Четыре мастера. Анализируем альбом проекта ScoLoHoFo (Скофилд, Ловано, Холланд, Фостер)

12 September 2019

Кирилл Мошков, редактор «Джаз.Ру»
для Stereo&Video, 2002

Джон Скофилд, Ал Фостер, Джо Ловано, Дейв Холланд (2002)
Джон Скофилд, Ал Фостер, Джо Ловано, Дейв Холланд (2002)

ScoLoHoFo «Oh!» (Blue Note, 2002)

Супергруппы в джазе — явление нередкое. Особенно любят это дело крупные лейблы, то и дело объединяя для записи крупных, звёздного статуса музыкантов, в не всегда продуктивные временные союзы, которые далеко не всегда оказываются большим, чем просто сумма объединённых имен (или хотя бы чем-то равным этой сумме).

Но не так получилось у явной супергруппы ScoLoHoFo: ведь инициаторы её создания, гитарист Джон Скофилд и саксофонист Джо Ловано, уже играли вместе и в 70-е гг., и — в составе группы Скофилда — с 1989 по 1993, причем много и плодотворно записывались, вместе проделав довольно значительный этап своих личных эволюций. При этом Скофилд играл и с барабанщиком Алом Фостером («Фо» в названии супергруппы) — у великого Майлза Дэйвиса в начале 80-х, а Фостер, в свою очередь, работал с четвертым участником коллектива — выдающимся контрабасистом Дейвом Холландом — в трио саксофониста Джо Хендерсона в начале 90-х.

Ну, и самое главное: группа сложилась по желанию самих артистов, а не только их лейбла. Дважды, в 1999 и 2002 гг., музыканты съездили вчетвером в тур, и сразу по возвращении из второй гастрольной поездки пришли в нью-йоркскую студию Sear Sound, чтобы под бдительным оком опытного звукорежиссера Джеймса Фарбера записать по три пьесы Холланда, Ловано и Скофилда, плюс две — Фостера, отлично отрепетированные в ходе месячных гастролей — так что их без всяких наложений и монтажа писали сразу живьем на две дорожки.
СЛУШАЕМ заглавный трек альбома:

Плотная игра квартета парадоксальным образом создает довольно прозрачные звуковые полотна, в которых всё время присутствует одновременно и исполнительская искушённость всех четверых, и их отчетливо читающаяся импровизаторская индивидуальность — особенно эмоционально насыщенные пьесы удались в тех случаях, когда Ловано играет не на теноре, а на сопрано-саксофоне. Хотя бибоповая фразировка превалирует, несколько пьес, благодаря тонкому исполнительскому чутью и большому опыту коммерческой игры всех четверых, находятся почти на грани доступности и неджазовой аудитории.

СЛУШАЕМ АЛЬБОМ ЦЕЛИКОМ:

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!