56 117 subscribers

Как Чингисхан поссорился с султаном Хорезма и начал Монгольскую мировую войну

14k full reads
17k story viewsUnique page visitors
14k read the story to the endThat's 81% of the total page views
3 minutes — average reading time
Памятник Чингисхану в Монголии. Фото с сайта Яндекс картинки
Памятник Чингисхану в Монголии. Фото с сайта Яндекс картинки
Памятник Чингисхану в Монголии. Фото с сайта Яндекс картинки

Великий и ужасный Чингисхан, сын степей, объединитель монголов и гроза Северного Китая к 1017 г. завоевал все, что только хотел. Ему подчинялись все племена Внутренней Монголии, лесные народы Сибири, могущественные тангуты, создавшие империю у Желтой реки, кидани, проживавшие в долине реки Ляо, уйгуры, чжурчженьские династии Китая со столицей в Чжунду (нынешний Пекин) и прочая, и прочая. Десятки миллионов жителей Дальнего Востока считали Большого хана своим господином и хранили ему верность, кто по чистой совести, а кто из страха отмщения за предательство и бунт.

Чингисхан контролировал весь Великий шелковый путь, за исключением его начала в царстве Сун и окончания в странах Ближнего Востока. Завоевание Северного Китая принесло хану монголов такие богатства, что даже после дележа добычи с солдатами, он вынужден был построить для хранения остатков Желтый дворец, а точнее целую систему вместительных "пакгаузов".

Товары лежали мертвым грузом, и Чингисхану это не нравилось. Ему хотелось использовать выгоды завоевательных походов в коммерческих интересах. Глава монгольской империи думал провести остаток дней (а он уже был не молод) в спокойном созерцании Великого Синего Неба, в кругу своей семьи, скота и лошадей, без которых монголы не мыслили счастливой жизни.

Еще владыке кочевого мира хотелось приобщить монголов к эксклюзивным товарам ближневосточного производства. Как ни далеко находилась Монголия от Средней Азии, но даже в этих диких местах знали, что в низовьях Амударьи раскинулась волшебная страна Хорезм, декхане которой выращивают хлопок, а ремесленники производят удивительную хлопковую ткань, что мусульмане Хорезма великие мастера по части изготовления лучшей в мире стали, и что только на Ближнем Востоке умеют выделывать стекло.

 Древний Хорезм. Фото с сайта Яндекс картинки
Древний Хорезм. Фото с сайта Яндекс картинки
Древний Хорезм. Фото с сайта Яндекс картинки

Вознамерившись организовать крупную межрегиональную торговлю, Чингисхан написал султану Хорезма Мухаммаду II вежливое письмо. В нем говорилось, что две великие державы, разделенные тысячами километров пути, не имеют явных повода к конфликту, зато им - этим державам - неплохо бы затеять масштабный товарооборот. Единственное, что в этом письме могло хоть как-то оскорбить султана, так это то, что Чингисхан назвал его своим сыном. Он так и написал: "Я приму тебя как своего сына". Лучше было использовать другую формулировку. Например, "мы с тобой как близнецы-братья" или что-нибудь в этом роде. Но слово - не воробей, выпустил - не поймаешь!

Мухаммад II подумал и согласился участвовать в проекте Чингисхана, но был ли он искренен с великим завоевателем, вот в чем вопрос.

Довольный сверх всякой меры Чингисхан снарядил и отправил в Хорезм огромный караван товаров. Вереница нагруженных верблюдов мирно брела по торговому пути и, наконец, приблизилась к северо-западным пределам Хорезма. Ничто не предвещало беды. Но, как только караван пересек границу провинции Отрар, ее наместник напал на торговцев, перебил всех до единого и украл все товары.

Чингисхан потребовал от султана примерно наказать преступника, но Мухаммад II повёл себя иначе. Вместо того, чтобы восстановить справедливость, он велел убить двух монгольских посланников, а остальным обезобразил лица и в таком неприглядном виде отправил домой.

Мог ли Чингисхан стерпеть хотя бы сотую долю таких оскорблений? Он на три дня и три ночи затворился на священной горе Бурхан-Халдун и, обращаясь к Великому Синему Небу, восклицал:

"Я не был отцом этой распри, даруй мне силы для отмщения".

Так началась новая страница в истории монгольских завоеваний, завершившаяся через 50 лет под стенами венгерского Пешта, которую Дж. Уезерфорд метко назвал Монгольской мировой войной.

Вам может быть интересно:

Как лучший полководец Чингисхана перехитрил герцога Силезии в битве при ЛегницеБитва на Калке глазами монгольских военачальников Джэбэ и СубэдэяКак Тэмуджин создал монгольский народ и стал его Великим ханомЖестокость монгольских завоеваний - исторический миф или реальность

Читать все выпуски канала ИстПросвет