История беженки из Израиля

1 June 2019

Родилась в Израиле и жила до семи лет. Затем родители приняли решение и уже в первый класс я пошла в России. Несмотря на то, что была ребёнком, помню очень много деталей из жизни там. Живу в России уже 12 лет, мне 19.

Уехали из-за войны. Несмотря на то, что жили мы в тихом небольшом городке, где не падали ракеты и зона была в принципе не опасной, страшно было все равно. С бабушкой шли по улице и видели по дороге мозги и человеческие органы после теракта. Взрывы на фоне заката порой гремели, когда мы смотрели по вечерам телек. Уехали мы в Воронеж, так как у мамы там была подруга детства.

Не жалею об эмиграции, несмотря на то, что Россию не люблю и хочу вернуться. Здесь легче живётся, не надо бояться за отца и дядя, уходящих каждый месяц на мелуим (это ежемесячные призывы на военную службу).

Папа, дядя. Моя семья вообще переехала в Израиль из СССР за два года до моего рождения. Дядя был молодым и служил, насколько я помню, года два-три. Папа посещал мелуим каждые два месяца. Помню, как стояли с мамой и бабушкой на дороге, провожая их, и ждали, боясь. Звучит, наверное, жутко, но там к этому привыкли все и мне никогда не казалось в детстве это чем-то необычным. Думала, так по всему миру — война, ракеты и мелуим.

Есть огромное желание вернуться. Мечтаю об этом с детства как о заветной мечте, но возможности вернуться нет, я буду арестована за «откос» по приезде и служить таки придётся. Я учусь в университете и не хотела бы портить дальнейшие планы на жизнь, хоть и в принципе не против отслужить. После службы в ЦАХАЛе дают хорошие суммы на руки солдатам плюс упрощается поступление в их здешние вузы.

У меня всё-таки русский менталитет, так как семья русская, и мне кажется, что у русских есть в крови черта «откос». Так что я вообще бы не хотела служить и иметь отношение к военным действиям. Но, насколько я знаю, те, кто не хочет служить в горячих точках, я имею в виду девушек, сидят и заполняют всякую документацию после того, как они прошли курс молодого бойца. Их служба проходит как работа с бумажной волокитой. Но это я слышала от своего дяди и папы, точно утверждать не могу.

К конфликту у меня отношение негативное, меня, как любящую всем сердцем Израиль, это напрягает, но человек я аполитичный, поэтому мало могу сказать о своём отношении к тому, в чем плохо разбираюсь. Я просто расстроена, что в этом прекрасном государстве это происходит.

Мне неплохо живётся в России, город свой я люблю. Я бы сказала, что переживаю из-за тоски по Израилю и невозможности туда сейчас вернуться. Там остались бабушка с дедушкой, и другие родные. У меня всю жизнь какое-то помешательство — побывать там. С детства остались чудесные воспоминания с пальмами и морем. Я, конечно, понимаю, что все это такое прекрасное и помню это просто через призму детства, но хочется туда все равно.

В России меня не устраивает только политическая обстановка в стране, унылые люди. В Израиле другие, не сказать, что лучше, чем в России, но более открытые, что ли.

В целом, израильтяне очень улыбчивые, приятные. Они более темпераментны, поэтому я и говорю о них «крикливые». С нами в подъезде жила семья религиозных евреев, тех, которые ходили со шляпами и пейсами. Очень спокойные и приятные люди. Как-то когда зазвучала сирена на весь город, в очередной раз, мы с мамой были одни дома.

Когда звучала сирена, то все жители подъезда, по правилам безопасности, должны были спускаться на первый этаж и вставать к дверям, если рядом на районе нет бомбоубежища. Так вот, мы тогда были одни дома и очень испугались. Вышли на первый этаж пережидать сирену, и там был отец семейства тех религиозных евреев и он очень тепло меня успокаивал. Говорил добрые слова какие-то.

Первое, что я помню, когда переехала в Россию, вопрос — почему здесь нет всего этого разнообразия как там. Я про всё — про различные товары, места и так далее. Выбор в магазинах скудный был. Ещё там были огромные торговые центры с кучей магазинов, кинотеатров и прочего развлекательного. В моем городе первый такой центр построили, когда мне исполнилось лет 12.

Приехав в Израиль, я бы первым делом посетила бы все те места, где не успела побывать. Иерусалим, например, и курортный город Эйлат. Не успокоилась бы, пока не увидела все места из детства.