Альбомы русского джаза. Jazz Philharmonic Orchestra

Jazz Philharmonic Orchestra «Letter To A Friend»

ArtBeat Music, 2012

* * * * ½

Рецензия: Ким Волошин, «Джаз.Ру», 2013


Кирилл Бубякин (as, ss, fl), Сергей Богданов (bars, bcl), Мария Арт (as), Андрей Блинчевский (as. fl), Юрий Богатырёв (ts), Вячеслав Ипатов (ts), tp: Роман Рожков, Сергей Марголин, Алексей Дмитриев, Роман Квачёв, tb: Константин Семёнов, Александр Козлов, Павел Цыганков, Валентин Пацюк; Андрей Зимовец (p), Николай Затолочный (b), Григорий Воскобойник (b), Егор Крюковских (dr), Игорь Бутман (ts, ss), Давид Голощёкин (flh, vibes)

Само название Jazz Philharmonic Orchestra как бы намекает нам, что оркестр («Джаз.Ру» подробно писал о нём в №6/7-2012) работает при Санкт-петербургской филармонии джазовой музыки, а значит — работает в консервативной парадигме, воспроизводя традиции невозвратного джазового прошлого, а не устремляясь к каким бы то ни было новым горизонтам — тем более, храни Дюк, новаторским. Прослушивание диска с первых же минут звучания подтверждает, что так оно всё и есть. И, в принципе, до конца последнего — десятого — трека ничто и не изменит этого впечатления.

Да, это джазовый консерватизм в своей чистейшей форме. Но! Это очень сильный оркестр, и это очень хороший альбом. Консерватизм — он ведь может быть скучен, замшел и дрябл. И, заметим, слишком часто именно таков и бывает. Но в данном случае мы имеем дело с иным консерватизмом. Этот консерватизм молод, мускулист, здоров и зубаст. Я даже рискнул бы ввести новое понятие: в данном случае мы даже не с консерватизмом имеем дело. Это — джазовый фундаментализм. А фундаментализм, как известно нам на некоторых примерах из современной истории, может быть очень даже мускулист и зубаст.

Интересно, что подобные проекты возникли параллельно в двух городах: такой же консервативно-фундаменталистский оркестр работает и в Москве, только Большой Джазовый Оркестр под управлением трубача Петра Востокова несколько последовательнее, потому что он не принадлежит никакой организации и, следовательно, работает вообще из чистейшей любви к искусству (как ни странно встретить такое в растленной Москве). Оркестр Джаз-филармонии же, появившись на свет в культурной столице России, всё же принадлежит государственному (точнее, городскому) учреждению. В остальном два оркестра сильно схожи: оба работают недавно (около трёх лет), во главе обоих стоят молодые лидеры (в случае с петербургским оркестром это саксофонисты Кирилл Бубякин и Сергей Богданов, которого в буклете альбома кокетливо именуют Серж), да и составы обоих оркестров сплошь молодёжные — немногие в них далеко перевалили за «тридцатник».

Кирилл Бубякин, 2012
Кирилл Бубякин, 2012

Принципиальное различие вот какое: московский оркестр — репертуарный, он готовит и исполняет программы исторических партитур из давних джазовых эпох, играя джазовую классику в точности по классическим оркестровкам далёкой эры. А петербургский оркестр, помимо «золотой классики джаза», играет много оригинальной авторской музыки, написанной в конце XX и в XXI веке, только в консервативно-исторической стилистике полувековой давности. И даже исторические пьесы (Дюк Эллингтон, Василий Соловьёв-Седой или, страшно сказать, «Тихая ночь», написанная австрийским органистом Францем-Ксавером Грубером на Рождество 1818 года) поданы на альбоме в авторских, современных аранжировках. В теории ожидаешь обратного (всё-таки именно Петербург славится как цитадель джазового консерватизма), но, как учит нас Иоганн Вольфганг фон Гёте, «суха теория, мой друг, а древо жизни вечно зеленеет».

Именно это зелёное-презелёное древо жизни и является источником жизненной силы петербургского оркестра. Да, общая стилистика выдержана в исторических тонах, но импровизаторы при этом полны сил, энтузиазма, знаний и умения, и играют они так, как играют в XXI веке. А импровизаторы тут есть очень сильные, даже если не брать в расчёт приглашённых звёзд, хотя не взять их в расчёт никак не получится: на альбоме трижды солирует Игорь Бутман — два раза на теноре, другой на сопрано, да ещё два раза солирует на флюгельгорне и один раз — на вибрафоне глава С.-Пб. Джаз-филармонии Давид Голощёкин, что альбому «способствовало много к украшенью» (А.С.Грибоедов). Сильно импровизируют оба лидера (Сергей — то есть, простите, Серж — Богданов на баритоне, жаль что мало, всего дважды за альбом, а Кирилл Бубякин — на альте, во вполне удовлетворяющих слушателя количествах). Крепко солируют и другие участники, а единственное соло барабанщика Егора Крюковских вкупе с его надёжной ансамблевой работой заставляет поверить, что в Петербурге наконец-то вырос следующий, после давно перебравшегося в Москву Александра Машина, сильный джазовый барабанщик.

Наконец, общий саунд. Не секрет, что оркестры у нас чаще всего записывают средне. Некоторые суперпрофессиональные московские оркестры, работающие при мощных организациях с собственными отличными студиями, на своих записях звучат при этом как в сарае в 1971 году, до введения ГОСТов, пастеризации молока и обязательного мытья рук. Не секрет и то, что при перечислении хороших современных студий в России Петербургскую студию грамзаписи называют крайне редко. «А вот поди ж ты, любезный читатель!» (Ф.М.Достоевский). Альбом звучит мощно, живо, оркестровый баланс плотнейший, соло выделены изящно — детально читаются, но не торчат, у звуковой картинки есть ощутимая, но не перерастянутая панорама и упругое, плотное, но не раздутое басовое основание, и при этом отчётливо читается объём студии — живой и свежий, не замазанный искусственной реверберацией. Поздравления звукоинженерам альбома (запись — Кира Малевская и Алексей Барашкин, сведение — Борис Рубекин, мастеринг — Никита Иванов-Номан).

Отдельный репертуарный плюс оркестра — широкое использование авторской музыки музыкантов из Петербурга. Музыканты не «давят» из себя собственные сочинения (хотя наверняка таковые зреют в глубинах оркестра), но играют (шесть треков из десяти!) сочинения живущего в Нью-Йорке басиста-ленинградца Руслана Хаина, перебравшегося в Москву трубача Александра Беренсона и общего для всего петербургского джаза Учителя — легендарного Геннадия Гольштейна. Нешаблонный, сильный и вызывающий уважение ход. В общем, в России родился и подтвердил своё рождение сильной работой в звукозаписи новый отличный оркестр. Будем следить за его развитием!

СЛУШАЕМ АЛЬБОМ (бесплатное воспроизведение доступно в России, Беларуси, Армении и Казахстане):