internetwar
2210 subscribers

Соучастие в убийстве. Детектив о загнивании Запада

<100 full reads
113 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 58% of the total page views
2 minutes — average reading time
Соучастие в убийстве. Детектив о загнивании Запада

Я любил кино о западных странах. Особенно детективы. Лучше, конечно, кино оригинальное, но и хорошо стилизованное советское тоже подходит. Фильм «Соучастие в убийстве» устраивал всех. Власти удовлетворены обличением капитализма и просоветской позицией автора книги. Зрителям по душе детективный сюжет, красивая иностранная жизнь. Меня сегодняшнего восхищает отличная актерская, а значит и режиссерская работа.

Сразу следует оговориться, что «Соучастие в убийстве» 1964 года не кино, а телеспектакль. Играют актеры театра им. Е. Вахтангова. Старая советская школа. И актеры старые, бесподобные. Лановой, Шалевич, Волынцев, Этуш – это только те, кто позже хорошо засветился в кино. А кроме них еще много более старых театральных актеров.

Детективный сюжет на самом деле вторичен по отношению к главной мысли автора. Он всего лишь инструмент привлечения внимания, канва. Но тем не менее всё начинается с убийства женщины в далеком от СССР Мельбурне.

На место преступления прибывает группа следователей уголовной полиции. Старший инспектор Филдс (Юрий Волынцев), инспектор помладше Браммел (Василий Лановой) и еще несколько ищеек.

Соучастие в убийстве. Детектив о загнивании Запада

В первой же сцене меня сразила актерская игра. Здесь не просто наговаривают текст, тут создают характеры. Герои оживают не при включении камеры. Их первые же слова, движения создают впечатление большой предыстории. Актеры порой обозначают персонажа буквально несколькими жестами и словами. Зритель взглянул – и всё понял.

Вот как так они, актеры старой школы, умели работать?

Ну так вот, значит, труп женщины. Филдс и Браммел обозначают две противоположные линии расследования. Простого служаку Филдса и его начальников устраивает версия ограбления. Тем более, что в округе давно действует квартирный вор. Взять его, повесить на него еще и труп – и дело в шляпе. Все довольны, начальство, пресса. Повышения, награды.

Однако Браммел, еще молодой и слишком честный, добросовестный, не может принять такую удобную версию. Ведь есть же еще подозреваемые. Но они слишком уважаемые люди. Разве это может остановить следователя, который выше всего ставит справедливость?

Соучастие в убийстве. Детектив о загнивании Запада

Вот тут и обозначается основной конфликт, главная тема фильма. Цена справедливости в капиталистическом обществе. Цена очень высокая для ищущих ее, для тех, кто не принимает, не понимает правила игры. Так ли уж нужно переть против даже не течения, а бурного потока? Не проще ли влиться в него?

Это будет заботить Браммела. Филдсу-то что, у него с совестью отношения проще, он давно в этой системе, она уже перемолола когда-то и вправду добросовестного полицейского. Но Браммел? Он-то еще может спасти невиновного от петли, привлечь к ответственности настоящего убийцу. Или не может?

Понятно, что властям должна была понравиться тема загнивающего капитализма, заражающего гниением совесть и души даже честных людей. И всегда можно кивнуть, дескать, в основе спектакля лежит книга австралийского писателя Джуды Уотена. Это не наша агитка.

Да и агитка ли она вообще? В те годы на Западе выходило много книг, обличающих действительность. Пожалуй, самым близким известным мне аналогом «Соучастию в убийстве» являются книжки шведского писателя Пера Валё. Он тоже заворачивал в детективную оболочку критику шведской системы или даже западной системы вообще.

Соучастие в убийстве. Детектив о загнивании Запада

Еще раз скажу. Сегодня более важным, более интересным в «Соучастии в убийстве» мне представляется бесподобный уровень актерской игры. Политические взгляды меняются, страсти разгораются и затихают, а вот это высокое искусство остается.

После такого уровня глаза сами закрываются, а уши сворачиваются в трубочку при контакте с современным кино. Это как, знаете, если сразу после натуральных продуктов детства запихнуть в рот нынешнюю химию.

На фоне такой игры легко прощаются мелкие недочеты в интерьерах, в сценах. Скажем, телефон Браммела с кириллицей на диске. Или спокойное нахождение полицейских в жаркой квартире с четырехсуточным трупом на диване. Мелочи, нисколько не портящие общего сильного впечатления.

8 из 10

#кино #советское кино #детектив