Ошеломительная проза Бруно Шульца

27 April 2020
331 full read
1 min.
492 story viewsUnique page visitors
331 read the story to the endThat's 67% of the total page views
1 minute — average reading time

"Коричные лавки" (1934) Бруно Шульца производят невероятное впечатление. Настолько странное, что поначалу не понятно даже, нравится или не нравится этот калейдоскоп, напластования, сукцессия слов. "Я паразитирую на метафорах", писал Бруно Шульц о своей прозе.

Обложка "Коричных лавок" с рисунком Бруно Шульца, который был не только писателем, но и художником
Обложка "Коричных лавок" с рисунком Бруно Шульца, который был не только писателем, но и художником
Обложка "Коричных лавок" с рисунком Бруно Шульца, который был не только писателем, но и художником

В "Коричных лавках" сюжет с характерами отступают, превращаясь в детали, на фоне прозы второстепенные. А проза предстает стихией. Местами непонятно из-за редких слов, например: "Экземплификация загадки жизни", или потому, что знакомые слова сводятся в обескураживающем порядке: "проснуться трансцендентно рано". Язык кажется перегруженным. Словесное изобилие почти пугает, как высоченная гора, на которую надо взобраться в жару или под дождем:

Ах! Куда же подевалось щебечущее почкование, плодоношение, поспешное и небывалое в букетах ламп этих, из которых, как из взрывающихся волшебных тортов, выпархивали крылатые фантасмагории, дробя воздух талиями магических карт, осыпая их цветными аплодисментами, сыплющимися сплошной чешуей лазури, павлиньей, попугайной зелени, металлическими отблесками, прочерчивая в воздухе линии и арабески, мерцающие следы полетов и кружений, распахивая цветные веера трепета, долго потом не исчезавшие из богатого и блистающего воздуха.

Читать трудно. Понять еще труднее. Далеко не каждая фраза поддается с первого раза. Но когда в этом словарном море, грозящем утопить, начинаешь улавливать и разбирать образы... Ухитряешься, например, угадать и прочувствовать щенка...

Передвигался он нескладно, катясь боком и наискось в неопределенном направлении, по линии несколько пьяной и неясной. Доминантой же его настроения была некая изначальная и неотчетливая печаль, сиротство, беспомощность и неспособность заполнить пустоту жизни между сенсациями кормежки. 

...все это начинает казаться пленительным. А перед мастерством переводчика хочется снять шляпу, в смысле, выразить глубочайшее почтение.

Бруно Шульц, "Забавы в саду", фото: Краковский национальный музей
Бруно Шульц, "Забавы в саду", фото: Краковский национальный музей
Бруно Шульц, "Забавы в саду", фото: Краковский национальный музей

Того, как написана это книга, ее формы, самой по себе достаточно для чтения. Особенно, если интересоваться поэтикой модернизма. На Западе Бруно Шульца называют гением, его "Коричные лавки" эталонным образцом модернизма в литературе, а 1992 год был объявлен ЮНЕСКО "Годом Бруно Шульца".

Но, помимо формы в ней есть и сюжет, и герои, и множественность тем, и поэтизация реальности. Она рассказывает о детстве, отце, провинциальном городке и его обитателях... О городских сумасшедших, женских ножках, птицах и забытых комнатах... О взаимопроникновении эгоистического сознания и картины мира, о нелинейном течении времени, об антитезе мужского и женского начала, о демиургах и буйстве материи, о возникновении разных форм жизни, о мечтах и реальности...

Но чужие отзывы тут скорей любопытны, нежели полезны. "Коричные лавки" книга, в который каждый прочтет собственную историю, не похожую на истории других читателей. Попробуйте обязательно! Даже если не захочется дочитывать до конца, получите незабываемый читательский опыт.

Бруно Шульц на лестнице своего дома на Флорианской улице г. Дрогобыч, 1933–34, фото: Czeskie Centrum / České centrum Praha
Бруно Шульц на лестнице своего дома на Флорианской улице г. Дрогобыч, 1933–34, фото: Czeskie Centrum / České centrum Praha
Бруно Шульц на лестнице своего дома на Флорианской улице г. Дрогобыч, 1933–34, фото: Czeskie Centrum / České centrum Praha