Книжные итоги 2018 года

Нет, до меня не как до жирафа, и я не тормоз. Просто люблю подводить итоги, когда впечатления позабылись и сгладились. Первый день весны, как по мне, идеально подходит для книжных итогов предыдущего года.

Писателем моей "Книжной полки" 2018 года стал Уильям Сомерсет Моэм.

Насмешник. Портрет С. Моэма, 1911, Джеральд Келли
Насмешник. Портрет С. Моэма, 1911, Джеральд Келли

Мне нравится перечитывать. В первый раз поневоле следишь за сюжетом, знакомство как таковое начинается со второго-третьего, при условии, конечно, что к книге хочется возвращаться. Многое проступает и замечается, лишь когда сюжет перестает отвлекать от деталей. С таким писателем как Сомерсет Моэм это особенно важно.

Теккерей, описывая типы рассказчиков, говорил, что некоторые писатели существуют лишь благодаря историям своих соседей. В Англии в поколении Сомерсета Моэма таких писателей-"сплетников" было три: он сам (1874 — 1965), Джон Голсуорси (1867 — 1933) и Арнольд Беннет (1867 — 1931). На их примере можно сравнивать, как случай играет судьбами. Голсуорси за эпическую семейную "Сагу о Форсайтах" получил Нобелевскую премию по литературе, Беннет еще при жизни считался великим романистом. Сомерсету Моэму оставалось утешаться тем, что он на своих романах гораздо больше заработал и надолго обоих пережил.

"Бремя страстей человеческих", "Луна и грош", "Пироги и пиво" и "Узорный покров" я перечитывала, а эссе и роман "Острие бритвы" впервые прочитала в прошедшем 2018-ом.

И меня вновь поразило, насколько актуальна проблематика романов Сомерсета Моэма. Голсуорси, хоть он и нобелевский лауреат, перечитывать не так интересно. Если стилистика Голсуорси может показаться устаревшей, то проблематика с конфликтами, действительно, устарели. Что-то близкое к тому, что сам Сомерсет Моэм в эссе "Подводя итоги" писал об Ибсене:

Появление Ибсена совпало с движением за освобождение женщин от домашнего рабства, в котором они так долго пребывали... /.../ Сейчас, когда право женщины на собственную личность общепризнано, невозможно смотреть "Кукольный дом" без чувства досады.

Коллизии Сомерсета Моэма, на первый взгляд, близки к описываемым Голсуорси, но... нет ощущения нафталинового душка и "преданий старины минувшей". "Острие бритвы", например, — на редкость злободневная история о личном самоопределении с развитием и поиском места в жизни. В наступившем году я планирую перечитать "Острие бритвы", чтобы, все-таки, написать об этом романе, и еще "Театр" с высоты совсем другого возраста.

Обложка аудикниги "Раз в год в Скиролавках"
Обложка аудикниги "Раз в год в Скиролавках"

Открытием и романом 2018 года стал поляк Збигнев Ненацкий с его "Раз в год в Скиролавках". Эта история о том, что человек — существо биологически-социальное, и первое не менее важно, нежели второе, стала для меня самым ярким читательским впечатлением прошедшего года. Хотя я не рискнула бы никому советовать этот роман, потому что он способен вызвать сильнейшее отторжение. Саркастичность Ненацкого может оттолкнуть.

Иллюстрация к трилогии о живых кораблях Робин Хобб
Иллюстрация к трилогии о живых кораблях Робин Хобб

Фантастикой года, или, точнее, "самым фантастическим миром года" запомнилась, как ни странно, "Сага о живых кораблях" Робин Хобб. Как ни странно, потому что это далеко не лучшая проза, даже если подходить к ней с мерками чисто развлекательного чтения. Но... это первое, что вспоминается без списка. И даже если в список подглядывать, все равно кажется самым ярким впечатлением из всего прочитанного за год.