Эмиграция по кругу или наш путь от Лейпцига до Лейпцига

Быть эмигрантом - трудно. У всех этот период растягивается на разный промежуток времени, у меня же он исчислялся не годами, а городами. Когда мы первый раз приехали в Лейпциг, я была эмигрантом, а когда вернулись сюда через несколько лет, то чувствовала себя не немкой, конечно же, ни в коем случае, но уже жительницей Европы.

Сначала я полюбила Лейпциг, хотя был он еще запущенный и какой-то серый. Потом он стал мне неприятен - на него, беднягу, пришелся сложный период адаптации. Но, сказать по правде, неприятен был менее, чем другие города, где мы жили, и в душу он мне все-таки запал.

Leipzig, Marktplatz
Leipzig, Marktplatz

Вообще, иногда надо уехать, чтобы понять, что любишь. А уезжали мы часто, потому что работа мужа мотала нас по всей Германии. Новое место нравилось не всегда, но на западе люди не выбирают, где жить, и живут там, где есть работа.

Когда мы уехали в первый раз из Лейпцига, я скучала по нему и говорила, что этим отъездом мы сбили какую-то заданную программу, распрограммировали счастье, в общем, несла бред. Я сейчас перечислю города, где мы жили, чтобы лучше понять, как выглядели наши перемещения.

Сначала мы поселились в Глаухау - маленьком городишке в Саксонии, но его можно не считать. Там языковые курсы были, шесть месяцев, и с местным населением мы почти не общались. Из достопримечательностей я только эту помню - Бисмарктурм, Башня Бисмарка. Мы пикник там с нашей учительницей устраивали по поводу окончания курсов.

Башня построена в 1910-м году в честь Бисмарка. Ее высота - 45 метров, строительным материалом послужил песчаник из саксонского городка Пирна.
В башне - четыре этажа. На первом находится зал памяти жертвам Первой мировой войны, второй этаж, теоретически, жилой. До войны там было что-то вроде хостела для подростков и трехкомнатная квартира для директора. С 1957-го по 1972-й этаж занимала какая-то семья. Они обслуживали водонапорный отдел башни - третий. И на последнем этаже - смотровая площадка, попасть куда проблематично. Просто потому, что у башни нет определенных часов работы. При хорошей погоде оттуда виден Лейпциг, куда мы переехали после Глаухау. Кстати, во времена ГДР башню переименовали по извесным соображениям, и она называлась тогда Башней Мира - Friedensturm.

В Лейпциге мы провели три года. Из них полтора я жила без мужа, с двухлетним Мишкой на руках. Без единого знакомого и практически без языка. Муж на другие курсы в Дрезден уехал, для врачей иностранцев, и видеть нас мог только по выходным. Очень неприятное время! Я не про выходные, а вообще.
Потом все было более или менее хорошо - появились друзья, Сашка родился, Мишка в первый класс пошел... Контракт в клинике закончился, поехали дальше.

Leipzig, Thomaskirche
Leipzig, Thomaskirche

Дюльмен… Маленький город около Мюнстера, чужие там не ходят, все принадлежит какому-то герцогу. То есть, абсолютно все, от магазинов до танцевальной школы на соседней улице! Купить, к примеру, можно только дом, а не участок, за землю пахт герцогу платить надо пожизненно.

Dülmen
Dülmen

У того хобби было интересное - лошадей Пржевальского разводить. Дюльмен иногда так и называют - город последних диких лошадей Европы. Не спрашивайте, зачем они ему нужны, хобби - это иррационально.

Dülmen
Dülmen

Слава богу, в Дюльмене мы задержались всего на девять месяцев, а то я бы повесилась. Ко всеобщему удовольствию, муж не поладил с шефом и тут же нашел работу в Крефельде, это - в Северном Рейн-Вестфалии, около Дюссельдорфа.
К Крефельду мы быстро привыкли, друзьями и знакомыми обзавелись, и соседи были бесподобные - Эльке, 62 года, медсестра из Восточного Берлина, святой человек! Столько с нашими детьми возилась, чуть ли не за внуков их считала! И полька Маргарета с королевской фамилией Фон Ройен, от мужа немца досталась.

С Маргаретой мы жили на одной лестничной клетке, двери в наших квартирах не запирались никогда, а смысл? Дети и собаки постоянно туда-сюда бегали, соль, опять же, время от времени заканчивалась, она была счастлива. Говорила, что впервые себя как дома в Германии чувствует. С ней ко мне по-настоящему пришел немецкий, потому что ее язык был безупречен, она подростком в Германию приехала. Только почему-то у меня швейцарский акцент появился, а я сроду со швейцарцами не общалась!

Krefeld
Krefeld

Очень интересно семья Маргареты эмигрировала. Это еще до того было, как Польша в Евросоюз вошла. У немцев все просто в плане эмиграции: или у тебя немецкие корни есть, или еврейские. А они чистые поляки. Да вот история семейная у них необычная… Прадед Маргареты в личной гвардии Гитлера состоял, был там единственным не немцем. Как он туда попал - не спрашивайте, не знаю. Естественно, в советской Польше этот факт не афишировали, а когда уехать в Германию захотели, документ о доблестной службе прадеда к делу пришили. И сразу разрешение на въезд получили! Это я к тому, что в Германии скрытые и явные поклонники нацистского режима были, есть и будут. И даже, как видите, на государственном уровне.

Только жизнь наладилась, как надо было опять ехать. Это не наша блажь, тогда в Германии среди врачей безработица была дикая, работу с разбегу не найти. Например, наш приятель Дима, анестезист, год улицы в Лейпциге мел, пока в больнице ассистентской ставки не дождался!

По иронии судьбы очередное рабочее место у мужа опять в Лейпциге оказалось, на насиженное место, считай, вернулись, и на целых пять лет. Душевное время! Детей в сразу в интернациональную школу отдали, не было как-то особого желания в немецкой общеобразовательной системе их оставлять. Мы знали уже, что, скорее всего, в Германии не задержимся, пусть сразу в такой школе учатся, какую в любой стране мира найти можно. Круг общения - интереснейший! И наши, и не наши, от пианистов до дипломатов. И главное, все такие же бродяги как мы.

Но мы опять уехали. А просто так, в поисках чего-нибудь новенького. Сбылась мечта идиота, или плохой звезде плохо везде - это про меня. Срифмуйте слово “звезда” с первым пришедшим в голову, и вы поймете, что я имею в виду. Так я в шутку говорила тем знакомым, которые спрашивали, и что нам на одном месте не сидится. На самом деле нам очень нравится сам процесс смены городов и стран, это почти как путешествие, только более глобально и интересно.