«У предателя есть три жизни»

Военный эксперт — о непоследовательности Лондона и опасности для жизни Скрипалей

В деле экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля вызывает вопросы всё, начиная с самого факта отравления, говорят российские чиновники и эксперты. Лондон так и не предоставил никаких доказательств и продолжает сыпать обвинениями в адрес России, утверждая, что отравляющего «Новичка» произвели в Саратовской области. Военный эксперт объяснил РЕН ТВ, почему это невозможно и почему стоит опасаться за жизнь Скрипалей. Подробнее читайте в материале портала iz.ru.

А был ли мальчик?

Бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль, осужденный в России за шпионаж в пользу Соединенного Королевства, пришел в себя, сообщили власти Великобритании в пятницу, 6 апреля. Скрипаль и его дочь Юлия попали в больницу в критическом состоянии 4 марта после отравления нервно-паралитическим веществом в Солсбери. Лондон, не дожидаясь результатов расследования, обвинил в нападении на россиян Москву.

Юлия, которая пришла в себя несколько дней назад, сделала первое заявление: «Я очнулась больше недели назад и рада сказать, что каждый день у меня прибавляется сил. Я благодарна за интерес ко мне и за многие доброжелательные сообщения, которые я получила». Никаких подробностей о нападении из ее уст в публичном пространстве не прозвучало. 

С Юлией смогла связаться ее двоюродная сестра Виктория. Запись телефонного разговора с ней, подлинность которого не подтверждена, оказалась в распоряжении СМИ. По словам Виктории Скрипаль, ее сестра, как ей поначалу показалось, говорила бодрым голосом. «Когда мы уже переслушали запись, услышали, что под конец она была готова расплакаться, и слышно, что телефон забирают», — рассказала она «Известиям». Родственница Скрипалей считает, что если на них действительно напали, то по каким-то бытовым причинам — политикой они не интересовались. Другое дело, что этот инцидент мог быть кому-то на руку. 

Виктория Скрипаль. Фото: REUTERS/Tatyana Makeyeva
Виктория Скрипаль. Фото: REUTERS/Tatyana Makeyeva

Виктории Скрипаль вызвалась помочь вдова экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, отравленного в Лондоне в 2006 году (по версии британских властей, к его убийству причастен бывший сотрудник ФСО, а ныне депутат Госдумы Андрей Луговой. — iz. ru). О «деле Скрипалей» в интервью РЕН ТВ ранее высказались родные Литвиненко. Его брат Максим считает, что жизнь Юлии Скрипаль сейчас зависит не сколько от врачей, сколько от итогов ее переговоров с английскими властями. «Если они (британцы. — iz.ru) смогут ее настроить так, как настроили в свое время [отца Александра Литвиненко] Вальтера — «вашего отца убил генерал спецслужбы РФ», и она в это поверит, то она нужна, — уверен он. — А если она будет пытаться уехать в Россию, то ее улучшение будет временным». 

Бывший член комиссии по биологическому оружию ООН, военный эксперт Игорь Никулин отмечает, что по большому счету нельзя быть уверенными даже в факте самого отравления. «Может, они содержатся где-то. Потому что нам не предоставили ни одной фотографии, — рассказал эксперт в передаче Андрея Доброва на РЕН ТВ. — Ну вот лежит человек в реанимации, всё понятно. К нему подключено искусственное дыхание и другие системы. Ну предъявите хотя бы такую фотографию». Никулин вспомнил дело как раз-таки Литвиненко: тогда, наоборот, снимки распространяли, чтобы трагедию увидели в режиме реального времени. 

В том, что отравление вообще имело место быть, сомневается и член Совета Федерации Алексей Пушков: «В 2003 премьер Т. Блэр (бывший британский премьер-министр Тони Блэр. — iz.ru) лгал всему миру об опасности иракской химической атаки. Рецидив?» 

Выдала дверная ручка

Британцы без лишней помощи сами выдают себя, говорит Игорь Никулин. Как минимум тем, что на ходу меняют версии произошедшего: сначала премьер Тереза Мэй на весь мир обвинила Россию в нападении и заявила, что Скрипали были отравлены советским бинарным нервно-паралитическим газом «Новичок». «Теперь уже говорят, некое нервно-паралитическое вещество, — продолжает военный эксперт. — Когда люди меняют показания, это всегда подозрительно, любой криминалист это вам скажет». По мнению собеседника РЕН ТВ, скорее всего, в действительно речь идет о чем-то вроде «новейшего «Новичка» замедленной усвояемости», если переводить «со шпионского языка на нормальный русский».

Полицейские у дома Сергея Скрипаля в Лондоне. Фото: ТАСС/Ben Mitchell
Полицейские у дома Сергея Скрипаля в Лондоне. Фото: ТАСС/Ben Mitchell

В лондонской химлаборатории констатировали, что установить место производства вещества, которым были отравлены Сергей и Юлия Скрипаль, невозможно. Однако 6 апреля газета Times распространила сведения, что «Новичок» разрабатывался в военном научно-исследовательском институте в городе Шиханы Саратовской области. Глава МИД России Сергей Лавров уверен, что такие публикации свидетельствуют о попытках Лондона лихорадочно найти подтверждение своей необоснованной позиции. И то, что они «только за последний месяц или вчера узнали про некое саратовское предприятие», тому подтверждение. Москва сразу расставила все точки над i, заявив, что она не имеет никакого отношения к отравлению, подчеркнул министр. Не стоит ждать, что «Россия сознается во всех смертных грехах».

Российский сенатор Людмила Бокова, комментируя публикацию, усомнилась в компетентности британских специалистов. Филиал ФГУП «Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии» (ГосНИИОХТ) «Шиханы», о котором написала Times, вообще-то занимается обезвреживанием промышленных отходов, отметила парламентарий. 

По словам Никулина, британская сторона путается даже в элементарных вещах: у нее сразу было очевидное доказательство того, что это никакой не «Новичок» — им якобы была обработана дверная ручка. Если бы это было действительно так, стоявшие рядом полицейские не выжили бы, подчеркнул военный эксперт. 

Лаборатория по соседству

Пока британские СМИ пишут про саратовское перерабатывающее предприятие, в Москве задаются вопросами о военной лаборатории Портон-Даун неподалеку от Солсбери, где и отравили Скрипалей. «Портон-Даун — крупнейший в Западной Европе центр научно-исследовательский именно по разработке химического биологического оружия. Существует уже больше 100 лет, — утверждает бывший член комиссии по биологическому оружию ООН. — Там еще во время Первой мировой войны разрабатывался тот же самый иприт, фосген, т. е. те боевые отравляющие вещества, которые британцы использовали против британской армии на Западном фронте». 

Общий вид научного кампуса Портон-Даун.Фото: ТАСС/Ben Mitchell
Общий вид научного кампуса Портон-Даун.Фото: ТАСС/Ben Mitchell

Действия Лондона вызывают недоумение не только у российских чиновников и специалистов. Экс-глава Организации по запрещению химоружия (ОЗХО) Хосе Бустани заявил, что физически невозможно установить в столь короткие сроки вид вещества. «Я считаю, что решение, принятое Великобританией, было поспешным. Невозможно за сутки понять тип яда, который был использован, и его происхождение», — отметил он. 

Постпред Великобритании при ООН Карен Пирс заявила о готовности Лондона поделиться результатами анализа ОЗХО по «делу Скрипалей». По предварительным данным, они будут получены в начале недели. Москва рассчитывает, что международная организация не будет в своей работе руководствоваться британским термином highly likely («высока вероятность»), рассказали «Известиям» источники в дипломатических кругах. 

Сакральная жертва

ОЗХО вряд ли будет делать громкие, политические заявления, считает Игорь Никулин. «Как бы мы люди маленькие, осуществляем технический контроль и всё такое. <...> Я думаю, что они будут вести себя максимально скромно и деликатно», — объясняет эксперт. Для Лондона же в этой ситуации самая главная задача — не допустить до расследования российских специалистов и даже просто тех, «кто замечен хоть в каких-нибудь симпатиях к России». 

У британцев всё пошло не так, как они хотели, предполагает Никулин. «И Скрипали остались живы, и в Сирии правительственные войска так стремительно провели операцию [в Восточной Гуте], что боевики просто не успели привести свои запасы химических веществ в боевую готовность», — говорит собеседник.

Сергей Скрипаль. Фото: Global Look Press/wsbuzz.com
Сергей Скрипаль. Фото: Global Look Press/wsbuzz.com

Теперь же продолжается буря в стакане. Постепенно и она закончится. Премьеру Терезе Мэй придется оправдываться за несбывшиеся прогнозы и голословные обвинения, из-за которых, скорее всего, на ее карьере можно поставить жирный крест, рассуждает специалист: «Я прогнозирую, что она вряд ли продержится больше года на посту премьер-министра после такого вопиющего промаха». 

Какой будет судьба Скрипалей, оказавшись в центре «сцены»? Игорь Никулин, как и родные погибшего Александра Литвиненко, опасается, что Юлию Скрипаль «просто так не отпустят». По его словам, Сергей Скрипаль стал неудобным персонажем для британских спецслужб — у него вдруг появилась тоска по родине, и он решил вернуться в Россию. 

«У предателя есть три жизни. Вначале его используют как специалиста, выкачивают из него по максимуму информацию, которой он владеет. Потом его используют в каких-то операциях против России. А на третьем этапе он становится сакральной жертвой», — резюмировал Никулин.