12 641 subscriber

ДИОКЛЕТИАН

540 full reads

ДИОКЛЕТИАН

Вряд ли внук раба и сын вольноотпущенника из Далмации, по имени Диокл, от безденежья поступивший в юности в легион, предполагал, что он взойдет на императорский престол под именем Диоклетиана, и станет одним из самых значимых в истории Римской империи правителем.

Обстоятельства провозглашения Диоклетиана императором сквозь глубину веков выглядят несколько странными, но, так или иначе, в 284 году он стал "первым сенатором", каким тогда, до его правления (он станет первым самовластцем) официально назывался император.

Ему досталось весьма сложное хозяйство - казна была пуста, деньги обесценены, народ нищ, армия слаба духом, варвары атаковали империю по всему периметру ее необъятных границ, внутри которых полыхали восстания черни и не было числа разбойничьим шайкам, а узурпаторы отхватывали у Рима целые провинции, даже столь значимые и лакомые, как, например, Египет.

Диоклетиан, поразивший римлян великой милостью - он не стал убивать своих недоброжелателей при вступлении на трон, сохранив за ними все их посты - деятелен, быстр и, кажется, всесилен - атаки варваров отражены, восставшие усмирены, узурпаторы повержены, но военные успехи были бы мыльным пузырем, если бы Диоклетиан не смог бы наладить экономику империи и обеспечить регулярные поступления в казну.

Римские легионеры
Римские легионеры

К решению проблемы инфляции император приступил по-солдатски: он просто приказал ценам больше не расти (за завышение цен была введена смертная казнь).

Цены, однако, не послушались приказа и продолжали рост. Тогда была введена система реквизиций (на нужны армии). Впрочем, любой солдафон отлично понимал, что реквизиции как временная мера могли существовать, но империя не выдержит такого положения вещей как постоянного.

А сохранение империи было главной задачей Диоклетиана, и ради этого он, судя по всему, в этом своем намерении, человек искренний, готов был зайти далеко, хотя уже в те годы далеко не все его современники видели в империи столь же высокую ценность, как сам император, предполагая, что империя хороша только тем, что позволяет вести своим гражданам свободную, безбедную и безопасную жизнь.

Впрочем, все страны мира и по сей день ищут баланс между ценностями частной жизни отдельного человека и государственным диктатом. Но Диоклетиан определился в своем выборе: он - спаситель государства, и ради этого он с легкостью пожертвовал его гражданами.

Начал он с того, что вместо ничего не стоящего и продолжавшего падать в цене денария, бывшего мерилом налога со времен Октавиана Августа, он ввел в обращение иную меру, называемую югер. По сути югер - это участок земли, имеющий, в зависимости от его плодородности, разный размер и являющийся мерилом налога.

Со временем, понятно, эта система обросла огромным набором поправок и уточнений.

Налог, вместо денежного, стал натуральным.

Продукты портились, поэтому их надо было быстро реализовывать, и государственный ум Рима придумал тратить большую часть из собираемого на местах.

ДИОКЛЕТИАН

Ежегодно главы провинций присылали заявки в Рим, а Рим решал, где и сколько налогов будет собрано.

Колон (а к тому времени большая часть граждан перешли в статус арендаторов), приступая к сбору урожая по осени, не знал, какую часть собранного у него отнимет казна.

Колоны тут же ответили на это массовым бегством с земель - во множестве случаев налоги были так высоки, что прокормиться с оставшегося семье не было никакой возможности.

Благо, право свободного перемещения в пределах империи было важнейшей частью гражданских свобод.

Понятно, что Диоклетиан ответил на это по-военному четко: отныне граждане Римской империи прикреплялись к земле, и не только они сами, но и их дети, внуки, правнуки. Закабаление, которое велось с чрезвычайной жестокостью, было единственным шансом заставить эту систему работать...

Поздний автор напишет, что "гражданские свободы подгоняются под налоговую систему, сама же налоговая система не подстраивается под гражданские свободы".

Запрет перемещения внутри империи, однако, вызвал волну эмиграции - среди колонов, например, благоприятным местом для переселения считались земли германцев, которые охотно принимали переселенцев к себе, а налогов северные земли за пределами Римского вала еще не знали...

ДИОКЛЕТИАН

Видя, что частный капитал не подчиняется приказам, Диоклетиан ударился в огосударствлевание бизнеса: стали появляться сальтусы - огромные (от 5 тысяч югеров) участки земли, которые государство сдавало колонам, и государственные же мастерские, задача которых была, кроме получения прямого дохода в казну, поставлять товары на рынок по твердым ценам, тем самым противодействуя инфляции.

Попутно заметим, что эти меры сильно раздули штат государственных чиновников, при том, что и без них людей на госслужбе хватало: Лактанций, писатель и современник Диоклетиана, сообщал, что сборщиков налогов больше, чем работающих на полях людей.

Понятно, что эта мера, потребовавшая огромных затрат, не принесла ожидаемого результата, зато запомнилась управителям, и некоторые государства периодически (до сих пор) обращаются к ней.

Тем не менее террор в отношении населения империи позволял выдавливать из сограждан то самое необходимое для выживания - деньги на содержание армии и бюрократии.

Империя выстояла.

Римская бюрократия
Римская бюрократия

После двадцати лет трудов Диоклетиан, обладавший, безусловно, выдающими способностями полководца, человек, победивший во всех сражениях и сохранивший титаническим трудом империю, заставивший империю, вопреки обстоятельствам, устоять, в качестве доминанта - первого абсолютного монарха, источника права, на римском троне, возвращается в Рим и... его встречают - нет, не ненавистью, к чему он был, может быть, готов, а - насмешками, которые становятся еще чувствительнее на фоне сладких песен приближенных к нему придворных риторов, которые пытаются внушить народу, что Диоклетиан вернул "золотой век" империи.

Верный укоренившейся уже практике "хлеба и зрелищ" император попробовал купить лояльность горожан устройством праздников, боев и подачками, но был освистан.

В 305 году Диоклетиан вдруг сложил с себя полномочия императора. Он вернулся на свою родину, в Иллирию, и зажил там частной жизнью, прожив в уединенном поместье последние 6 лет своей жизни.

По легенде, когда его сподвижники стали уговаривать его вернуться к власти, он ответил им, что, если бы они видели, какова капуста, которую он вырастил своими руками, то не стали бы приставать к нему со своими предложениями.

Последователи Диоклетиана, некоторые - чуть мягче, но подавляющее большинство - сильно жестче - продолжали все ту же политику, что проводил и Диоклетиан.

В те времена политические и экономические процессы, которые в наше время дают результат за несколько месяцев, растягивались на десятилетия, и империя просуществует еще чуть больше полутораста лет, и падет тогда, когда станет всем в тягость, падет как обуза, как оковы, как непереносимый больше источник страданий подданных.

Неизвестно, что было бы, если бы Диоклетиан нашел свое призвание в выращивании капусты раньше.

Неизвестно, какое из занятий - управление государством или выращивание капусты - более достойное и полезное.

Император Диоклетиан
Император Диоклетиан

Глядя на череду вождей, царей и президентов, кажется иногда, что капуста обретает какую-то особую ценность и значимость.

И жаль, что иные управленцы так хорошо понимают, как надо управлять нами, но так мало понимают в капусте...

#экономическиеистории

P.S. Ваши лайки, комментарии и подписка не будут лишними

Александр Иванов

"Краткие эссе об истории экономики"

Еще больше историй на канале: https://t.me/ivanovdirect

И в Facebook #экономическиеистории