Русский немец о жизни в Германии: мы вынуждены встречать жен с работы

Мы с женой сюда приехали из Ростова, который на Дону.

Точнее, из-под Ростова, с Батайска.

Есть такой провинциальный и уютный городок, в 15-ти километрах от границы областного центра.

Всего 100 тысяч населения.

Город яблоневых садов, сельских рассветов, заводских рабочих, пенсионеров – отставников, и отчаянных хулиганов.

Там меня в роддоме произвели на свет, там мой двор, моя школа, там я и супругу свою будущую встретил почти 25 лет назад.

По жизни я шел зигзагообразно, из горячего в холодное, и наоборот, а сегодня мы с женой уже пятый год в Германии, как русские немцы, переселенцы.

Все хорошо в Европе, но…

Каждый день, мне приходится встречать жену после работы.

В Батайске такого не было, а здесь приходится.

Эти дикие и назойливые мигранты, которые заполонили улицы всех немецких городов, создают, на мой взгляд проблем больше, чем когда-то в средневековье крысы.

И ведь никакой крысолов в немецком правительстве не появляется, тревогу не бьет, границы не зарывает и не выгоняет непрошеных гостей туда, откуда они нагрянули.

Я не юноша, инженер, четыре авторских свидетельства имею, два высших за плечами, пиво с коллегами хожу пить по пятницам…

Мы не особо обсуждаем всю ситуацию между собой.

Но я знаю, что большинство из них теперь старается встречать своих жен и дочерей, когда те возвращаются откуда-то вечером.

У местных какая-то глубокая душевная травма сидит, мне кажется, вина за все преступления фашистского Рейха.

Они готовы терпеть нагрянувшие миллионы носителей чужой культуры, считая, что как-то искупают вину нацистов, открыв свою страну для гуманитарной миссии.

Но, я же вырос в России!

У меня, в отличие от местных, глаза не замылены никакими комплексами вины.

Я же вижу, что это никакая не гуманитарность, а прямая интервенция в Германию через ее открытые границы.

Немцев тут с наскока покоряют варвары, а они рассуждают о правах человека!

Кстати, как оказалось, батайский хулиган, живет во мне, 50-ти летнем инженере, в целостности и сохранности.

Этот батайский хулиган теперь носит с собой приличный стальной болт в кармане, как когда-то, давным-давно, чтобы можно было зажать в кулаке для усиления удара, если что.

И знаете?

Меня супруга тут уже пару раз спрашивала, почему костяшки на руке разбиты.

Я схитрил, сказал, что на работе помогал станки налаживать.

А на самом деле, пару раз уже пришлось объяснить крысам политику партии, когда они ко мне вечером гурьбой подкатили, типа - Папаша, мелочишки не найдется?

А жену приходится каждый рабочий день встречать.

В Батайске не встречал по вечерам, а здесь встречаю.

Реально, не ожидал я такой мягкотелости от местных немцев.

Теряют они здесь Германию, теряют.

А поскольку, Германия теперь и моя страна, в стороне я не останусь.

Они не видят проблему, но я ее вижу.

А в моей жизни уклоняться от решения проблем не принято.

Приключений не ищу, но, если кто на меня, или на мою супругу наедет, то своего получит сполна.

Я же из Батайска, я с детства бить наглецов обучен.

Американка: я была убежденной феминисткой, до командировки в Россию и русского мужа

_______________________

В Америку я приехал еще подростком, и мне там пришлось выживать

_______________________

Я становлюсь русским, заявил немец Марк после посещения проруби в сибирской глубинке

_______________________

Русский эмигрант о жизни в Канаде