Мигранты и немцы

В нынешней Германии происходят вещи, от которых ворочаются в своих могилах и Железный канцлер Отто фон Бисмарк, и все немецкие короли с Императорами вместе взятые.

К примеру, идет ясным утром по улице какой-нибудь муниципальный служащий Ганс Мюллер, сын адвоката Клауса Мюллера, внук покойного сапожника Иоахима Мюллера и правнук известного в XIX веке торговца Гюнтера Мюллера…

Видит кучку пятерых молодых мигрантов, задирающих девушек у пешеходного перехода.

Подходит и, как порядочный горожанин, говорит им, чтобы они прекратили хулиганить.

А те ему в ответ: - А ты кто такой, папаша?

- Я? Я – немец, - с достоинством отвечает Ганс Мюллер.

- Нет, - смеются арабы, - это мы немцы!

Они достают свои удостоверения личности, справки, разрешения и начинают хлопать ими добропорядочного Ганса по физиономии.

- Это мы немцы, а ты пошел отсюда, мужик, пока по голове не настучали…

И дают Мюллеру пинок под зад, чтобы придать тому ускорение.

И грустно Мюллер побрел восвояси, размышляя о неправильном, что вокруг него происходит.

Кстати, в данном примере, Ганс далеко не ушел.

До него вдруг донеслись отчаянные крики за спиной, переходящие в истошные вопли на смеси немецкого и арабского.

Муниципальный служащий обернулся.

Глазам его открылась интересная картина.

Трое мигрантов лежали, скорчившись на земле, один убегал в куртке, за которой болтался оторванный рукав, а пятый стоял и истошно орал.

Он бы с удовольствием упал, как и те трое, но его поддерживал со спины, заломив руки, один неизвестный парень, а другой парень размеренно месил араба по физиономии, время от времени сплевывая на тротуар.

Наконец, экзекуция завершилась, и мигрант упал к своим трем товарищам.

Двое парней направились в сторону Мюллера.

- Эта публика только силу понимает, - сказал по-немецки с сильным русским акцентом один из них, проходя мимо Мюллера.

- Будете так сопли жевать, они вас всех из дома выживут, - добавил второй парень.

Ганс проводил их взглядом, потом посмотрел на бездыханно лежавших, вокруг которых уже начали хлопотать их, судя по одежде, соплеменники.

И вдруг муниципальному служащему почудились странные звуки.

Или не почудились…

Не почудились.

Это громко из своих могил аплодировали Железный канцлер Отто фон Бисмарк, и все немецкие короли с Императорами.

Русский эмигрант о жизни в Канаде

Почему немцы уезжают из Германии на родину в Россию и Казахстан