Страна победившего постмодернизма

16.04.2018

Последний перелёт, наконец, Дубаи — Внуково. Голова уже звенит от недосыпа. На посадке знакомлюсь с двумя симпатичными престарелыми дядьками из Пакистана. Вместе с нами еще садилась группа пакистанских студентов, но от разговора отморозилась (а я, зная, что в России часто происходит с пакистанскими студентами, хотел, естественно, выяснить побольше о том, куда они едут).

Дядьки же эти оказались весьма интеллигентными, знающими историю Пакистана, Индии и России, летели в Москву на конференцию. А на какую именно конференцию, я выяснил уже по прилёту: они одолжили у меня телефон, чтобы вызвонить встречающую сторону. Студентов, к слову, таможенники начали шмонать (и забрали паспорта) ещё до того, как они успели поставить штампики о въезде и, соответственно, пересечь границу РФ.

Так вот, приехали они на конференцию КПРФ (sic!), посвященную столетию Великой, что характерно, Социалистической, невероятно, но Октябрьской, ни много ни мало, Революции. Наше правительство не хочет справлять столь значимую для страны дату, однако на деньги, милостиво выданные КПРФ для масштабного празднества, Москву и Ленинград посетили делегаты от коммунистических партий из 144 стран, и это только официальные делегации. Короче, познакомился я с Генеральным секретарем КП Пакистана (вопрос, как вообще существует коммунистическая партия в официальной исламской республике, оставим за скобками). Мы выходим в общий зал. Нас встречает член КПРФ Татьяна Ивановна. Я не буду описывать её внешность и качества, просто закройте глаза и медленно произнесите: «Татьяна Ивановна» . Или вбейте в строку поиска Гугл-картинок. Это не личность, это поистине архетип. Архетип российской затюканной «учителки» с амбициями. По-английски, естественно, ни бум-бум. Боевой товарищ генсека теряется на выдаче багажа — два зонтика не долетели до Москвы (мы туда зайти уже не можем, это ещё таможенная зона). Ситуация выходит из-под контроля.

Мне уже весело, я решаю остаться из чисто спортивного интереса (да и ехать на Аэроэкспрессе жаба душит). Татьяна Ивановна носится по аэропорта в поиска пропавшего камрада, товарищ Кази (именно так зовут генсека) растерянно улыбается, мне звонит еще одна Татьяна, рангом выше (с ней разговаривал мой новообретенный знакомый) и начинает вываливать на меня претензии:

— Ваши подопечные не предупредили о себе, они приехали неофициально, мы не знаем, где их селить, мы не сможем пустить их на конференцию в Петербурге завтра! — объясняет долго и упоенно.

— Ну, он, на минуточку, генеральный секретарь партии, как он может приехать неофициально? — уточняю я.

— Ну вы же понимаете, этих коммунистических партий как собак нерезаных, — заявляет мне ответственное лицо КПРФ.

— Мм. Вы знаете, вы, коммунисты, меня уже с чисто антропологической точки зрения заинтересовали...

Две Татьяны долго и и бурно что-то выясняют (может, хватит это делать с моей симки, у меня вообще-то роуминг!). Выясняют, что встретили идеологически верных пакистанских коммунистов. Утешаем товарища с пропавшими зонтиками, грузимся в машину. Татьяна Ивановна уламывает меня провести товарищам двухчасовую экскурсию (в 19:40 у них, оказывается, «Сапсан» до Петербурга).

Что ж, КПРФ бесплатно довезла меня до города и покормила в «Макдональдсе» в качестве гонорара.

__________

Показываем город, обсуждаем историю. Дядьки весьма забавные, как и Татьяна Ивановна.

— А памятник Толстому есть? А Марксу? А Сталину? А Энгельсу? Что?! И здесь церковь?

__________

— А в честь Троцкого что-то названо?

— Нет, — говорю, — он же был в опале.

— Точно, он же был врагом!

— Ну, если честно, поначалу он многое сделал для дела революции, это потом у них со Сталиным случились разногласия.

(немного подумав) Правильно! Потому что Троцкий был эгоистом!

_________

Татьяна Ивановна вмешивается:

— О чем они спрашивают?

— О Троцком, — говорю.

— Что? Они что, троцкисты?!

— Правильно, высадить обоих к чертям из машины и поедемте кутить! — поддерживаю я.

__________

— А вот мы снова у Кремля.

— Что? И в Кремле церковь?!

__________

— А это, — говорю, — мы выехали на Тверской бульвар.

(товарищ генсека, очнувшись ото сна) Какой-какой? Троцкий?

__________

— А вот улица Бакунина!

— Но Бакунин же был против Ленина и революции!

— Да помилуйте, право, он уже помер давно к тому моменту.

— То есть он был меньшевик?

__________

Самый глубокий вопрос к размышлению:

— У вас тут столько церквей. Как вообще большевики смогли сделать революцию в стране с таким количеством церквей?

__________

За 400 метров пробки, отделяющей нас от Ленинградского вокзала, успеваем переругаться с Татьяной Ивановной и водилой Антоном. Угадайте, по какому поводу — по Украине, естественно. Прощаюсь с дорогими товарищами и бегу в метро: мой поезд ещё через пять часов. В голове звучит строгий голос Левитана: «Сегодня, в дявятнадцать часов сорок минут, из столицы нашей необъятной родины Москвы в сторону города-героя Ленинграда выдвинулся подвижной состав скоростного поезда Сапсан, в котором едут пятьсот коммунистов из ста сорока четырех стран» . О дальнейшем будем узнавать из сводок.

Автор: Глеб Стукалин

Если вам понравился мой канал — подписывайтесь и лайкайте!

Если вы хотите что-нибудь спросить/предложить — пишите на почту glebstukalin@yandex.ru