На чёрный день

9 July 2020

Если долго откладывать на черный день, он обязательно настанет? Не факт.

Сашенька Калистратова с детства слыла особой осторожной и скопидомной. Удивительнейшим образом умудрялась постоянно откладывать кусочки "на черный день".

- В большой семье иначе не выжить, - пожимая плечами, говорила она, доставая из закромов засохшие шоколадные конфетки.

Сватались к ней женихи, но она решила из села уехать в город и там, обустроившись, обзавестись семьёй.

- Одной выжить проще, - эту спорную истину Сашенька пронесла через всю жизнь.

Фото из личного архива автора
Фото из личного архива автора

Устроилась на завод, жила в общежитии, и откладывала, откладывала, откладывала. Во всем себе отказывала, но откладывала. На черный день.

- Мать заболела сильно, врачи говорят, нужна операция, очередь большая, в Москву надо везти. Собираем с миру по нитке, Шур, - плача, сообщила старшая сестра.

- Нету у меня ни копеечки, - горько зарыдав, сказала Сашенька, - откуда ж взять?..

Мать умерла довольно скоро. Изношенный тяжелыми трудами организм не выдержал и до операции не дожил. На похоронах Сашенька стояла в резиновых ботах, зачем-то выкрашеных зелёнкой, и драном платочке.

- Давай зашью, Шур, нешто в городе иголки с нитками в дефиците? - удивилась средняя сестра.

- Откуда ж лишние денежки? - вздохнула Саша.

Замуж Сашенька так и не вышла. Помаленьку подсчитывая, она пришла к неутешительному выводу - мужа содержать выйдет дороже, чем жить одной, несмотря на вторую зарплату.

Приходя в магазин, сокрушалась, что нельзя купить пяточек яиц, а только десяточек. Копила, копила. На одежду не обращала внимания, и та ветшала прям на ней. Получив свою, отдельную квартиру, обставлять ее не стала. Кровать с панцирной сеткой, шкаф с помойки.

- Так просторнее даже, - сказала сестрам, да и деньжонок на роскошества совсем нет.

Годы шли, и вот уже промчались десятилетия, Сашенька Калистратова вышла на пенсию.

- Поживи ты хоть теперь для себя, Шура! - увещевала единственная оставшаяся в живых младшая сестра.

- Пожила бы, да не на что, - плакала Сашенька.

Много лет ее, сухонькую старушку в обносках, видели у магазина, и, жалея, подавали кто рублем, а кто товаром. Спрашивали - вперив глаза в пол тихо отвечала:

- На похороны свои собираю..

После смерти Сашеньки на ее сберегательной книжке обнаружилось пять миллионов. Не дожила она до черного дня...