1574 subscribers

Страшная месть есть, а где же Украина?

68k full reads
89k story viewsUnique page visitors
68k read the story to the endThat's 76% of the total page views
2,5 minutes — average reading time
Страшная месть есть, а где же Украина?

В детстве я считала, да, честно признаться, и до сих пор думаю, что все триллеры Стивена Кинга, все фильмы про вампиров и маньяков, вооруженных бензопилой, меркнут по сравнению со «Страшной местью» Николая Васильевича Гоголя. Описанное в этой повести так ужасно, что совершенно нет смысла в том, чтобы смотреть, как кто-то кого-то разрезает на части для получения аналогичных эмоций.

И вот сейчас, глядя на происходящее на Украине, я думаю, что там претворяется в жизнь страшная месть, то есть проклятие. Только в повести Гоголя один человек мстил другому человеку, а здесь все мстят всем. Избиратели на Украине отомстили Петру Порошенко за пять лет издевательств и, как иногда говорят, «совокупление мозга» армией, мовой и верой. В ответ Порошенко и его сторонники отомстили избирателям принятием закона о державной мове.

Игорь Валерьевич Коломойский отомстил Петру Алексеевичу страшнейшим унижением, которое только может пережить государственный деятель: проигрыш на выборах - дело обычное, но проигрыш комику, да еще с трехкратным разрывом - это нечто. А что такое, собственно говоря, Зеленский? Лучше всего ответ на этот вопрос сформулировал все тот же Николай Васильевич Гоголь в другом своем произведении: «Какой он директор? Он пробка, а не директор. Пробка обыкновенная, простая пробка, больше ничего. Вот которою закупоривают бутылки». Замените слово «директор» на слово «президент», и, на мой взгляд, вы получите исчерпывающе описание и сути Зеленского, и его, как теперь модно выражаться, функционала. Если Порошенко - это бутылка, то Зеленский - это то, чем эту самую бутылку эффективно заткнули.

Но сеанс страшной мести на этом не заканчивается. Роль мстителя исполнил и президент США Дональд Трамп. За что он мстил? Думаю, нет нужды подробно расписывать ответ на этот вопрос, все и так ясно. Месть свою он реализовал не через конкретные действия, а через конкретное бездействие. Ему было достаточно чиркнуть пару строк в твиттере о том, какой Петр Алексеевич молодец, как он, Дональд Трамп, поддерживает его кандидатуру на выборах... Не будем рассуждать о том, что это было бы вмешательством третьей стороны в процесс волеизъявления на Украине… Когда это американских политиков останавливали такие мелочи? Если бы это произошло, административный ресурс на Украине выстроился бы дружными рядами и обеспечил бы Петру Алексеевичу победу. Но, вместо того, чтобы чиркать в твиттере или делать заявления в устной форме, Дональд Трамп хранил гробовое молчание. Термин «гробовое» здесь более чем уместен, учитывая итоги состоявшихся 31 марта и 21 апреля двух туров выборов.

Итак, повторюсь, все мстят всем. А где же во всем этом пире страшной мести Украина? А нигде, она - то поле, на котором все мстят всем. И все мстящие, похоже, дружно забывают последние строки «Страшной мести»: «Страшна казнь, тобою выдуманная, человече! – сказал бог. – Пусть будет все так, как ты сказал, но и ты сиди вечно там на коне своем, и не будет тебе царствия небесного, покамест ты будешь сидеть там на коне своем!»

Вот так-то. Месть будет, боль будет, страдания будут, а царствия небесного, то есть мира, спокойствия и процветания, не будет. Месть не предполагает всего этого, особенно когда она осуществляется по принципу всеми и против всех.