1230 subscribers

Записки Джейд: Не трожь Китану!

Написано по мотивам катсцен "Синдел и Джейд" из MK-11

Джейд ждала Синдел, нервно поглядывая на часы дворцовой башни. Королева Внешнего мира обещала прийти в десять утра по эденийскому времени. Стрелки показывали 9.58. На дворцовой площади почти никого не было.

Джейд делала последнюю попытку уговорить бывшую царицу Эдении оставить Китану в покое, не рушить счастье единственной дочери. Китана собиралась за Лю замуж, в знак любви она дала ему поносить перстень королевы Синдел. А он дал ей свой китайский амулет огнепоклонника Шаолиня, с которым никогда не расставался.

Синдел, в отличие от многих женщин-бойцов, была пунктуальна. Минута в минуту, секунда в секунду — в воздухе возникло перламутровое сияние, из которого вышла сама королева.

— Явилась, дерзкая, — ледяная улыбка, подчёркнуто-надменный тон, волосы до колен в знакомой чёрно-кремовой раскраске, только на этот раз в образе пятнистого леопарда, а не разграниченный пробор, бледно-сиреневый наряд в чёрную полоску.

— Я пришла тебя уговорить не трогать Китану.

— Ты не доросла до таких просьб. Китана - моя, я делаю с ней всё, что хочу.

— Китана — не вещь. Она имеет право и на личное счастье.

— Ты должна трепетать передо мной, Джейд. Я главная! Не тебе указывать царице Внешнего мира!

— Я не боюсь тебя, Синдел, — Джейд не дрогнула.

— Во-первых, на "вы". Почтительно. — Синдел шагнула к ней. — Во-вторых...

— Моё почтение Китане. Она, как никто другой, заслужила высочайшее звание Королевы миров, — перебила королеву Эдении Джейд.

— Ты забыла, что ты тоже из моей страны. И я сделаю с тобой всё, что захочу, прислужница. Мы с Китаной будем командовать тобой, мышь бесцветная.

— Что правда, то правда, Китане я служу верой и правдой, — парировала Джейд.

— Дерзишь, непокорная?

— Держу. Свою марку. — Тон Джейд стал стальным.

— Я тебя за бойца не считаю. Прыгаешь на шесте, шпагаты показываешь, — поддела её Синдел. — И что в тебе Китана нашла, жалкая моль?

— Мать, ты не ведаешь, что в душе у твоей дочери. О чём она мечтает. Как крепка между вами связь.

Джейд направила шест в сторону Синдел. Та рассмеялась:

— Однажды я тебя уничтожила вместе с вашей жалкой командой. — Глаза императрицы Внешнего мира вспыхнули перламутровым сиянием. — Хочу повторить то же самое.

— Времена изменились. — Джейд сменила свой откровенный зелёный наряд на закрытый, в серовато-кремовых тонах. — Я не прежняя Джейд Ассасин. Я пришла к тебе, враг Эдении, твоей крепости испробовать!

Длинные волосы королевы обвили зелёную эденийку — этим приёмом Синдел сбивала с ног своих противников. Бросок о землю.

— Ты меня недооцениваешь, — Синдел подошла к распростёртой Джейд. Волосы старшей эденийки вновь превратились в канаты, они подняли Джейд, сдавив ей горло. — Тебя легко убить. Ты ничего не можешь. Куда тебе мою крепость пробовать! Ты не боец. Ты муха передо мной.

Джейд безуспешно, отчаянно отбивалась. Она слабела. Слова Синдел в её ушах слились в раскатистое эхо, доходя до её меркнущего сознания, как сквозь толщу воды.

— Я могла бы тебе что-нибудь вырвать, лицезрея твои конвульсии. Это Смертельный бой, детка, а не стрип-шоу. — Она отшвырнула Джейд на десять шагов. Подойдя к ней, Синдел занесла ногу — шпилькой сапога она протыкала поверженным врагам глаз, навылет, погружаясь в мозг жертвы, смерть наступала сразу.

Джейд дёрнулась в сторону. Она почувствовала, что к ней возвращается сила, всё произошло в одну секунду. Рывок, и она вновь готова к бою. Удар шестом наотмашь — и Синдел оглушена. Джейд провела свой акробатический приём ассасинов - серия ударов шестом во вращении. Избитая Синдел распростёрлась перед ней.

— Хочешь, чтобы я покричала для тебя? Начнём. — Бывшая эденийская королева сделала глубокий вдох.

— На меня это не действует, — теперь смеялась Джейд.

Откричавшись, Синдел обнаружила, что у Джейд иммунитет к оглушению. Нокаута с одного приёма не будет.

— Какая же Китана дура, что поверила тебе, — сокрушалась королева.

— Не завидуй. Тебе бы у ней поучиться, дорогая мамочка. Она лучше, чем ты, Синдел.

— Я предлагаю тебе сотрудничество, отныне я – твой босс. Я обещаю тебе покровительство и защиту, если ты покоришься мне.

— Моя поддержка — это Китана. Мы не договорились.

— Я больше, чем Китана. Ты не смеешь мне отказать.

— Ошибаешься, — не поверила ей Джейд, — я не предам свою лучшую подругу. Она много для меня значит. Хоть ты и её мать, ты недооцениваешь Китану, переступаешь через неё. Забыла, что она — твоя единственная дочь, напомнить?

— Ты кто такая?! Кто тебе слово дал?! — гаркнула императрица-внешнемирка. — Много на себя берёшь! Я ведаю всем сущим! Я хозяйка жизни!

— Нет. Ты, — Джейд ткнула пальцем в Синдел, — ничего не решаешь. Ни за меня, ни за Китану. Мы не подчиняемся ни тебе, ни твоему Шао Кану.

— Китана — марионетка, слабая, безвольная, сострадание её губит. А Смертельная битва — не крокодиловы слёзы, а решительный отпор врагам.

— Для тебя Китана — враг, ведь она больше не поддерживает Шао Кана. Зачем ей такие друзья и такая поддержка? Лучше остаться врагом, - чем постоянный обман.

— Какая же ты дура. Вы обе дуры.

— Дура и предводитель войска одновременно. Ни одного поражения. Плюс миротворческая деятельность. Я горжусь Китаной. Ты для неё хуже мачехи, Синдел. А ещё мать.

Джейд пыталась докричаться до разума королевы, но колдовские чары Шао Кана и Шанг-Цунга одерживали верх.

— Не тебе вмешиваться в королевскую семью, рабыня, ты в ней не указ, — рявкнула Синдел, — ты здесь — никто, и звать тебя никак! Преклонись — или вон из жизни!!!

— Я бы не обращала внимание, если бы не Китана. Она жалеет, что в юности не поняла, чем это закончится. Море крови и слёз она пролила, мы бы с тобой сейчас не беседовали, много чести. Вы с Шао Каном извели её, утаили от неё правду, помыкали ею в своих интересах, а я ей всю жизнь была единственной поддержкой. Когда Китане повстречался Лю Кан, тебе он не ко двору оказался: холоп, неровня, плинтус. И даже то, что она выбрала его по велению сердца, а не по твоей наводке, тебя и Шао Кана не остановило. Властная мама захотела лучшего будущего дочери — а последнюю забыли спросить. Наконец, он сам бросился защищать её, чтобы показать тебе, что Китана не ошиблась в выборе — но тебе и этого мало. — Взгляд Джейд блеснул красноватым отсветом, она стала призраком. — Чего хочешь? Перстень всевластия? Повиновения? Чтобы тебе целовали сапоги, униженно заглядывая в глаза? Ты - кто? Спроси Кронику — она тебе поведает, зачем ты живёшь! Иди к Скарлет — поиграй с ней в рабыню-госпожу и утешься.

— Боишься Кроники?

— А ты?

— Я первая спросила! Отвечай на вопрос, пешка, не зли меня!!

— Не нервничай, экс-королева, — холодно улыбнулась зелёная ниндзя, — народ Эдении к тебе неоднозначен, ты потеряла его доверие. Я и Кронику побеждала. Знай, с кем связалась, Синдел, я — Джейд, бесшумная убийца из Эдении.

— Свои советы оставь убогой Китане, я жалею, что не...

—...убила её — вместе с Джерродом. Проговорилась?

Синдел побелела от ярости, она хотела встать, чтобы размазать дерзкую Джейд по стенам. Та, почувствовав, что ей грозит, бросила шест на шею королеве Внешнего мира и придавила его ногой.

— Одно движение, Синдел, и твоя голова отлетит прочь, тебя по частям соберут. Я предупредила. Не искушай меня. Ты знаешь, я за Китану уничтожу любого.

— Ты такая же слабая марионетка, такая же ведомая, как моя непутёвая дочь!

— Я предупредила, считаю до трёх. Раз.

— Мы с Шао Каном вас отправим в Преисподнюю, вам здесь не место!

— Синдел, последнее эденийское предупреждение. Два. — Нога Джейд дрогнула.

— Вы — жалкие и слабые! Я чувствую, как ты боишься!

— Я ничего не боюсь. Три. Во имя старших богов. — Джейд подпрыгнула, и тело Синдел обмякло, голова с хрустом отделилась от него.