ее хореографию нельзя "перенести" или "адаптировать" другим труппам в отсутствии ее самой. Именно поэтому вы никогда не увидите "Дождь" или любой другой ее балет, если его танцует не ROSAS, а ставит не Кеерсмакер.

Но есть и другая важная особенность.

В отличии от представленного полгода назад на фестивале Territoriя​ балета "Фаза" (также на музыку Райха), прозведение композитора здесь звучит не в записи, а исполняется оркестром. Живое музыкальное сопровождение (особенно столь сложно организованного материала) возводит исполнительскую виртуозность и синхронность в абсолют.

И во многом это заслуга того, что вместе c ROSAS и хореографом на показы в Москве из Бельгии был привезен также ансамбль современной музыки "ICTUS", с которым Кеерсмакер много лет сотрудничает.

С первых тактов, на первых же звуках маримбы становится очевидно: даже если балет не случится, случится нечто не менее важное — в Москве прозвучит Стив Райх. И прозвучит исключительно виртуозно.

Повторю то же самое, что говорил полгода назад, в предыдущий визит Кеерсмакер в Россию: когда какие-то люди у нас уходят из зала с ее балетов на музыку Райха, они уходят не с хореографии, они уходят не с Кеерсмакер, они уходят именно с Райха. К сожалению, наша музыкальная афиша просто не знакомит и не приучает слушателей к такой музыке.

Но сегодня все случилось!

Сложноорганизованная музыка и еще более сложноструктурированная хореография слились в единый триумф исключительной выразительности.

Спасибо фестивалю "Черешневый лес" и Музыкальному театру им. Станиславского и Немировича-Данченко​ за то, что это стало возможным!

И отдельное спасибо за невероятную организацию. Стильные и совершенно бесплатные программки; публичное обсуждение с хореографом; черешня, которой традиционно угощают всех гостей в фойе — это именно те мелочи, из которых складываются большие события.

Не говоря уже о флагах, музыке и красном ковровом покрытии, расположившихся прямо на Большой Дмитровке, приветствуя и провожая гостей, и вынося событие за пределы театра в городскую среду. Театр, который притягивает тебя из города в одном состоянии, а отпускает обратно в совсем другом — грандиозный театр!

СПАСИБО!

КАК УВИДЕТЬ?

Каким-то чудом на сегодня еще осталось 8 билетов (все по 800₽, видно оттуда примерно ничего, но можно и постоять — балет недолгий). Они тут: https://stanmus.ru/tickets2/1290

А если все же не выйдет попасть, поищите в интернете видеозаписи по запросу: "Rain Keersmaeker". Полная запись существует. Она, конечно, передаст ничтожно мало, да и сделана довольно давно. И в принципе смотреть конкретно балет на видео — особый вид извращения.

Но этот балет даже в таком формате может сильно расширить представления не только о танце и хореографии, но и о том как делать работу собранно, четко и беспощадно требовательно к себе, к труппе и временами даже к зрителю.

А это очень вдохновляющая и мотивирующая эмоция!
___________
Источник материала, фото, видео и комментарии:
https://www.facebook.com/inner.emigrant/posts/429372464178329

Самые свежие обзоры и обсуждения театральных и музыкальных событий всегда первыми в Facebook:
https://www.facebook.com/inner.emigrant