Владислав Реймонт. Мужики (1904 — 1909)

21 September 2018
515 full reads
3,5 min.
1k story viewsUnique page visitors
515 read the story to the endThat's 49% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Портрет Владислава Реймонта
Портрет Владислава Реймонта

Владислав Реймонт (1867 1925) польский классик, лауреат нобелевской премии по литературе, которую получил в 1924 году с определением "за выдающийся национальный эпос — роман „Мужики".

Роман "Мужики" писался в 1901 1908 годах, преимущественно в Париже, где писатель лечил больное сердце. В романе описывается около года из жизни деревни Липцы. Действие начинается в сентябре и заканчивается в июле следующего года.

Роман изобилует описаниями природы и погоды. Погода большую часть времени представляется неласковой: то зной, то мороз, ливни, грозы и метели как стихийное бедствие. То землю развезло, то избу снесло, то овес от засухи никнет и сохнет, то снегом завалило так, что, пробираясь к соседней избе, заблудиться и насмерть замерзнуть можно.

Сначала вспоминается поговорка о том, что "поляки вечно недовольны погодой", а потом понимаешь, что количество описаний погоды соответствует ее важности в жизни крестьянина, напрямую зависящего от ее циклов, перемен и капризов. За природой с погодой, с одной стороны, очень внимательно наблюдают, с другой обращают внимание, только когда она мешает. Сцена уборки капусты пронзительна по силе впечатления. Зарядили дожди, земля размокает на глазах, в ней вязнут кони и телеги, люди в мокрой насквозь одежде таскают по чавкающей жиже тяжеленные мешки, и, как не спешат наперегонки с дождем, все-таки, не успевают. Часть кочанов так и остается на полях.

Мрачные описания подчеркивают тяготы крестьянской жизни:

Мороз ли стоял жестокий, обжигающий кожу, бушевала ли метель, хлеставшая в лицо ветром и снегом так, что глаз нельзя было открыть, наступала ли оттепель, когда приходилось по целым дням работать по колена в талом снегу и противный сырой холод пронизывал до костей, сыпал ли такой густой снег, что едва можно было разглядеть топор у себя в руках, — все равно, нужно было вскакивать чуть свет, бежать на мельницу и работать до позднего вечера так, что кости трещали и каждая жилка, кажется, готова была лопнуть от натуги.

Душевное состояние людей Реймонт тоже передает при помощи природно-погодных сравнений. Например, про девушку, выходящую замуж за старика, он пишет:

Была она, как сиявший вокруг день, яркий, но по-осеннему глухой и мертвый.

Страдающего человека сравнивает с деревом:

Ее охватила страшная слабость, до того мучительная, что она уже и плакать была не в силах и вся дрожала, как коченеющее от холода деревцо, которое не может ни убежать от гибели, ни на помощь позвать и не знает, как себя защитить.

или замерзающей рекой:

Так в тяжелой неустанной работе шел день за днем, неделя за неделей, до самых святок, и постепенно душа Антека успокоилась, словно затянулась льдом. Он теперь совсем непохож был на прежнего Антека, и люди удивлялись и по-разному объясняли это. Но перемена в нем была только внешняя, кажущаяся. Быстрая и глубокая река, скованная льдом и засыпанная снегом, все шумит и бурлит в глубине — и никто не знает, когда она прорвет свой покров и выйдет из берегов. То же происходило и в душе Антека.

Драматичны в романе не только погодные явления, но и события людской жизни.

Самый богатый хозяин деревни, вдовец Мацей Борына, решает жениться в третий раз на первой деревенской красавице Ягне, которой всего девятнадцать лет. Вся деревня дружно судачит, что когда "старый женится на молоденькой, дьявол веселится". И, в общем, оказывается права. Ягна томится, мучится и начинает изменять старому мужу, начиная с его собственного старшего и женатого сына, Антека. Любопытный момент, что Борыну все называют стариком, а ему, если посчитать, всего лишь слегка за пятьдесят: крестьянская жизнь быстро старит.

Казалось бы, основной конфликт романа в том, что отец с сыном полюбили одну и ту же девушку, и безумно ревнуют ее друг к другу. Но ругаются Мацей с сыном не из-за Ягны, а из-за земли. Антек кричит, что пашет на отца как батрак, а отец не хочет выделить ему надела, хотя у него уже двое собственных сыновей.

В деревне Липцы вообще все и у всех крутится вокруг земли. Мать Ягны, старуха Доминикова, уговаривая ее выйти за Мацея, пообещавшего переписать на невесту шесть моргов, говорит:

А присмотрись ты к людям, — из-за чего все раздоры, для чего все работают, о чем хлопочут? Все о земле, о добре!

Последняя фраза точнее прозвучала бы: "о чем хлопочут? Все о наделах, да имуществе!" Все персонажи Реймонта все время считают чужие морги (морг земельный надел в 0,56 га), возы с сеном, коров, поросят, гусят, перины и даже юбки с коралловыми нитками, оставшиеся после покойной жены. Тот же богач Мацей хочет жениться на Ягне не только потому, что она молода и красива, но еще и потому, что она хозяйская дочь. Положенная ей земля граничит с полями Борыны, и свататься он решается, лишь хорошенько обдумав, что же там можно будет посеять.

Ясек, по прозвищу "Недотепа", придурковатый деревенский парень, везде желанный гость, и какая-нибудь девушка точно не откажется выйти за него замуж, потому что он единственный хозяйский сын, и вся земля отойдет ему одному.

И люди так меркантильны и расчетливы не потому, что жадные, а потому, что жизнь тяжелая. Даже у самых богатых всегда стоит вопрос, удастся ли прокормиться в этом году. По мере того, как в семье появляются новые дети, на каждого члена приходится все меньше земли, на всех начинает не хватать. И это у хозяев. Что же тогда говорить о коморниках - безземельных крестьянах, живущих за счет работы на других? Семейство Козлов, например, общеизвестные воры, то поросенка утащат, приблудившегося к их избе, или чужую курицу, а то и вовсе перину, развешенную на заборе для просушки. Их никто не любит, с Козлихой постоянно кто-нибудь ругается, но при этом их терпят.

Неоднократно описанный в литературе конфликт отцов и детей приобретает в таких условиях страшнейший накал. Роман начинается с того, что старуха Агата прощается с ксендзом, уходя на зиму побираться. Ксендз спрашивает, не выгнали ли ее Клембы. Нет, не выгнали, просто у ее бедных родственников в избе места и еды на самих не хватает. Так что Агата лучше зимой поживет в людях, а весной, когда станет полегче, вернется с подарками.

Старик Былица, отец Ганки Борыновой, жены Антека, не ходит к ней в гости, потому что у него нет сил дойти с другого конца деревни, его шатает от голода. Ганке выделили приданое, когда она выходила за Антека, остальное отец отдал старшей дочери Веронке, а та обязалась его содержать. Вот только у Веронки на своих детей не хватает. Отец жалуется, что у него перину забрали, когда младший ребенок болел, потому что его укрывать нечем было. В конце романа Ганка встречает Былицу на паперти, и с ужасом спрашивает, зачем он сюда пришел, неужели бы она его не накормила? А отец отказывается уходить с паперти и говорит, что он еще и ей с Веронкой злотый-другой на детишек подбросит.

Мыкается по деревне старая Ягустинка, вредная, бойкая на язык старуха, проклинающая собственных детей, которым все отдала, а в ответ куска не получает. Когда Мацей Борына кричит сыну, что пока жив, ничего не отдаст и на хлеба к нему не пойдет, Ягустинка поддакивает, говоря, что детям ничего отдавать нельзя, содержания не дождешься. А в конце романа плачет и ищет помощи для своих внуков. Оказывается, дети так с ней обходятся не от жадности с бессердечием, а потому что самим есть нечего.

А еще в романе слышны отзвуки польского бунта 1864 года; видна череда церковных праздников; разворачивается противостояние крестьян с помещиком и немцами, пытающимися купить землю по соседству; ксендз с мельником воюют из-за быка, точнее, из-за денег за коров, которых к быку приводят; кузнец интригует, чтобы наловить рыбки в мутной воде; нищенствующий Рох учит детей читать и рассказывает сказки; начальство пытается навязать русскую школу, а войт блудит и ворует...

В общем, страсти в романе кипят, куда там королю Лиру. Реймонт заглядывает, буквально, в каждый деревенский дом и показывает все стороны крестьянской жизни, и у богатых, и у бедных, и в горе, и в радости, разворачивая, действительно, эпическое полотно. И получается, действительно, исчерпывающая картина жизни польской деревни на рубеже 19 и 20 веков.

О еще одном романе польского писателя о польской деревне, правда, уже второй половины двадцатого века, можно прочитать здесь: Збигнев Ненацкий "Раз в год в Скиролавках".