Интересная психология

17.10.2017

Как уже наверное можно было понять по предыдущим записям, я считаю тему зрительного восприятия одной из самых значимых и важных во всей психологии. Именно функционирование зрительной системы лучше всего показывает насколько относительно наше представление об окружающей реальности.
Как я уже говорил, наше зрение – это не простой перенос фотографии условного стола или стула в мозг. Это сложнейший процесс, в результате которого до нашего сознания доходит только часть видимых данных и подчас в весьма искаженном виде.

Но ближе к делу.

Как очень часто бывает в психологии, мы узнаем о том, что у нас есть какой-то механизм только после того, как он вышел из строя. Это очевидная вещь, что если что-то может сломаться, значит оно существует, но именно эта очевидная вещь позволяет делать массу открытий и именно благодаря таким поломкам мы узнаем насколько сложна наша психическая и физиологическая конструкция. Поэтому в данной статье вслед за доктором Рамачандраном я опишу самые удивительные нарушения зрительного восприятия, по которым мы можем узнать о том, из чего складывается наше зрение (механизмы восприятия).

Механизм восприятия 1: Каждое мгновение мы распознаем (узнаем) себя и окружающих людей снова и снова.

Первый пример нарушения восприятия, который описывает доктор Рамачандран, это пример с его пациентом (автор называет его Джоном), перенесшим инсульт. Это был весьма здоровый мужчина, который попал в больницу с воспалением аппендицита. Операция прошла успешно и мужчина пошел на поправку, но, к сожалению, тромб закупорил одну из мозговых артерий и спровоцировал инсульт. Через определенное время, когда Джон начал немного восстанавливаться, к нему в палату зашла какая-то женщина и начала с ним говорить. Можно представить себе удивление Джона, когда по голосу он узнал в этой женщине свою жену. Он посмотрел на себя в зеркало, и понял, что не может узнать в зеркале и себя тоже.
Правда ведь, что мы привыкли рассматривать процесс восприятия как нечто цельное и элементарное? Мы уверены, что если смотримся в зеркало, то ДОЛЖНЫ увидеть себя, иначе и быть не может! Мы никогда не задумываемся, что нам приходится отдельно каждый раз снова и снова отвечать на вопрос: «а кто же стоит передо мной в зеркале?» Но оказывается, знать, что в зеркале должен быть ты и узнать себя в зеркале – две большие разницы. Исследование проблемы Джона показали, что со зрением у него все прекрасно, он прекрасно видит, но на уровне осознания не может понять, ЧТО он видит. Видя на фотографии морковь, он говорил, что это кисть, потому что длинный предмет с пучком на конце очень вероятно окажется кистью странной формы. Джон мог отличить растение от животного, но отличить собаку от овцы не мог. Джон мог детально описать и даже нарисовать картину, но после того как он ее нарисовал, он уже не видел, что на ней изображено.
 И что это все значит? Как это объяснить? Неужели в нашем мозге есть какой-то механизм, который занимается постоянным распознаванием десятков объектов, попадающих в поле нашего зрения? Если бы я не узнал про Джона, я бы наверное сказал, что это глупость.

Механизм восприятия 2: Отдельный механизм нашего зрительного восприятия постоянно занимается распознаванием движения. 

История следующей пациентки (Ингрид), про которую рассказывает Рамачандран, немного похожа на историю Джона. Она тоже пережила инсульт, но, к счастью, проблем с распознаванием предметов у нее не появилось. Она могла отличать один предмет от другого, даже читать газеты, но у нее появились другие необычные симптомы. Она испытывала большие сложности с тем, чтобы налить себе воду в стакан. Вода казалась ей застывшей сосулькой и она не могла понять, когда остановиться и все время переливала воду. Она не могла переходить дорогу, потому что несмотря на то, что видела на дороге машину, могла назвать марку, цвет, номер, но не могла определить с какой-скоростью она едет. Она как будто видела серию сменяющихся фотоснимков. Можно представить как сложно и необычно ей было жить, если даже движение человеческих губ не воспринималось для нее как движение, из-за этого у нее появилась иллюзия, что разговор с человеком похож на телефонный разговор. Как это объяснить? Значит, в восприятие заложен еще один механизм, который отвечает за движение, который превращает бесконечную последовательность картинок с сетчатки в двигающиеся объекты? Очевидно, что если этот механизм вышел из строя, значит он существует. Но могли ли мы об этом подумать?

Механизм восприятия 3: Отдельный механизм восприятия посвящен фиксации предметов, попадающих в зрительное поле, а отдельный механизм – за осознание этих предметов. При определенных обстоятельствах мы можем видеть, но не осознавать, что видим.

У пациента по имени Гай была повреждена левая зрительная кора головного мозга, как следствие в правой части зрительного поля он не видел ничего. В результате экспериментов пациента попросили дотронуться до небольшого светового пятна, которое находится в "мертвой зоне" его зрительного поля. Гай, естественно, долго сопротивлялся, потому что глупо пытаться увидеть что-то там, где ты ничего не видишь, но исследователи, к счастью, настояли. Какого же было удивление врачей и Гая, когда он точно указал на световое пятно. Гай был уверен, что он действует наугад, но повторные пробы подтвердили, что это не случайность. Гай всегда очень точно указывал местонахождение светового пятна несмотря на то, что не видел его. Мистика? Похоже на то.

Механизм восприятия 4: Отдельный механизм контролирует, чтобы образ близких нам людей сопровождался эмоциональной реакцией, в противном случае этот образ может быть признан недостоверным.

Доктор Рамачандран описывает пациента по имени Дэвид, который будучи студентом попал в автокатастрофу и после нее в кому. Когда он поправился, у него появилась довольно странная бредовая идея. Каждый раз, когда он смотрел на свою мать, он говорил, что это вовсе не его мать. Он не отрицал, что она на 100% похожа на его мать, но не мог признать, что она была настоящей. Он говорил, что это точная копия, говорил, что она самозванка, но не мать. То же самое он говори про своего отца, но в отношении всех других людей такого не наблюдалось. При этом когда Дэвид говорил с матерью или отцом по телефону, такой проблемы не было, он узнавал их по голосу и признавал в них настоящих родителей. Если бы не потрясающие исследования автора, такое можно было бы объяснить разве что сумасшествием Дэвида, но как доказал Рамачандран, дело здесь в том, что мозг всегда занимается дополнительной проверкой эмоционально значимых объектов и в данном случае был нарушен именно этот механизм. Об этом я напишу подробнее чуть ниже.

Я перечислил 4 на мой взгляд интересных механизма, которые ежесекундно исполняют свою важную функцию, пока мы работаем, отдыхаем, общаемся с близкими или смотрим телевизор. Эти механизмы интересны тем, что они, как воздух, скрыты от нашего самоанализа, но без них наше восприятие невозможно также, как и без воздуха невозможна наша жизнь.
Мне кажется, что знание об этих механизмах очень важно для понимания того, насколько же на самом деле сложен процесс зрения. Повторюсь, что часто мы думаем, что зрение – это просто перенос фотографии внешнего мира с сетчатки в наше сознание. Мы привыкли думать, что это один из элементарных процессов, но на самом деле это не так и описанные механизмы наглядно это иллюстрируют.
Не смотря на то, что я не очень люблю физиологические подробности о работе нашего мозга, в данном случае они действительно очень интересны.
Кому интересно узнать почему у описанных больных возникли такие нарушения и узнать немного о мозге, читаем дальше.

Немного о мозге


Несмотря на ни с чем не сравнимую сложность анатомии головного мозга, ученым периодически удается обнаружить достаточно простые структурные элементы, которые помогают понять принципы работы этой сложной системы. В контексте зрительного восприятия мы можем говорить о существовании двух основных потоков зрительной информации. Условно мы можем назвать эти потоки «старым путем» и «новым путем». В данном случае слово путь имеет буквальное значение и означает набор областей головного мозга, через которые проходит зрительная информация в своем путешествии до зрительной коры. Оба этих пути начинаются от сетчатки, но приходят в разные области мозга. Старый зрительный путь отвечает за пространственное расположение объекта, но не несет информации о том, что это за объект. Новый зрительный путь делится на подпуть «как» и подпуть «что». Подпуть «как» тоже отвечает за передачу информации о расположении объектов в пространстве (но на более высоком уровне), подпуть «что» отвечает за информацию о самих объектах. При этом этот путь включает в себя как области, которые просто классифицируют объекты (это мяч, а это чашка), но не хранят никакой информации о них, так и области, которые помимо информации об объектах хранят все информацию, которая с этими объектами связана. Допустим, мы увидели друга. Как только образ друга дошел до определенной области этого пути «что», мы сразу вспоминаем, что у друга есть имя, что у него есть жена и ребенок, что мы с ним вместе учились в школе и что он не любит кофе. При этом конечно же все эти воспоминания нами не осознаются, так как они нам не нужны, но мозг все равно проделывает эту работу и актуализирует эти данные. Параллельно с этим из этой области «что» посылается сигнал в мендалевидное тело (так называется одна из областей мозга), которое отвечает за эмоциональную часть нашего восприятия. Как только сигнал о друге поступает в мендалевидное тело мы помимо актуализированной информации о друге актуализируем и наше эмоциональное отношение к другу.
Ну и в заключение скажу, что еще одной важной функцией нового зрительного пути является функция сознательного восприятия. 

А теперь еще раз вернемся к пациентам доктора Рамачандрана и посмотрим, в чем причина их нарушений.

1) Итак, Джон, который не мог узнать свою жену и себя в зеркале.
Как мы помним, Джон прекрасно все видел, но не мог понять, ЧТО он видит. Очевидно, что у Джона была нарушена та область зрительного подпути «что», где актуализируется информация о предметах. Он знал как выглядит цветок, но ему было очень сложно его увидеть, так как информация о цветке не актуализировалась, когда сигнал проходил через соответствующую мозговую область. Невероятными усилиями он еще как-то мог отличить цветок от животного (видимо потому что увиденное животное совсем не сочеталось со схемой цветка, хранящейся в памяти Джона), но отличить розу от лилии было невозможно, так как обеим этим растениям в голове соответствует единая схема – схема цветка.
На самом деле я максимально упростил описание проблем зрительного восприятия Джона, но думаю, что для целей моей записи описанного достаточно, а тем, кому интересно, могут заглянуть в оригинал.

2) Понимая основные пути, по которым проходит информация от сетчатки, мы можем предположить, что у девушки по имени Ингрид, столкнувшейся с проблемой восприятия движения, очевидно нарушен подпуть «как», который передает информацио о расположении объектов в пространстве, о расположении объектов относительно друг друга и, по всей вероятности, о движении.

3) Наш пациент Гай, который магическим образом мог указывать на предметы, которых не видел, пострадал от нарушения той части нового зрительного пути, которая отвечает за осознание информации (мы говорили, что осознание – задача нового зрительного пути). Как следствие, Гай лишился возможности осознавать информацию, попадающую в одну из частей его зрительного поля, но не лишился возможности воспринимать эту информацию. Поразительно! Он видел, но не мог осознать, ЧТО он видел. Мне кажется, что это самый потрясающий пример, который указывает на то, что наше сознание – это только вершина айзберга нашего восприятия. Объемы нашей бессознательной деятельности, объемы информации, которую мы видим, но которую не осознаем, огромны! И на наши решения, на наши эмоции одинаково влияет и осознаваемое, и неосознаваемое. 

4) Ну, и наконец Дэвид. Напомню, что он был уверен, что всегда видит подмененных отца и мать, но при этом не сомневался, что по телефону говорит с настоящими. Как я описал ранее, на определенном этапе зрительная информация передается в мендалевидное тело которое отвечает за эмоциональный отклик на увиденные объекты. Легко понять, что в результате аварии у Дэвида был разрушен тот путь, по которому информация доходит в мендалевидное тело. Когда Дэвид разговаривал с матерью и отцом, он видел их и полностью отдавал себе отчет, что визуально это 100 процентные родители, но из-за последствий аварии его восприятию недоставало важной детали – эмоциональной реакции. На бессознательном уровне при виде дорогих для нас людей мендалевидное тело всегда наполняет восприятие эмоциональным оттенком. Мы чаще всего его не осознаем, так как в повседневной деятельности постоянная актуализация данной эмоции не нужна, но на бессознательном уровне она присутствует всегда. Соответственно, когда эта бессознательная эмоциональная реакция перестала приходить, у Дэвида появилась странная бредовая идея о родителях самозванцах, хотя сам он не мог объяснить почему ему так кажется. Совершенно понятно, почему с другими людьми такой проблемы не было, но не понятно почему ее не было, когда Дэвид общался с родителями по телефону. Доктор Рамачандран поясняет и этот момент. Дело в том, что к мендалевидному телу подходит анатомически отельный путь от зрительного центра и отдельный – от слухового. В ситуации с Дэвидом у него был разрушен только тот канал, который соединяет мендалевидное тело со зрительным центром, слуховой же канал был в сохранности, поэтому когда Дэвид говорил с родителями по телефону, то бессознательная эмоциональная реакция на важного для Дэвида человека не нарушалась, а значит, и проблем не было.