Джазовый пианист Ахмад Джамал. Неповторимый мастер

2 July
Ahmad Jamal
Ahmad Jamal

Константин Волков
для «Джаз.Ру»

Ахмад Джамал (Ahmad Jamal), выдающийся американский джазовый пианист и композитор, родился 90 лет назад, 2 июля 1930 года, в Питтсбурге, штат Пенсильвания. На рояле Ахмад начал играть в трёхлетнем возрасте — правда, тогда его звали Фриц Джонс: полное имя в свидетельстве о рождении — Фредерик Расселл Джонс. Но музыкант не любит, когда его называют прежним именем: в 1986 г. он даже подавал в суд на джазового критика Леонарда Фэзера за то, что тот упомянул в печати его имя при рождении.

В семь лет юный Фриц Джонс уже начал серьёзно заниматься музыкой. Однажды легендарный пианист довоенной эпохи Арт Тэйтум услышал, как играет четырнадцатилетний Джамал, и сказал: «Он будет великим!»: уже юношей пианист обладал феноменальной техникой и стремился играть не как все.

Ахмад Джамал в 1950-е гг.
Ахмад Джамал в 1950-е гг.

В 17 лет Джамал окончил среднюю школу им. Джорджа Вестингауза и начал выступать как профессиональный музыкант в оркестре трубача Джорджа Хадсона. Поездив по гастролям с оркестром всего год, он покинул Хадсона и стал играть в квартете под названием The Four Strings. В 1950 году он принял ислам и сменил имя на Ахмад Джамал (фонетически произносится скорее Амáд. — Ред.) Его коллектив того времени представлял собой три четверти прежнего квартета, откуда ушёл его лидер, скрипач Джо Кеннеди, и, соответственно, назывался The Three Strings — Джамал на фортепиано, Эдди Кэлхаун на контрабасе и гитарист Рэй Кроуфорд, которого Ахмад превозносил за перкуссивную манеру игры на гитаре. Впоследствии в трио играли другие басисты: Ричард Дэйвис в 1953-54, затем Израэль Кросби.

Первая известность пришла к ансамблю в 1950, когда The Three Strings постоянно работали в чикагском клубе Blue Note, но подлинная слава началась, когда они выступали в нью-йоркском клубе The Embers: на один из их концертов пришёл влиятельный джазовый продюсер Джон Хаммонд, когда-то запустивший звёздные карьеры Бенни Гудмана, Билли Холидей и Каунта Бэйси. Он заинтересовался молодыми музыкантами и добился для них контракта с легендарным лейблом Okeh Records, который в тот период принадлежал корпорации Columbia. В 1951 году на лейбле вышла первая запись трио — «Ahmad’s Blues».

Впоследствии «Три струны» выпускали пластинки на лейблах Parrot (1953–55) и Epic (1955). Ахмад Джамал вскоре вернулся в Чикаго, потому что не любил играть в шумном, дымном нью-йоркском клубе и особенно сильно расстроился, когда пьяный гость подошёл, чтобы заказать музыку, и опрокинул бокал красного вина на клавиатуру рояля. Рэй Кроуфорд назад в Чикаго не поехал, и гитариста в трио не стало, пришлось брать барабанщика. Им стал выходец из Нью-Орлеана, мастер креольских ритмов Вернел Фурнье.
ВИДЕО: трио Джамала с Израэлем Кросби и Вернелом Фурнье, Чикаго, 1959
среди публики в кадре видны пианист Хэнк Джонс (стоит возле Джамала), саксофонист Бен Уэбстер с сигаретой на губе, критик журнала Down Beat Нат Хентофф с курительной трубкой, а в самом конце в камеру улыбается великий барабанщик «Папа» Джо Джонс

В том же году трио выпустило на легендарном чикагском лейбле Chess ставший бестселлером и хрестоматийным образцом искусства джазового фортепианного трио концертный альбом «At the Pershing: But Not for Me», записанный в ресторане чикагского отеля «Першинг». Звукоинженер «Чесс» Мэл Чисхолм, который за четыре вечера в «Першинге» записал весь материал альбома на двухдорожечный переносной магнитофон, рассказывал: отель в то время пользовался такой неоднозначной репутацией, что, собираясь на запись, он впервые в жизни взял с собой пистолет.

Историческое здание отеля на углу авеню Коттедж-Гроув и Южной 64 улицы в Чикаго (снесено в 1980-е; в настоящее время на этом месте автостоянка)
Историческое здание отеля на углу авеню Коттедж-Гроув и Южной 64 улицы в Чикаго (снесено в 1980-е; в настоящее время на этом месте автостоянка)

Альбом продержался в десятке бестселлеров в США 108 недель (т.е. более двух лет) и принёс огромные деньги как лейблу, так и самому Джамалу. Музыканту это позволило исполнить мечту детства: он совершил длительное путешествие по Африке, где не выступал как пианист, но встречался со студентами университетов в Судане и Египте. Критик «Нью-Йорк Таймс» Бен Ратлифф впоследствии написал об этом альбоме:

Если вы ищете аргументы за то, что музыка может одновременно быть мэйнстримом, который доставляет удовольствие, и в то же время радикальным новаторством — следуйте за Джамалом.

Внушительный финансовый успех диска, помимо путешествия по Африке, позволил Джамалу отрыть в Чикаго собственный клуб The Alhambra. Правда, клуб проработал всего несколько месяцев: Ахмад рассказывал, что открыл его только по настоянию своих друзей и близких, но в это время он переживал развод и не нуждался ни в собственном ресторане, ни в доме с 16 комнатами, который у него в это время был в Чикаго. В 1961 Ахмад Джамал переехал в Нью-Йорк.
СЛУШАЕМ: заглавный трек альбома

Пианист стал широко известен в музыкальном мире, его музыкальные идеи подхватывали многие джазмены. Трубач Майлз Дэйвис называл Джамала одним из своих любимых пианистов; считается, что Ахмад оказал огромное влияние на звучание «Первого великого квинтета» Дэйвиса, в который входили саксофонист Джон Колтрейн, пианист Ред Гарланд, басист Пол Чэмберс и барабанщик «Филли» Джо Джонс. Майлз восторгался тем, как Джамал обращается с формой и ритмом. Дэйвис даже просил пианиста Уинтона Келли, который записался вместо Билла Эванса в пьесе «Freddie Freeloader» на эпохальном альбоме «Kind of Blue» (1959), «играть как Ахмад Джамал». Джамала считают своим кумиром Рэнди Уэстон, Кит Джарретт, Джек ДеДжонетт, Гэри Пикок и другие джазовые звёзды.

Ахмад Джамал за электропиано, конец 1960-х
Ахмад Джамал за электропиано, конец 1960-х

При этом в 1961-63 годах Джамал не выступал, так как успех альбома 1959 года избавил его от необходимости постоянно выступать для заработка. Только в 1964 г. он вернулся к концертной деятельности. В 60-е и 70-е пианист — зачастую на электромеханическом инструменте, «электропиано» — выступал и записывался с новым составом трио, в который входили контрабасист Джамил Нассер и барабанщик Фрэнк Гант. С этим составом в 1970 году Джамал записал саундтрек к известной политической комедии Роберта Олтмана «M.A.S.H!»

А 25 лет спустя Клинт Иствуд взял в звуковую дорожку к своему фильму «Мосты округа Мэдисон» две знаменитые пьесы с альбома Джамала «But Not For Me» — «Music, Music, Music» и «Poinciana».

Стиль Джамала за шесть с лишним десятилетий его творчества сильно изменился: от лёгкости и беззаботности, отличающей его записи 50-х годов — к карибским мотивам в 70-х и к хоровым коллажам и бравурным пьесам 90-х; однако импровизация всегда остаётся центральным моментом в его музыке. Вот что говорит сам Ахмад Джамал:

— Я верю в импровизацию. Импровизируют все музыканты. Даже Бах, Моцарт и Бетховен импровизировали. Импровизация и свобода — это синонимы. Цель любого музыканта — достижение свободы, но добиться этого удается редко.
Четверо лауреатов почётного звания NEA Jazz Master (Мастер джаза Национального фонда искусств США) 2009 года: отец джазовой педагогики д-р Дэвид Бейкер, пианист Дейв Брубек, барабанщик Рой Хэйнз и пианист Ахмад Джамал
Четверо лауреатов почётного звания NEA Jazz Master (Мастер джаза Национального фонда искусств США) 2009 года: отец джазовой педагогики д-р Дэвид Бейкер, пианист Дейв Брубек, барабанщик Рой Хэйнз и пианист Ахмад Джамал

Роль Ахмада Джамала в истории джазовой звукозаписи была признана Американской академией звукозаписи в 2017 г., когда 86-летний мастер получил премию «Грэмми» в категории «За заслуги в течение всей жизни».

Ахмад Джамал в Москве 7 февраля 2009 (фото © Владимир Коробицын)
Ахмад Джамал в Москве 7 февраля 2009 (фото © Владимир Коробицын)

Российская публика впервые увидела Ахмада Джамала в феврале 2009 на фестивале «Триумф Джаза». Он выступил в России с тогдашним составом своего трио, где работали басист Джеймс Кэммак и барабанщик Джеймс Джонсон III, к которым в качестве специального гостя присоединился перкуссионист-новатор Маноло Бадрена, игравший, к примеру, в легендарной фьюжн-группе Weather Report.

В репортаже с концерта редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков писал:

…78-летний мастер находится в прекрасной форме; ни одно из принёсших ему славу качеств его игры не пострадало от времени — по-прежнему он напористо излагает свой материал, построенный больше на игре с музыкальными пространствами, на тонком чувстве времени и на ритмических конструкциях, нежели на узнаваемых мелодиях; по-прежнему форма исполняемых пьес строится «по руке», то есть музыканты реагируют на жестикуляцию лидера, выстраивая музыку из быстро тасуемых Ахмадом конструкций и заранее отрепетированных фрагментов; по-прежнему у музыкантов нет не только выписанного нотного материала, но и сет-листа, то есть списка исполняемых тем — Джамал начинает играть, никому не сказав ни слова, и члены ансамбля должны моментально подхватить музыку, т.е. знать весь его репертуар! Особая нагрузка, конечно, при этом ложится на контрабасиста, так как значительная часть музыки Джамала — это совместное изложение материала фортепиано и контрабасом. Басист Джеймс Каммак, много лет работающий с Джамалом — музыкант удивительно внимательный, памятливый и при этом не лезущий в лидеры, но самозабвенно работающий на общий результат, на музыку, а не на голую самореализацию. Сам же Джамал по-прежнему чётко дозирует минимализм и виртуозность, то есть не давит на слушателя бесконечным потоком быстро воспроизводимых нот, но и не отказывает себе в скоростных виртуозных эпизодах, если, по его мнению, музыка этого требует.
ВИДЕО: Ахмад Джамал в Москве, 2009

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!