Прибыльное тело

09.04.2018

Как криминальные структуры зарабатывают на сексе

Вчера — ночная бабочка, интердевочка, сегодня — содержанка, эскортница — у работницы секс-индустрии много имен в России. Не меняется из эпохи в эпоху лишь суть бизнеса — торговля телом при участии сводни. Между тем вопрос о легализации древнейшего ремесла вовсе не стоит. Во всяком случае международная Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами прямо называет это явление злом и предписывает борьбу с ним. О том, что на сегодняшний день из себя представляет спрут под названием «сексуальная эксплуатация», порталу iz.ru в рамках проекта, посвященного 100-летию уголовного розыска, рассказал начальник отдела ГУУР МВД Алексей Архипов.

Подразделение, которое возглавляет Архипов, раскрывает и пресекает каналы торговли людьми. В криминальном бизнесе эти сферы, как правило, тесно переплетены.

Сексуальная эксплуатация при всей своей «беспокойности» остается высокодоходным бизнесом. Формы могут быть разными: так называемые уличные «точки», притоны и бордели под прикрытием массажных салонов, обслуживание клиентов в различных ночных клубах в рамках «crazy меню», элитный эскорт. Как любой бизнес, секс-индустрия развивается по бизнес-законам, основной — защита своих инвестиций. Кроме указанного есть еще достаточно аспектов, наносящих ущерб общественной безопасности государства проституцией: падение уровня общественной нравственности, распространение различных заболеваний, криминализация и маргинализация самих «жриц любви».

Фото: TASS/DPA/Boris Roessler
Фото: TASS/DPA/Boris Roessler

Дедовский способ

С начала перестройки прошло больше 30 лет, а «точки», куда клиенты на автомобилях подъезжают за жрицами любви, по-прежнему существуют чуть не в каждом регионе страны.

«Сутенер на «точке», так сказать, сдает площадку проституткам, за что и получает львиную долю выручки. В его обязанности входит обеспечение безопасности «точки» — платить охранникам, «поплавкам», «радистам». Проститутка при такой организации бизнеса получает в лучшем случае 20% от того, что платит за нее клиент», — говорит Архипов.

«Поплавком» называют человека, который указывает заинтересованному клиенту на колесах место (чаще всего это пространство недалеко от магистрали. — Прим. iz.ru), где можно выбрать девушку. После этого потребителя интим-услуг ведут «радисты» — наблюдатели из числа охранников, задача которых вовремя распознать в клиенте сыщика или бандита.

«Мы изымали у «радистов» списки номерных знаков служебных автомобилей местных сотрудников полиции и других силовых структур. Как только они выясняли, что клиент в погонах, тут же предупреждали сообщников об угрозе», — говорит Архипов.

Фото: Depositphotos/pius99
Фото: Depositphotos/pius99

Заработать на несколько квартир за три года удалось семье из Молдавии, организовавшей стабильную площадку для занятия уличной проституцией в Раменском районе Московской области. Главу семьи Олега Драгалина, его жену и дочь сыщики ГУУР уличили в организации «точки» у поселка Верея. В том числе им инкриминировали два случая вовлечения в проституцию несовершеннолетних. На них трудились 35 проституток из России, Казахстана, Украины, Молдавии и Ганы. Стоит отметить, что родную дочь Драгалин на панель не выгонял — она вела семейную бухгалтерию.

Еще более масштабный бизнес на путанах криминалитету удается развить в регионах. Сотрудники ГУУР вместе с коллегами из ФСБ России в 2015 году ликвидировали преступное сообщество, контролировавшее фактически всю проституцию в Воронеже. По версии следствия, организовал империю интим-услуг уважаемый в городе человек — адвокат, председатель местной ветеранской организации.

Юрист и его предполагаемые сообщники (около 20 активных членов), как считает следствие, эксплуатировали свыше 60 женщин. Со своими «сотрудницами» они не церемонились, практикуя в качестве наказания за нарушение трудовой дисциплины высокие штрафы и жестокие побои.

Помимо уличной проституции синдикат сутенеров контролировал также притоны и девочек по вызову.

«В таком бизнесе преступники помимо охранников используют диспетчеров. По сути это колл-центры, куда звонит клиент, чтобы выбрать понравившуюся девушку», — говорит сыщик.

Во время обысков в жилищах фигурантов воронежского расследования оперативники нашли многочисленные паспорта девушек, труд которых незаконно использовали сутенеры, незарегистрированное травматическое оружие, 5 млн рублей и «черную» бухгалтерию. Учет доходов и расходов тщательно фиксировался организаторами бизнеса. Впрочем, это обычная практика.

В целях конспирации на рынке появились притоны для проституток без администраторов. В том смысле, что физически их нет в квартирах, где работает интим-салон, — они контролируют работу жриц любви удаленно.

«С такими борделями мы столкнулись в первый раз в Москве. Схема выглядит так: снимается квартира, оборудуется под притон, потом удаленно проводится кастинг претенденток — с помощью веб-камеры. Количество клиентов администратор также считает с помощью системы видеонаблюдения. Взаиморасчеты между работницей и работодателем велись по безналу. Тем не менее нам удалось задержать организатора такого бизнеса — дама случайно оказалась в столице в момент нашей спецоперации. Сама она родом из Йошкар-Олы», — рассказал Архипов.

Стриптиз, да не только

Клубная проституция — одна из самых прибыльных. Всё выглядит как будто секс с гостем — экспромт стриптизерши или танцовщицы. Причем интим с работницей эротического жанра дорогое удовольствие, ценник стартует от 30 тыс. рублей.

«Менеджеры, как правило, делят прибыль пополам. Но на случай визита полиции проститутка и администратор заключают официальный договор — дескать, девушка, замеченная за сексом с клиентом, подлежит увольнению. Так администрация обеляет себя и уходит от ответственности», — поясняет Архипов.

Фото: TASS/DPA/Andreas Arnold
Фото: TASS/DPA/Andreas Arnold

Как правило, те работницы, которые не выходят на сцену, работают в зале — ходят от клиента к клиенту и просят угостить их коктейлями («консумируют»), затем по договоренности с гостем дама удаляется для интима в специальное помещение или съемную квартиру поблизости.

О времена, о нравы

Проституция нередко становится причиной личных драм. В практике оперов был случай, когда девушка, воспитательница детского сада, подрабатывающая проституткой, накануне свадьбы взяла очередной заказ на интим-услуги. Приехала по адресу, это была вечеринка, где как раз был мальчишник ее жениха. Ячейка общества по понятным причинам не сложилась.

И студентки, и менеджеры, и даже педагоги нередко попадают в поле зрения полиции нравов. Сейчас, с развитием соцсетей, этот бизнес стал еще более выгодным — у женщин больше гарантий остаться не узнанной. Но, разумеется, берутся за такое дело единицы.

Сыщик не считает, что сегодня число девушек, желающих заниматься проституцией в виде эскортниц или содержанок, возросло. По его словам, ведущие двойную жизнь женщины, которые стремились заработать много и быстро, попадались оперативникам во все времена.

Между тем оперативники считают, что этот бизнес хорошо организован. Есть конкретные люди, располагающие каталогами девушек, желающих заработать легкие деньги. Эти дельцы крутятся часто в богемных кругах. Не редкость, когда на закрытые вечеринки объявляют настоящий кастинг. Куртизанок, прошедших его, приглашают на мероприятие, платят за это деньги. А уже из числа приглашенных отбираются несколько барышень для обслуживания випов. Они, разумеется, получают значительно больший гонорар.

Фото: Depositphotos/ssuaphoto
Фото: Depositphotos/ssuaphoto

Опасные рекрутеры

Проститутки стабильно входят в группу риска. Дело не только в венерических заболеваниях. Эта категория девушек постоянный объект агрессии маньяков, в отношении них совершаются разбойные нападения, часто безнаказанные, их избивают «работодатели». Нередко приходится слышать, мол, это их выбор. Но в некоторых случаях женщин похищают и продают с целью дальнейшей сексуальной эксплуатации.

«Нам из-за границы поступила информация о том, что в одной из столичных гостиниц для вьетнамцев насильно удерживается девушка. Несчастная сумела связаться с родственниками и сказать, где она приблизительно находится. Несколько часов мы осматривали помещения, пока наконец не отыскали комнату, где насильно удерживались несколько гражданок Вьетнама. Оказалось, девушка следовала транзитом с родины через Россию в США. Но здесь попала в руки преступников-соотечественников. К тому моменту, как мы освободили несчастную, она была беременна», — рассказывает оперативник.

Два года назад в результате масштабной оперативной разработки подчиненным Архипова удалось разоблачить членов международной преступной группировки, продававших россиянок в сексуальное рабство в ОАЭ и Королевство Бахрейн.

Жительницам Пермского края, Челябинской области и Удмуртии сообщники обещали устройство на высокооплачиваемую работу в сфере обслуживания.

«Некоторые девушки осознавали, куда и зачем они едут. Но были и те, кто рассчитывал стоять у стойки ресепшн или убираться в номерах. И тех и других ожидало глубокое разочарование — как только они оказались на территории арабских государств, у них отобрали паспорта и заставили заниматься сексом», — говорит Архипов.

Одна группа преступников работала в России — они занимались рекрутингом и собирали документы для отправки за границу. Вторая группа постоянно проживала в Бахрейне и Эмиратах и выполняла непосредственно функции сутенеров. После того как прошли аресты на территории России, через Интерпол гууровцы добились выдачи оставшихся за рубежом сообщников. В настоящий момент решения своей судьбы в следственных изоляторах дожидаются шестеро членов международной группировки. Потерпевшими по делу проходят 11 девушек.