«Господь дал мне ремесло в руки»

19.10.2017

Владимир Георгиевич Захаренко — один из последних представителей уникальной, когда-то широко распространенной в Иркутске профессии — мастер художественной резьбы по дереву. Он работает при Харлампиевской церкви, создает резную утварь для православных храмов, наличники для старинных усадеб и резные ружейные приклады.

Мы встретились с Владимиром Георгиевичем в его мастерской — это небольшая уютная каморка на прихрамовой территории. На стенах — резные картины, на большой доске прикреплены листы с набросками будущих работ.

— Мне приходится быть и дизайнером, и художником, уметь рисовать обязательно для резчика, — поясняет мастер. — Составлять орнамент, рассчитывать пропорции. Это комплексная работа. Сам я занимаюсь художественной резкой больше 30 лет. Ремесло — как профессиональный спорт: подготовка начинается с раннего детства.

Путь к призванию

Я родился в селе Умыган Тулунского района. Это старинное село по старому Московскому тракту. Отцы нас учили с раннего детства держать молоток, помогали. В юности во Дворце пионеров умения закрепились.

Чтобы быть профессиональным резчиком, не обязательно иметь специальное образование. Оно вообще мало что дает, только базу для познания любого ремесла, искусства, науки. Самое важное — самообучение.

По первому образованию я инженер. Окончил институт и до 1991 года чувствовал себя хозяином жизни. Получал неплохо. Потом не стало Союза, стало мало денег. Начались лихие 90-е, кооперативы, частные предприятия… Эта суета, когда главная цель — деньги. Так человек начинает деградировать как личность в первую очередь. Думаешь, а чего ты работаешь? Для кого? На руках были двое детей, которых надо кормить и поить. Тогда я понял, что Господь-то дал мне ремесло в руки.

Был 2001—2002 год, я познакомился с батюшкой, пришел в этот храм. С тех пор мой приоритет — украшение церквей. Нас два резчика, мой товарищ — Валерий Иванович Конончук. Мы работаем не только с Харлампиевским храмом, но и с церквями в Якутии, Бурятии, в городах нашей области.

Меж наукой и красотой

Люблю говорить, что работа резчика — нечто вроде синусоида. Вот, скажем, если провести прямую линию, по одну сторону находится чистое ремесло, а по другую — искусство. Так вот резчик работает по обе стороны от этой черты — туда-сюда.

Приходится быть художником, осмыслить идею, превращать ее в графический образ, передавать в рельефе. Приходится быть ремесленником, когда выполняешь черновые работы, фрезерование, резку. Эта работа не дает заснуть, не дает распускаться. Не только в физической форме, но и в духовной, и в эмоциональной.

Как правило, резчики работают в одиночестве. Если нужно сделать, например, киот для храма, мастер прорисовывает его на бумаге, определяет пропорции — так появляется шаблон для столяров. Пока они заняты своей работой, мастер-резчик разрабатывает орнамент, который затем наносит на подготовленные столярами детали.

Чтобы совладать с деревом, нужно опробовать его «волны». Надо почувствовать его. Поэтому в начале всегда делается пробник. Все необходимое для работы всегда рядом — стамески и ножи, а самое драгоценное орудие — советские кованые резцы. Вот эти берут все! Уже так не делают, нет таких кузнецов.

ИА "Иркутск онлайн"

Читайте далее: http://www.irk.ru/magazine/first/64142/