История сосланного в Сибирь польского врача, ставшего легендой для Иркутска

31.07.2018

О доме №33 по улице Марата я писала в проекте «Исчезающий Иркутск» в феврале 2018 года. Это маленькое одноэтажное здание, с жёлтыми ставнями, скрытое от основного потока людей и машин за каменным соседом на Ленина. В марте 2018 года он горел вместе со своим соседом – 35-м домом по Марата. А в июне в редакцию позвонила девушка Милана, семья которой – потомки Целестина Цехановского, польского врача, жившего в нём.

1 из 2
1 из 2

На встречу Милана принесла с собой большую коробку – часть семейного архива. В нём бережно собраны фотографии самого Цехановского, его жены Татьяны Ершовой, их дочерей и внуков. Есть и тот самый дом на Марата – несколько семейных фотографий сделаны на фоне сеней, который сейчас уже вросли в землю, и дома №35. Об истории своей семьи Милана рассказывает легко, на одном дыхании, связывая прошлое и настоящее невидимой, но очень крепкой нитью.

Целестин Михайлович Цехановский родился в 1836 году в городе Гродно, Могилёвской губернии (тогда это была территория Польши). Он окончил Московский университет, был врачом. Вся его семья была участником освободительного движения за независимость Речи Посполитой, Целестин был хозяином явочной квартиры, на которой хранились листовки, оружие. В результате его отец и мать погибли, а Целестина приговорили к каторге «навечно» в Александровском централе. В Сибирь Цехановский прибыл в 1863 году.

Целестин Михайлович Цехановский
Целестин Михайлович Цехановский

«Несмотря на большие лишения, Цехановский с первого дня прихода на Александровский винокуренный завод, будучи в кандалах, принялся лечить каторжных. Его бесплатное лечение так подействовало на несчастных, что имя Цехановского ежедневно упоминалось во время молитвы. Крестьяне села Александровского, узнав о появлении «великого человека», стали просить начальника тюрьмы отпускать к ним доктора хотя бы на час», — говорится в архивном документе.

И Цехановскому разрешили посещать окрестные деревни под конвоем и в кандалах. Доктор делал это в любую погоду. Крестьяне расплачивались с ним, как могли и если могли. Цехановский очень скоро стал широко известен, и начальник тюрьмы разрешил ему снять кандалы. Поляк отказался: «Я могу снять кандалы, когда товарищи от них освободятся, мы по одному делу».

Цехановский провёл на каторге около 8 лет. Там он встретил свою будущую жену – Татьяну Ершову. Она была из крестьян. Милана предполагает, что они поженились по любви.

Татьяна Ершова и дочери на Марата
Татьяна Ершова и дочери на Марата

Целестин Михайлович вышел на поселение в 1882 году вместе с женой, продолжил работать сельским врачом. Через некоторое время Цехановский перевёз семью в Иркутск. По мнению Миланы, дом был записан на его жену, поэтому в документах и значится как «Жилой дом Т.П. Ершовой»: Цехановский как ссыльный поляк не мог иметь недвижимого имущества. В феврале мы с историком Алексеем Петровым предполагали, что Цехановский и Ершова могли оказаться родственниками, но с уверенностью связать эти две фамилии не могли.

Цехановский был инициатором строительства Нагорной амбулатории для бедных и неимущих в Иркутске. Через 2 года после смерти врача, в 1908 году, ей дадут его имя.

После переезда Целестин Михайлович продолжил врачебную практику. С утра он ехал в бедные районы, лечил больных. Часто у его пациентов не хватало денег даже на еду. Целестин Михайлович в таких случаях не только оставлял лекарства, но и давал денег на продукты. После обеда врач вёл приём в амбулатории, нередко – до позднего вечера.

Статья о Ц.М. Цехановском
Статья о Ц.М. Цехановском

В семье Цехановского было семеро детей – трое мальчиков и четыре девочки. Судьба сыновей была трагичной. Старший сын – Петр – работал юристом в Иркутске, он умер в 1921 году от рака, не успев завести семью. Средний сын – Степан – был инженером, работал на заводах в Иркутске, Москве, Петербурге. У него было двое сыновей и дочка. В 1937 году он был расстрелян, следы детей, которые были высланы вместе с матерью в Стерлитамак, утеряны. Младший – Михаил – был студентом-медиком и во время волнений в Москве в 1905 году был зверски убит. По воспоминаниям старшей дочери, это известие сильно подкосило Целестина Михайловича, он умер вскоре после этого, в 1906 году, на 71-м году жизни, хоронить врача пришёл весь город. Жена Целестина Цехановского Татьяна Ершова пережила мужа почти на 30 лет и умерла в 1934 году в возрасте 82 лет.

сыновья Цехановского Степан и Петр с детьми и прислугой.
сыновья Цехановского Степан и Петр с детьми и прислугой.

Могилу Целестина Цехановского сейчас в Иркутске не найти – он был похоронен в католической части Иерусалимского кладбища, которое затем стало парком. В 2007 году его правнук Георгий побывал в Польше, где прошло захоронение урны с символическими останками с могилы Цехановского под памятником «Матери Сибирячке». На церемонии присутствовали представители мэрии и почётного караула.

Все дочери Цехановского получили образование на Высших женских курсах в Санкт-Петербурге. Там прапрабабушка Миланы Мария Целестиновна вышла замуж за студента-юриста Дмитрия Михайловича Колесникова. После окончания учёбы они вернулись в родительский дом на Луговой (ныне Марата) в Иркутск. В этом браке родилось трое дочерей.

Дочери Цехановского Мария, Фёкла, Анна, Софья
Дочери Цехановского Мария, Фёкла, Анна, Софья

Остальные дочери Цехановского со своими семьями уехали из Иркутска. Анна Целестиновна – в Читу, а затем в 1920-е годы – в Харбин и Голландию. Фёкла Целестиновна эмигрировала в 1912 год в Америку: сначала в Сан-Франциско, а затем в Филадельфию. Младшая – София – уехала в Китай в годы революции, в СССР смогла вернуться в 1947 году – после этого её следы теряются. Фёкла, Анна и Мария поддерживали связь всю жизни – писали друг другу письма и посылали открытки.

Семья Фёклы (Теклы) Целестиновны в Америке
Семья Фёклы (Теклы) Целестиновны в Америке

Милана рассказывает, что история о том, как и почему семья уехала из дома по улице Марата, 33, не сохранилась. Известно, что это произошло до Великой Отечественной войны. В тяжёлое время дочери Марии Целестиновны — Нине Дмитриевне — было трудно справляться одной с двумя маленькими детьми в Иркутске, мужа призвали в армию, родителей уже не было в живых. Старшая сестра Наталья Дмитриевна помогла перебраться к ней в Улан-Удэ. Стали выживать вместе – две сестры и их дети.

Жизненный путь Целестина Цехановского и историю смогли восстановить Милана и её дед Георгий Прокопьевич. Отправной точкой стал рукописный дневник бабушки Георгия Прокопьевича, к которому прилагалась карта Российской империи: на ней жирной чёрной чертой отмечен путь Цехановского из Польши в Иркутск. Затем была работа с польской диаспорой и в архиве в Иркутске, запросы в Польшу.

Внучка Цехановскго Нина с сыновьями Георгием и Михаилом
Внучка Цехановскго Нина с сыновьями Георгием и Михаилом

Потомки Цехановского продолжили работать в медицине: правнучка Целестина Михайловича Ирина Александровна (дочь Натальи Дмитриевны) 40 лет проработала провизором, праправнучки Ирина и тётя Миланы Евгения работают врачами по настоящее время.

Дом Целестина Цехановского сейчас продаётся, цена — несколько десятков миллионов рублей. Милана пыталась связаться с продавцом через агентство недвижимости, которое выставило его на продажу, для того, чтобы поговорить об истории дома: может быть это поможет по цепочке дойти до тех, кому дом достался после того, как оттуда уехала её семья. Но пока ответа не получила.

Прапраправнучки Цехановского: Екатерина, Дарья и Милана
Прапраправнучки Цехановского: Екатерина, Дарья и Милана

Здание по улице Марата, 33 указано в приказе службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области от 4 мая 2017 года «Об утверждении предмета охраны исторического поселения город Иркутск». По мнению чиновников, оно имеет историко-культурную ценность в составе градостроительного ансамбля – застройки улицы. Потомкам же Целестина Цехановского хотелось бы сохранить его в первую очередь как память о добром докторе, филантропе и свободолюбивом человеке, человеке с большой буквы.

Ещё у Миланы есть мечта — издать книгу о своей семье, сделать экземпляры для всех родственников и оставить в конце пустые страницы, чтобы каждый мог вписать туда историю своей ветки.