Дюк Эллингтон-120: эпизод 6. Духовное завещание великого джазмена

Duke Ellington
Duke Ellington

Ранее в этой серии см. «Эпизод 1: альбом «Ellington Jazz Party», 1959», «Эпизод 2: альбом «Money Jungle», 1962», «Эпизод 3: Дюк и Чайковский, 1960», «Эпизод 4: легендарное соло Пола Гонсалвеса длиною в жизнь» и «Эпизод 5: запись 1937 года — шедевр джазовой композиции».

Кирилл Мошков, редактор «Джаз.Ру»

29 апреля 2019 года — 120-й день рождения Эдварда Кеннеди Эллингтона, которого весь мир знает по прозвищу Дюк (Герцог). 120 лет назад в Вашингтоне, столице США, в обеспеченной афроамериканской семье родился мальчик, которому суждено было стать одним из важнейших музыкантов двадцатого столетия и уж точно одним из тех, кто своим творчеством набросал, очертил, сформировал, развил и довёл до совершенства не просто один какой-то стиль, а целый вид музыкального искусства — джаз.

Дюк Эллингтон (1899-1974) был неплохим пианистом, но, право же, не это было главным в его творчестве. Сам он предпочитал говорить, что играет не на рояле, а на оркестре. И это была правда. Он был, наверное, единственным в мире композитором, имевшим возможность написать пьесу, в тот же вечер прослушать её в пробном исполнении своего собственного оркестра, улучшить, подправить и затем играть почти таким же составом оркестра следующие два-три десятка лет, достигая временами буквально космического совершенства. Да что там два-три десятка: некоторые из его оркестрантов, например баритон-саксофонист Гарри Карни, проработали в оркестре Дюка Эллингтона пятьдесят лет, до самой смерти маэстро в 1974 году.

О Дюке Эллингтоне написано и сказано очень много, в том числе и вашим покорным слугой. И всех нас кто-то привёл к Дюку. Счастливы те, кого привёл к себе сам Дюк, но я был слишком мал для этого: в России он гастролировал всего однажды, в 1971 году, а мне тогда было всего три года. Первое, что я прочитал о Дюке — были статьи первопроходца советского джазоведения Леонида Переверзева. Уже в 21 веке мне довелось много и плодотворно переписываться с Леонидом Борисовичем и даже пару раз встретиться лично, и я бесконечно благодарен моему заочному учителю за его доброе ко мне отношение. В 2006 году Леонида Переверзева не стало, но остался большой корпус текстов, примерно треть которых была посвящена именно Дюку Эллингтону. Мне удалось подготовить эти тексты к изданию, и в 2011 году в санкт-петербургском издательстве «Планета Музыки» вышел посмертный сборник джазовых работ Переверзева «Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе».

Символично, что значительная часть эллингтоновских исследований Переверзева была посвящена христианским мотивам в творчестве Дюка, и, завершая одну из этих работ, автор писал, что ставит точку в ней в день светлого Христова воскресения, то есть в праздник Пасхи. А Пасху мы праздновали в этом году 28 апреля, всего за день до 120-го дня рождения Дюка Эллингтона, так что правильным будет послушать именно запись знаменитого Первого Концерта духовной музыки Дюка Эллингтона, его важнейшей работы, «A Concert of Sacred Music» (1965). Эта фонограмма, записанная в Пресвитерианской церкви Нью-йорка на Пятой авеню в 1965 г., вышла на пластинке и даже была переиздана в последние годы советской власти фирмой «Мелодия», кстати — с замечательной статьёй Л.Б. Переверзева на обложке.

Газетная реклама одного из первых исполнений Первого концерта: сентябрь 1965, Сан-Франциско
Газетная реклама одного из первых исполнений Первого концерта: сентябрь 1965, Сан-Франциско

Скам Дюк Эллингтон называл свои Концерты духовной музыки (помимо Первого, были написаны и выпущены также Второй, в 1968, и Третий — в 1973 г.) так: «Самое важное из того, что я сделал».

«Concert of Sacred Music» в Соборе Милости Божьей, Сан-Франциско, 1965
«Concert of Sacred Music» в Соборе Милости Божьей, Сан-Франциско, 1965

Центральная тема Концерта — «Come Sunday» («Гряди, воскресенье»). Эллингтон сочинил эту мелодию ещё в 1943 году для второй части своей первой монументальной сюиты «Black, Brown and Beige», поручив ведение скрипке Рэя Нэнса, а рефрен — альт-саксофону Джонни Ходжеса. Тема «Come Sunday» звучит в Концерте дважды. Первое проведение темы даётся в третьем номере Концерта в вокальном изложении — поёт госпел-вокалистка Эстер Марроу, будущая звезда музыки соул.

«Гряди, воскресенье» разрабатывается и чисто инструментально в пятом номере «Концерта», где альтист Джонни Ходжес, один из величайших мастеров игры на джазовом альт-саксофоне ХХ столетия, создаёт повторную версию своего бессмертного соло. Обратите внимание на то, с каким искусством Эллингтон заставляет оркестр нагнетать напряжение ожидания, долго готовя, подводя к самому порогу и вновь оттягивая вступление партии альт-саксофона.

Одна из главных звёзд Первого Концерта — как ни странно, не музыкант, а танцор, точнее — чечёточник. Тут надо пояснить контекст. Для завершающего номера своего Священного концерта Эллингтон выбрал ветхозаветную историю царя Давида, который так исполнился радости перед Богом, что прилюдно пустился в пляс, а когда жена, видимо — сторонница древнего благочестия, его за это укорила, возгласил... впрочем, процитирую оригинал, шестую главу книги Царств, в русском переводе:

Когда входил ковчег Господень в город Давидов, Мелхола, дочь Саула, смотрела в окно и, увидев царя Давида, скачущего и пляшущего пред Господом, уничижила его в сердце своем.
Когда Давид возвратился, чтобы благословить дом свой, то Мелхола, дочь Саула, вышла к нему навстречу и сказала: как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек!
И сказал Давид Мелхоле: пред Господом плясать буду. И благословен Господь, Который предпочел меня отцу твоему и всему дому его, утвердив меня вождем народа Господня, Израиля; пред Господом играть и плясать буду; и я еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих, и пред служанками, о которых ты говоришь, я буду славен.

Так вот Эллингтон, чтобы рассказать эту историю музыкальными средствами, ввёл в музыкальную ткань своей пьесы «Давид плясал пред Господом», «David Danced Before The Lord», не только поющего актёра Брока Питерса и госпел-хор п/у Германа Маккоя, но и... танцора-чечёточника: что ещё может средствами звука, да ещё в джазовом контексте, лучше передать идею танца? И вот сквозь всю пьесу проходит летучий танец второго солиста: это легендарный тэп-дэнсер Банни Бриггс. Мы не видим пляшущего царя Давида, но мы его слышим. А в теме мы неожиданно узнаём опять-таки «Come Sunday», только в неожиданно быстром темпе!

ВИДЕОБОНУС: Банни Бриггс, вокалист Джон Хендрикс, хор и оркестр Дюка Эллингтона исполняют «Давид плясал пред Господом» в Сан-Франциско 17 сентября 1965. Теперь мы ещё и видим танец Бриггса!

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!