Ротвейлер Альфред и Самая южная точка Норвегии

- Ты уже горазда встать?

- Я уже горазда не заснуть.

Спать действительно не хотелось, несмотря на позднее засыпание вчера. Смотрю в окно, день вроде обещает быть хорошим.

Всего три дня находимся в Норвегии, а мне уже хочется быть блондинкой, хотя норвежки в основной своей массе брюнетки. Но встречаются такие скандинавско-белокурые головки, что любо-дорого посмотреть. Вообще, люди здесь ухоженные, приятные, полных практически нет. Очень молодые мамы и папы. Самим, дай бог, по 27-28, а уже по двое детишек везут в коляске. Куда там голландкам, среднестатистически рожавшим первого ребенка в 32 года. Сегодня утром обнаружили полчища муравьев на кухне. Главное, непонятно, откуда они взялись: из стены выползают, делают какие-то свои дела на полу и в шкафах и опять в стену уползают. Понаблюдали за ними и поехали куда-нибудь покататься. По пути останавливались, потому что было красиво, и Боре тоже хотелось задумчиво посмотреть вдаль и сказать: "Какая красота!"

Это Мишка к подснежникам направляется.

А это он, как и Боря, задумчиво вдаль смотрит. Наверное, еще не проснулся.

Заехали в Бали. Это маленький населенный пункт километрах в 15 от нашего дома. Там было обещано: рыбка - свежая и копченая, ресторан, где подавали свежепойманную рыбу, и бутик с сувенирами. В наличии оказался только бутик. Да и то, не бутик, а обыкновенная сувенирная лавка. Рыба ловилась только с четверга по субботу, ресторан работал только летом. Зато в магазине с сувенирами мы встретили роскошного добродушного ротвейлера. Его звали Альфредом.

А еще мы увидели смотрителя нашего дома. Этот прохиндей еще раз подтвердил, что лодки все заняты, потому что люди, приезжающие на рыбалку, арендуют их по три штуки на дом, и на все дома лодок не хватает. А в условиях аренды, между прочим, сказано, что лодка будет. В конце разговора смотритель по-русски спросил нас: «Ну, что?» Оказалось, его жена была русская, и сам он прилично понабрался русских слов. Жена - бывшая. Да и кто выдержит жить круглый год в такой дыре и с таким мужем? Одна из этих лодок могла бы быть нашей, хотя для меня, лично, плавать на моторке по Северному морю еще как-то холодновато.

Накупили магнитиков и шапочек с норвежской символикой и поехали дальше на самую южную точку Норвегии – Lindesnes Fyr, где нас ждали маяк, скалы и укрепления времен Второй Мировой войны.

Самая южная материковая точка Норвегии называется Lindesnes Fyr, там есть маяк, скалы и укрепления времен Второй Мировой войны. Пейзаж - совершенно открыточный в самом лучшем смысле этого слова. Очень синее море, очень голубое небо, серые рельефные скалы и яркие коричневые и белые дома.

Южная точка оказалась не самой теплой, дул сильный ветер, и я сразу замерзла.

Вот и весь населенный пункт.

Правда, на самом берегу моря есть еще большой красный маяк.

Вместо приличной дороги, в конце которой находилась касса, где нужно было взять билеты, мы полезли через горы и окопы. Про кассу - честно, не знали, шли там, где интереснее было идти.

По дороге с трудом оторвали детей от лужи с саламандрами (во всяком случае, так этих тритонов назвал Мишка) и потащились смотреть достопримечательности. На фотографии виден фрагмент Мишки, рассматривающий лужу, Сашка склонился над ней с другой стороны горы.

Мне нравятся туристические местечки Норвегии: куда мы не приедем, везде мы единственные туристы на все южное побережье.

Это я на фоне детей и моря.

Для чего эта красная штука на скале, я не знаю. А бинокль, купленный сто лет назад с неизвестно какой целью, пригодился впервые.

Этот маяк – старейший и южнейший в Норвегии, который находится на материке. Первый сигнальный огонь здесь зажегся еще в 1655-м году, а современное здание маяка построено в 1915-м и после зоопарка в Кристиансанде является вторым по посещаемости аттракционом Норвегии. Вот бы не подумала!

Железная лестница, ведущая на маяк, была не то чтобы хлипкая, но какая-то шаткая и ненадежная. Все равно залезла, хотя мои отношения с высотой не очень хорошие.

Видите окружность внизу? Это - остатки артиллерийской батареи, здесь норвежская армия держала оборону против немецкого десанта. Правда, держала очень недолгое время.

Суровые места. Внутренности скал все изрыты катакомбами, какие-то ходы открыты для публики, самые узкие и глубокие замурованы на всякий случай.

Мы залезли во все доступные, конечно.

Как-то проголодались мы быстро на норвежском ветру. Обратно пошли нормальной дорогой, мимо кассы. Если бы мы сразу пошли по ней, то заплатили бы на четверых 20 евро. И как раз столько мы «потеряли» в магазине, забыв на кассе оплаченную уже жареную курицу. Жалко, но справедливо.

Как-то проголодались мы быстро на норвежском ветру. Обратно пошли нормальной дорогой, мимо кассы. Если бы мы сразу пошли по ней, то заплатили бы на четверых 20 евро. И как раз столько мы «потеряли» в магазине, забыв на кассе оплаченную уже жареную курицу. Жалко, но справедливо.