Мягкое иго монетократии

   За тысячелетия деньги эволюционировали от средств расчёта до всеобщего эквивалента, и за это время мир претерпел изменения от натурального хозяйства, где их роль минимальна, до рынка, где они составляют главную сущность.

Категория денег приобрела философскую, этическую и религиозную нагрузку, банковское ремесло превратилось в культуру. Как случилось, что презренное, осуждаемое всеми религиями ростовщичество стало диктовать законы и нормы поведения?  

Философия процентов уходит корнями в удушливую атмосферу венецианских и голландских гетто, в лавки менял, сводящих все земные ароматы к запаху денег. Пока мореплаватели гонялись за географическими миражами, скупые рыцари банковского процента, как слепые кроты, шли к цели на ощупь.

А в эпоху Нового времени джин вырвался из бутылки.

Теперь деньги разделяют и уравнивают, отсюда их притягательная сила. Они сметают все границы, кроме собственных. Разрушая все барьеры, разбивая скорлупу предрассудков, они вьют кокон банковского счёта.

Аристократию отрицает отнюдь не демократия, но - монетократия, профанирующая как идеалы коммунизма, так и христианские догмы: в денежном круговороте, кто был никем, становится всем, а первые - последними.  

Демократия - это власть денег в чистом виде. К ней шли упорно, столетиями, через пропасти отчаяния, моря крови и бездны разочарования. Исчерпав все объекты доверия, общество получило наконец опрокинутую веру. Это выхолощенная вера, вера в денежный фетиш, отстраненный, обезличенный предмет поклонения, возвышающий, как талисман, его обладателя, походит больше на суеверие, потому что сами деньги, как усиленно твердят нам их идеологи, не добры и не злы.

И действительно, деньги не пахнут.

Религиозные, сословные, национальные, идеологические, нравственные принципы построения общества остались в прошлом. Дух устал от тысячелетней борьбы, истощился, проиграл плоти. Современный обыватель, развращенный Реформацией, убаюканный идеями протестантизма, не способен на жертву, а значит, из христианства вынут хребет, осталась пустая оболочка.

Счастье потребления, земной комфорт вместо иллюзий рая, прибавка жалования вместо обещания вечной жизни - это безусловная психастения, упадок воли. Сегодняшние узники офисов решили для себя загадку бытия: они родились, чтобы заработать деньги, и умрут с чувством исполненного долга.

На новом витке монетократии, мы видим очередную попытку управлять миром через финансовые рычаги, опутывая его сетью денежных потоков, не платя за лидерство кровью. Но все торговые империи разваливались - будь то Карфаген, Тир, Хазарский каганат или поздний Рим. Всегда менее развитые, но сильные духом варвары обращали их в руины. Этот закон более глубокий, чем постоянно меняющиеся декорации - от финикийских галер и испанских галеонов до глобализации экономики и Интернета.

В условиях монетократии правят не талантливые, не кровожадные, не святые, а расчетливые и ловкие. Те, кого называют денежным мешком. Но сколько будут терпеть остальные положение вещей, при котором главное достоинство - наличие капитала, а кошелек - пропуск в рай?

Приходите, буду рад!