С Димой мы познакомились, когда попали в одну роту и сразу загудели в наряд, за нарушение устава

Афганистан 1981 год, ночь с 13 на 14 мая, 2-ая рота специального назначения – внезапная атака с воздуха.

Крики, растерянные солдаты, вопли капитана и нескончаемые взрывы.

Начинается отступление, мой армейский друг Димка бежит в брошенную палатку, где полчаса назад мирно располагалась наша рота…

С Димой мы познакомились, когда попали в одну роту и сразу загудели в наряд, за нарушение устава: я за сон на посту, он за нанесенные оскорбления майору.

Вот сидим два шалопая и раздумываем над своими ошибками, мне может и было стыдно, а ему несколько, Дима вообще никогда не жалел о своих решениях, уверенности, хоть отбавляй было.

За что был оскорблен майор уже толком и не помню, но точно помню, что обидчик считал себя правым более чем.

Тогда впервые я и увидел ее, возлюбленную этого минутного героя, он кругом таскал с собой фотографию девушки, не его девушки, а просто барышни, в которой души не чаял, она на тот момент и духом не знала, что с 1980 по 1984 год, какой-то длинный, худощавый солдатик с вечно спадающими на нос очками, хранит ее фото, как самое ценное сокровище в мире.

С маленькой засвеченной фотокарточки смотрела девушка, даже еще девчонка с бледным лицом, лисьими глазами и невероятно рыжими взлохмаченными волосами, острые ключицы, казалось, прорежут не, только белоснежную кожу, но и саму фотобумагу.

Мой отец сказал бы про такую: закрыть в подвале и кормить, но беззащитной девчонка не казалась в этом лисьем прищуре было что-то колдовское, коротко говоря, в средневековье на костер путь ей был обеспечен.

Для Димки не было ничего интересней и прекрасней, смотреть на ее портрет, он мог делать это часами, но я не переставал его болезненно поддергивать, мол, откуда ты знаешь?

Вдруг, эту рыжую голову давно свадебный венок покрыл?

На что он обижался не сносно и на пару минут погружался в бездну своих мыслей. В особых случаях, когда ситуация накалялась и враги атаковали, лихие пули пролетали, насвистывая смертельную песню прямо над нашими головами он повторял «Без рыжей не уйду»

Итак, 1981 год, 14 мая, на часах 2:30, полчаса, как не прекращается налет, рота разбежалась под скаты холмов, взрывы звучат одним оркестром…

Димка стоял в пару метрах от меня под небольшим песчаным навесом, и мы взглядами пытались успокаивать друг друга, как вдруг, я заметил, что его сизые глаза, как-то нездорово заблестели, и он стал кричать мне что-то … все, что удалось разобрать сквозь канонаду взрывов: «Я забыл! ЗАБЫЛ! Рыжая», еще секунда и он выбежал из укрытия прямо на место, где раньше располагалась наша рота, я кинулся за ним, в одну секунду поняв, что произошло и чем все может завершиться.

Он бежал со скоростью молнии, во мне перемешался страх, адреналин и чувство долга перед другом, каким-то чудом до палатки он добежал и выскочив с заветной фотографией чуть не врезался в меня, мы вместе направились к нашему укрытию, при этом я бранил его, как сидорову козу, не добежав метров 10 до песчаного склона, в отражениях наших глаз пронесся снаряд, который попал точно в бугор над нашим укрытием, и место, где мы находились 2-3 минуты назад, завалило огромными булыжниками…

Этот случай для нас стал самым эпичным моментов за всю войну.

Уже после окончания службы, собираясь семьями за одним столом, мы в два голоса рассказывали, эту историю, наши дети знают ее наизусть, как добрую сказку, а рыжая Димкина жена, хитро щурит глаза, вновь слыша рассказ о том, как сама того не ведая спасла незнакомца и по совместительству будущего мужа.

Подпишись на канал - будет больше историй!