Вместо закона о фейковых новостях и оскорблении власти Екатерина II использовала набожного и "смирного старикашку"

Не было такого времени, чтобы власть как - то не боролась и не противостояла высказываниям и действиям этой власти не выгодным и порочащим эту самую власть.

Наша правящая партия, которая аки Цербер, стоит на страже "излишнего" словоблудия всех оппозиционных сил решила использовать в этом направлении законы о фейковых новостях и оскорблении власти.

Императрица всероссийская Екатерина II Великая поступала несколько по - другому. И, надо признать, цели своей достигла.

Мудрая женщина была и многоопытная...

Вопрос о том, как пресечь все оскорбительные слухи в отношении ея Императорского Величества остро встал в то время, когда в народе пошла мода говорить о"марьяже" императрицы и о "сладостных маханиях" с Григорием Орловым - ему Екатерина Алексеевна была обязана троном.

О личной жизни императрицы в таких неуважительных тонах говорили и на рынках, и в будуарах, и просто на улице.

Екатерина, учитывая свое еще довольно не прочное положение на престоле Российском, решила всю эту свистопляску прекратить. И издала закон " О молчании", который был призван пресечь "ложные измышления в отношении венценосных особ и первых вельмож государства".

Закон помог, но с самими "первыми вельможами государства", а так же и с дамами высшего света, которые тоже не прочь были потрепаться насчет личной жизни императрицы, Екатерина II стала поступать несколько по - другому.

В помощь себе в этом весьма щекотливом деле, Екатерина определила Степана Ивановича Шешковского - благообразного и очень набожного "небольшого росту и комплекции" человека, который несмотря на всю свою плюгавость мастерски владел искусством заплечных дел мастера.

Немногим позднее имя Степана Ивановича прогремело (тайно, конечно) на весь Петербург и даже степенные вельможи государства российского вместе со своим женами статс - дамами и любовницами - фрейлинами императрицы очень и очень опасались попасть в знаменитое кресло Степана Ивановича.

Благодаря этому креслу Степан Иванович Шешковский дослужился до чина тайного советника, что соответствует сейчас званию генерал - лейтенанта

Всю схему по тому как "укоротить язык и наставить на путь истинный и праведный" Степан Иванович придумал сам.

Опишем ее словами графини Прасковьи Брюс - ближайшей подруги и наперсницы Екатерины.

Вина Брюсши состояла в том, что она с благосклонностью относилась к ухаживаниям Гришки Орлова, который не давал проходу всем мало - мальски смазливым дамам и девицам.

Однажды, она прибежала к Екатерине и со слезами на глазах выпалила:

"Като, ты не представляешь, что произошло - меня высекли! Лучше бы меня изнасиловали!"

И рассказала всю историю:

"Ехала я домой, Като, и не заметила как на козлах кареты сменили кучера. Привезли в маленький особнячок, где под иконами, жуя просфорку, сидел старикашка, который спросил:
"Что же ты это, курва, расфуфыренная себе позволяешь?"
И посадил в кресло. А кресло то опустилось в подпол да так, что голова моя снаружи осталась а низ в подполье провис.
Чьи то умелые руки задрали платье мое и я уже, Като, начала готовиться к самому худшему, а меня начали сечь!
А старичок, продолжая жевать просфорку во время всей этой экзекуции приговаривал:
"Не путайся с Гришкой, стерва!"

Екатерина, во время всего этого монолога не переставала удивляться и ужасаться услышанному, тая усмешку в уголках маленьких, сжатых в куриную гузку, рта...

Много прошло через Степана Ивановича Шешковского народа высшего света Санкт - Петербурга после посещения которого все они стали куда более сдержаннее в своих речах и поступках...

А тайный советник Российской Империи получил значительный пенсион и свою давнишнюю мечту - деревеньку с людишками крепостными и свежевыстроенным Храмом Божьим!

Если Вам, уважаемый наш читатель, понравилась публикация, то будьте так добры - не забудьте:

- нажать "палец вверх";

- подписаться на канал;

- оставить комментарий.

Спасибо Вам большое, что Вы с нами и да храни Вас Господь!