Настоящего десантника от слов "парашют", "прыжки" и "укладка" тошнит!

Я уважаю ВСЕ рода войск! Слава связистам, автомобилистам, пехоте, танкистам, летчикам, мореманам, погранцам – ВСЕМ! Только невоевавшая дубина может кичится - «я вот такой крутой и других войск не признаю».

Но близится Великий Праздник – День Воздушно-Десантных войск!

Фильм "В зоне особого внимания", СССР, 1977 г.
Фильм "В зоне особого внимания", СССР, 1977 г.

Да, я уже совсем седой… Но в этот день - 2 августа - у меня с самого утра, от торжественности, бегут мурашки по спине! Я горд от того, что я – Настоящий Десантник, как и тысячи отслуживших и служащих сейчас в ВДВ, что я прошел ОТ и ДО, не опозорил ТЕЛЬНИК и БЕРЕТ, и что мне не стыдно смотреть в глаза товарищам.

Но есть еще и ряженная шелухень, которая незаслуженно надевает форму и празднует Наш Праздник.

Бесят даже не повара и писари из ВДВ – они хоть срочниками служили и их где-то понять можно: солдат и в Африке солдат, что с пацана молодого взять? А бесят такие деятели, как например, военные прокуроры или дознаватели, которые даже в армии не служили, но теперь носят петлицы и погоны ВДВ. А спросишь такого «десанщика», какого фига он своим изнеженным телом знамя ВДВ позорит, начинает объяснять, что он где-то там давно служил в гарнизоне и стоял на денежном довольствии в полку ВДВ. То есть, чувачело просто получал зарплату в финслужбе десантного полка, но теперь считает себя десантником… И таких «прилипал» еще кучи: особисты, финансисты, тыловики…

«Прилипалы» ненавидят нас, Настоящих Десантников, потому что они понимают, что мы – Мужики, а они - ряженные. Но не идти же бить морду прокурорам в десантной форме.

О чем же говорят за праздничным столом такие ряженые «десанщики»?

Конечно же, о прыжках с парашютом! И у них обязательно на звонке мобильного «Расплескалась синева»…И здесь – опппа! – первый их прокол!

Фильм "В зоне особого внимания", СССР, 1977 г.
Фильм "В зоне особого внимания", СССР, 1977 г.

Как это не покажется странным, но для многих Настоящих Десантников слово «прыжок с парашютом» вызывает только тошноту.

Десантирование с парашютом – это один из 33 способов вывода войск в тыл проклятым врагам. А есть еще пеший способ, морской, надводный, подводный, надземный, подземный, на воздушном шаре, на дельтапланах, на ракетах и т.д. Но нет же, парашют возведен в ВДВ в ранг основного средства.

А есть еще такая воздушно-десантная служба - ВДС. Это сборище прапорюг и офицериков, которые отвечают за сохранность парашютов. Прыгают в армии только зимой и летом. Поэтому весной и осенью эта шобла из ВДС бухает и их не видно, и не слышно. Но когда начинается пора прыжков, то даже самый пропитой прапорюга из ВДС строит из себя «принца датского»! Ну, пока ему морду не набьешь.

Почему прыжки с парашютом вызывают у многих десантников омерзение и тошноту? Страх тут не при чем: парашют раскрывается всегда. Но организация прыжков…

Если ты – штабная крыса и прыгаешь один, то, конечно все хорошо: получил свой парашютик, прыгнул один и ушел. А что такое прыжок с парашютом в составе роты, когда тебе 50 человек выводить на прыжки?

Вот стандартный прыжковый день в полку. Самолеты или вертолеты прилетают, например, к 9 утра.

Подъем для личного состава роты – в 2 часа ночи. В 3 часа – завтрак. С 3 до 6 утра – получение парашютов на складе. Почему так долго? Ну, пока прапора ВДСники соизволят прийти, пока откроют склады… А рот в полку – 10 или 12. Вот все по очереди и получают… В 7 утра – рота на аэродроме. Одевание парашютов, разбивка личного состава по росту-весу, проверка на старте, правильно ли все надето, построение по «кораблям»…

Что такое «корабль». Ну, например, в самолет Ан-2 вмещается 10 парашютистов. Вот эти 10 десантников называются не «шоблой», не «командой», а – «кораблем». В вертолет Ми-8 вмещается 16 парашютистов, то есть, «корабль» для вертолета – 16 человек и т.д.

Вот всю прыгающую толпу и разбивают по «кораблям».

И потом «корабли» стоят и ждут, когда прилетят самолеты-вертолеты…

Фильм "В зоне особого внимания", СССР, 1977 г.
Фильм "В зоне особого внимания", СССР, 1977 г.

Это хорошо ждать летом. А зимой на морозе по несколько часов стоять в парашюте каково, когда весь стянут лямками-карабинами? Отдельные солдаты-тормоза, обеспеченные валенками, теплыми портянками, теплым бельем, зимней формой, меховыми рукавицами умудряются обморозить себе руки или ноги. Потому что такое тормозное ОНО будет стоять в парашюте, но не догадается пошевелить для разогрева ни руками, ни ногами. А ты потом, как командир, за обмороженный пальчик этакого солдата-дебила, который не заботится о своем здоровье, получишь двадцать выговоров или служебное несоответствие…

Ладно, за четыре пять-шесть часов полк успевает «отпрыгать». Но никто с прыжковой площадки не уходит, потому что еще будет сбор всех офицеров, чтобы услышать, кто сегодня самый тупой.

В 15-16 часов рота приносит парашюты на укладку. Это если летние прыжки и без дождя. А если зима или дождик и купола хоть немного сырые – сушка парашютов на складе: парашюты все вытаскиваются, развешиваются и сушатся под воздействием тепловой пушки…. Одна сушилка на весь полк… Сушка заканчивается часа через три… Выставляется охрана, обед. У солдат. Офицерам есть не обязательно.

Укладка парашютов в составе роты, проходит часов пять. Потому что парашют укладывается в 6 этапов, каждый этап должен проверить офицер ВДС. Этот офицер один на два батальона и у него то совещания, то ужин… Да, так и гнусавит офицерик ВДС: «Ну, я же не могу, не жрамши, проверять укладку!» Приходит он проверят этап укладки, а какой-нибудь солдатик не так уложил или к верху задницей показал парашют… Опять все ждут…

Одним словом, в час ночи следующего дня парашюты сданы на склад. Но в два ночи опять подъем на следующий прыжок…. И вот такая круговая колготня каждый день, пока каждый солдат не выполнит 6 прыжков за год.

В роте никогда не бывает 100 % личного состава: кто-то в отпуске, кто-то в наряде, кто-то болен… И вот ты, как командир роты встаешь каждый день в 2 часа ночи и ходишь на прыжки, водишь по одному-два своих солдата, пока все не выполнят программу…

А еще есть укладка зимой на плацу… А еще есть обязательная предпрыжковая подготовка… И все это только ради трех минут полета? Да на хрен оно мне надо! И солдатикам, кстати, тоже…

Отпрыгал я свой стольник из принципа и все. Теперь меня в парашют никакими коврижками не заманишь.

«Ты что меня не поздравляешь? Я же прыгнул с парашютом!» - говорят отдельные деятели. Да при чем тут прыжки с парашютом и ВДВ? Прыжки с парашютом – это полная фигня! ВДВ это плечи, стертые РД до костей, это сбитые ноги, которые идут уже сами по себе, это второе дыхание, это белый «комок» от соли!

Фильм "В зоне особого внимания", СССР, 1977 г.
Фильм "В зоне особого внимания", СССР, 1977 г.

Но это – уже совсем другая история…