Строительство - самый криминальный вид деятельности в России

Антискрепа : Строительство в России – крайне криминальный вид деятельности. Это аспект наглухо упускается в ходе расследования трагедии в Кемерово.

Большинство читателей подумает об обналичке, в том числе бюджетных средств через «стройку» и, конечно, будет право. Но строительство – это не столько обналичка, сколько обезналичивание, отмывание криминальных финансов, проще говоря, общаков ОПГ. Возьмем на себя смелость утверждать, что большинство ТРЦ в России построены именно по такой схеме: деньги общаков нужно вкладывать, вот они и «инвестируются», скажем, через приобретение стройматериалов за нал, в подобные кемеровскому комплексы. Естественно, с сохранением последующего контроля над активами через «подкожных» коммерсов с использованием обычной в таких случаях перепродажи другим «собственникам» (как итоговый вариант – с выходом в абсолютно законный кэш какого-нибудь инвестора-лошка).

Вот почему Путин не стал заострять внимание на переходе прав собственности на «Зимнюю вишню», он об этих схемах многое знает.

Вложения нелегальных денег в ТРЦ – отнюдь не единственный способ отмывания капиталов через стройку. Посмотрите, сколько в окрестностях крупных городов понастроено коттеджных поселков, в темное время суток пугающих зевак темными окнами. Это уже не только деньги общаков, но и коррупционные капиталы. Одно дело, когда кэш лежит в подвале твоего особняка, и там он и сгниет, если тебя закроют. Совсем другое, если бабло вложено в оформленный на юрлицо (принадлежащее хотя бы теще) объект, который, в крайнем случае, можно перепродать за полцены.

Мало ли вариантов. Взять хотя бы «Домодедово», как говорят, возведенный на деньги общака одной из сибирских ОПГ.

Всех возмущает, что кемеровский ТРЦ – объект малого бизнеса. Нет ничего странного: есть два критерия, по которым предприятие, в том числе владеющее ТРЦ, относится к малому предпринимательству – численность работников (до 100 человек) и ежегодный оборот. Первый решается элементарно (актив может принадлежать хоть ИП), второй – через взимание минимальной арендной платы с оплатой основной части черным налом. Там же, в основном, торговля, в том числе развлекательными услугами: посвященные в тему знают, что есть число официально проданных билетов в кино и есть фактическое количество побывавших на сеансе. Обе цифры сходятся редко.

Вы спросите, зачем опять в нал? Мол, возведенный объект специально создавался, чтоб обелить незаконные капиталы? Так у ОПГ и других полукриминальных собственников всегда существует потребность в финансировании новых проектов, например, микрофинансовых организаций, кредитующих население под умопомрачительные проценты. Это только одно из направлений, если кто не понял.

Сможет ли СКР или ФСБ выйти на фактических (первоначальных) хозяев «Зимней вишни», устроивших весь это проектный трэш? Скорее всего, нет. Во-первых, у силовиков сейчас другая задача (покарать, а не вскрыть). Во-вторых, сделать это в рамках существующих юридических процедур часто невозможно (хотя кому надо, знают, кто фактические владельцы того или иного объекта собственности). В-третьих, как правило, в доле в таких активах кто-либо из действующих или отставных погон, а это уже нарушение «корпоративной» этики. Помню один такой случай из собственной практики: полицейский в ранге майора (на подполковничьей должности) заинтересовался собственниками маленького нежилого помещения недалеко от центра столицы. Помню, как горели его глаза, когда он хотел раскрутить дело за неуплату налогов и как они потухли, когда он узнал, кто в числе реальных собственников. Потухли настолько, что когда с ним заводили разговор о том помещении, он тут же либо переводил беседу на другую тему, либо внезапно прерывал общение (бросал трубку и отключал телефон).

В сетях гуляет новый мэм: вся страна – это «Зимняя вишня», а мы в ней – контактный зоопарк. Нет, дорогие. Вся страна – коллективный общак, а мы – его плательщики.

Все инсайды в одном канале - Insider Press