Джаз на его родине. Старые и новые адреса джаза в Нью-Орлеане

12 August

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»

Ранее на нашем канале:

В самой первой серии цикла материалов об организациях, которые занимаются сохранением и изучением истории джазового искусства, заканчивалась сообщением о том, что Новый Орлеан — город с населением 390 тысяч человек, примерно как в Брянске или Белгороде — располагает далеко не одной такой организацией. Оно и неудивительно: ведь именно Новый Орлеан традиционно считается родиной джаза. Кроме того, это старейший город Юга США, и его культурное наследие уникально: ведь в состав Соединённых Штатов этот город, основанный французами в 1718 г., вошёл только в 1803, а до этого сначала был столицей Французской Луизианы, после чего с 1763 по 1803 принадлежал испанской короне — хотя французское население при этом никуда не уезжало.

New Orleans, Louisiana
New Orleans, Louisiana

Здесь до сих пор многие говорят в быту на французском языке или (реже) на креольском диалекте, а в центре города большинство улиц помечено тремя названиями: современным английским, изначальным французским и испанским. Кстати, большинство старинных построек тут на самом деле испанские, а не французские.

Крыши Французского квартала, шпиль Кафедральной базилики св. Людовика, короля Французского, и река Миссисипи
Крыши Французского квартала, шпиль Кафедральной базилики св. Людовика, короля Французского, и река Миссисипи

С севера город ограничен огромным озером Пончартрэйн — именно оттуда в 2005 году хлынули воды потопа, вызванного ураганом Катрина, в результате чего было затоплено 80 процентов города, погибло полторы тысячи человек и сотни пропали без вести, а население упало вдвое, с почти 800 до 390 тысяч, потому что многие эвакуированные так и не вернулись, найдя более спокойные места для жизни. Но в центральной части города главная вода — это, конечно, великая река Миссисипи, которая охватывает исторические районы города полумесяцем с юга. Возможно, поэтому Нью-Орлеан так и зовут — Город Полумесяцем, Crescent City.

Мутные воды Миссисипи и популярный среди туристов колёсный пароход SS Natchez
Мутные воды Миссисипи и популярный среди туристов колёсный пароход SS Natchez

Конечно же, невозможно побывать в Нью-Орлеане и не увидеть Preservation Hall, «Зал Сохранения» — как считается, оплот традиционного нью-орлеанского джаза, то самое место, где джазовая традиция, не прерываясь, хранится с легендарных времён столетней давности… ну и т. д.

Вход в Preservation Hall
Вход в Preservation Hall

На самом деле Preservation Hall на Сент-Питер-стрит — чисто туристический проект, и причём недешёвый. Стать одним из 100 слушателей, допущенных внутрь, стоит 20 долларов. Эти 20 долларов не гарантируют вам сидячего места: внутри есть несколько лавок и подушек на полу, но они зарезервированы для «важняков» (Big Shots), заказавших билеты заранее, что обходится уже не в 20, а в 50 долларов — а основная масса посетителей стоит на ногах весь концерт. При этом в помещении бывшего винного склада нет кондиционера (ну, может, зимой это и нормально…) За эти 20 или 50 долларов можно послушать 35-40 минут музыки в исполнении Preservation Hall Jazz Band. За вечер бывает пять «заездов», с пяти до одиннадцати вечера. После каждого заезда зал полностью очищают от публики, и заходят следующие 100 жаждущих приобщиться к «Вековой Традиции». Легко подсчитать, что ежевечерняя выручка «Презервейшн-Холла», при практически всегда стопроцентной заполняемости, составляет от 10 до 50 тысяч долларов. Ну, составляла — до коронавирусной пандемии, конечно.

Preservation Hall поздним вечером
Preservation Hall поздним вечером

На самом деле «вековая традиция» возникла следующим образом. Тут мне придётся обратиться к моей книге «Блюз. Введение в историю» и использованным в ней фрагментам интервью, которое в феврале 2006 дал мне историк нью-орлеанской сцены Брюс Рэйбёрн:

Как только Нью-Орлеан оказался признан как место рождения джаза, он стал привлекать множество джазовых «пилигримов» со всего мира, стремившихся почувствовать, каково это — быть на родине джаза. В определённый момент городская Коммерческая палата обнаружила эту тенденцию, и в туристической индустрии был сделан упор именно на ранний, традиционный нью-орлеанский джаз, а современный джаз, развивавшийся в 50-60-е гг., этой поддержки не получил. Даже если приёмы (и иногда репертуар) современного джаза прокрадывались в музыку тех коллективов и заведений, которые были призваны сохранять аутентичную атмосферу нью-орлеанского джаза (вроде открывшегося в 1960-е гг., но «как бы аутентичного» Preservation Hall), это происходило негласно, подспудно. Да, музыка «традиционных» джазовых ансамблей, играющих для туристов, в действительности отличается от той, которая реально звучала в городе в 1920-е гг. На самом деле эта музыка воспроизводит «вторую волну», период «возрождения» — New Orleans/Dixieland Revival 1940-х. гг., но никто не говорит об этом, и эта двусмысленная ситуация порождена именно экономическими причинами.

Да, «Вековая Традиция» была действительно основана только в 1961 г. — до этого в здании был винный склад. Быть может, первый состав Preservation Hall Jazz Band, собранный из ветеранов нью-орлеанского джаза (некоторые были старше Луи Армстронга и помнили его первые шаги на джазовой сцене!), ещё и обладал какой-то аутентичностью: часть этого состава приезжала в СССР в 1979 г. и, как вспоминают аксакалы, действительно играла настоящую Традицию.
ВИДЕО: Preservation Hall Jazz Band в 1970 г.

Но нынешний состав, в который входят в основном музыканты 1950-70-х годов рождения, уже никакой особой Традиции, увы, не хранит. Да и «Зал Сохранения» в дневное время ничем не отличается от других полузаброшенных зданий Французского Квартала.

Днём Preservation Hall, прямо скажем, непрезентабелен
Днём Preservation Hall, прямо скажем, непрезентабелен

Но всё вышесказанное вовсе не означает, что традиции нью-орлеанской музыки в Нью-Орлеане не осталось!

Нью-Орлеан — по-прежнему единственное место на Земле, где джаз — не только и даже не столько часть музыкального искусства, сколько часть живой, низовой уличной культуры. Просто традиция сменила адрес. Ни Рампарт-стрит, ни Бэйсин-стрит, ни Бурбон-стрит больше не центры этой культуры: это в лучшем случае исторические адреса с памятными досками и даже «муралами» (произведениями стрит-арта — уличного «наивного искусства») на стенах.

Историческое здание салуна Little Gem и мурал «One Time in New Orleans»
Историческое здание салуна Little Gem и мурал «One Time in New Orleans»

Вот, например, историческое здание салуна Little Gem на Южной Рампарт-стрит: в начале 2018 на его боковой стене со стороны автостоянки на месте снесённых ветхих строений начала прошлого века уличный художник Брэндан Одум по заказу городских властей создал «мурал» под названием «Однажды в Нью-Орлеане», на котором довольно талантливо перерисовал известную фотографию 1905 года с изображением ансамбля основоположника нью-орлеанского джаза — полулегендарного трубача Бадди Болдена (1877-1931). Ни одной записи не осталось от Болдена, чью музыкальную карьеру в 1907 году прервал тяжёлый психоз и помещение в психиатрическую клинику до конца жизни. Сохранились только пара расплывчатых фотографий и восторженные воспоминания современников. Фигуру Болдена художник выделил своеобразным нимбом и для ясности подписал: «Король Бадди Болден».

Мурал «One Time in New Orleans» вблизи
Мурал «One Time in New Orleans» вблизи

А вот перекрёсток двух исторических улиц, Бэйсин-стрит и Сент-Луис-стрит. Отсюда, вот от этого здания, начинался Сторивилл — процветавший с 1870 по 1917 год квартал «красных фонарей», где в начале ХХ столетия в «домах греха» увеселяли клиентов десятки лучших пианистов города, в том числе и небезызвестный Джелли Ролл Мортон, который утверждал, что именно он в 1902 г. единолично придумал джаз.

Перекрёсток Бэйсин-стрит и Сент-Луис-стрит
Перекрёсток Бэйсин-стрит и Сент-Луис-стрит

Именно о Бэйсин-стрит поётся в знаменитом хите раннего джаза «Basin Street Blues», который бесчисленное количество раз записывал и исполнял самый известный уроженец Нью-Орлеана — Луи Армстронг. Благодаря Армстронгу эта песенка Спенсера Уильямса стала «джазовым стандартом» и входит в репертуар сотен диксилендов по всему миру.

После закрытия «домов греха» прежний весёлый квартал в 1920-е постепенно пришёл в упадок, хотя теперь бывшие «салуны» почти полностью переориентировались на обслуживание ещё одного человеческого греха — пьянства, с которым боролся введённый в 1919 «сухой закон». А в 30-е годы прежний Сторивилл был почти полностью снесён — но с годами нищета, разруха и всяческие безобразия постепенно забылись, и новые поколения местных энтузиастов и туристов со всего мира стремились видеть хоть что-нибудь из овеянного романтическим флёром прошлого. Для них в заметном на фотографии жёлтом здании — бывшей железнодорожной станции Бэйсин-стрит, конечной остановки Южной железной дороги — работает теперь туристский информационный центр. Между прочим, именно постройка этой станции в 1908 г. стала первым гвоздём в гроб Сторивилла: пассажиры новой железнодорожной линии были недовольны тем, что с окружавших пути балконов «домов греха» проезжающим поездам весело помахивали падшие женщины, часто крайне скудно одетые (или вовсе не одетые).

Так выглядел Сторивилл в  1917 г., незадолго до закрытия  «домов греха». Отмечены три самых известных развлекательных заведения, терминал (конечная станция) Южной железной дороги, улицы Канал, Сев. Рампарт и Бэйсин.
Так выглядел Сторивилл в 1917 г., незадолго до закрытия «домов греха». Отмечены три самых известных развлекательных заведения, терминал (конечная станция) Южной железной дороги, улицы Канал, Сев. Рампарт и Бэйсин.

Кстати, подступы к информационному центру для туристов тоже полны «муралами», только не такими обширными, как на Рампарт-стрит: вот этот, например, на распределительной коробке коммуникационных сетей, посвящён одной из звёзд нью-орлеанского ритм-н-блюза 1950-х — Диакону Джону Мору (Deacon John Moore). Кстати, он ещё жив, ему сейчас 79 лет, и несколько лет назад ещё выступал на локальных фестивалях.

Мурал, посвящённый «Диакону» Джону Мору
Мурал, посвящённый «Диакону» Джону Мору

А где же теперь в Нью-Орлеане слушать нью-орлеанскую музыку, если она перестала звучать по прежним адресам?

Frenchmen Street, клуб Spotted Cat
Frenchmen Street, клуб Spotted Cat

Прежде всего — на улице Френчмен, но не на всём её протяжении, а только между улицей Ройял и авеню Эспланейд, в квартале Faubourg Marigny. Сейчас это читается «Фоуберг Мэрини», хотя по-французски правильно было бы «Фобур Мариньи» — ну так и город давно уже не «Нувель-Орлеан», а «Ну-Оуллинз»! В наши дни именно этот небольшой квартал — средоточие музыкальной культуры города. Здесь находятся несколько лучших джазовых клубов, ориентированных как на современный джаз — прежде всего Snug Harbor Jazz Bistro — так и на традиционные нью-орлеанские стили, прежде всего «Пятнистый кот», The Spotted Cat.

В клубе Spotted Cat
В клубе Spotted Cat

Делегация российского Центра исследования джаза целый вечер ходила по улице Френчмен из клуба в клуб. В некоторые места мы только заглядывали: там звучали фанк, блюз-рок, соул и другие ветви афроамериканской популярной культуры. Там, где звучал джаз, мы оставались на несколько номеров — причём кое-где звучал современный мэйнстрим, а в других местах — традиционный нью-орлеанский джаз: где-то туристический, то есть до предела упрощённый, а где-то — как в «Пятнистом коте» — очень изощрённый, виртуозный и живой. В целом мы убедились, что играть здесь умеют, и умеют хорошо. Нет, развитие музыки происходит где-то в других местах, но здесь просто очень надёжно сохраняют традицию. Здесь она живая.

Молодёжный самодеятельный духовой оркестр из квартала Тремэ играет на улице Френчмен
Молодёжный самодеятельный духовой оркестр из квартала Тремэ играет на улице Френчмен

Хотя самодеятельные музыканты на улице играют в основном современные ритмы — фанк, грув и т.п. — лет 110 назад джаз в Нью-Орлеане наверняка примерно так и звучал, с поправкой на разницу в стилистических признаках: громко, грязно, грубо, неотразимо энергично, дико экспрессивно и просто захватывающе. Видеопример занимает примерно минуту, больше снимать было не вполне удобно — снующие в толпе вокруг оркестра корпулентные активистки деятельно намекали, что за видеосъёмку нужно бы сделать «пожертвование».

В СЛЕДУЮЩЕМ ВЫПУСКЕ: старейший в мире Нью-Орлеанский джазовый архив им. Хогана!

Цикл основан на материалах, полученных делегацией российского Центра исследования джаза в ходе стажировки по теме «Менеджмент джазовых архивов в США» летом 2019 года в рамках программы профессионального обмена International Visitor Leadership Program. Часть материалов была собрана в ходе аналогичной экспедиции с целью изучения системы исследования и сохранения джазового наследия в США, состоявшейся в январе 2019 и поддержанной компанией The Real Jazz Ambassadors, LLC.

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!