Джазовый традиционалист Александр Банных: трубач с инженерным дипломом

24 November 2020

Михаил Кулль
для «Джаз.Ру»

Александр Банных (1945-2009). Фото © Александр Забрин, 1989
Александр Банных (1945-2009). Фото © Александр Забрин, 1989

7 ноября 2020 Александр Банных мог бы отметить 75-летие. Увы, до этой даты он не дожил, но успел оставить заметный след в советском и российском джазе.

Джазовая энциклопедия даёт о нем скупую информацию.

07.11.1945, Ленинград […] Трубач, корнетист, руководитель оркестра. Учился играть на трубе в музыкальной школе. С 1959 г. жил в Москве, дебютировал в квартете Валерия Кацнельсона, затем переехал в Ригу… В 1976 вернулся в Москву, […] играл в Диксиленде Грачёва. В 1985 организовал «Новый московский джаз-бэнд», с которым выступал на фестивалях […] и регулярно гастролировал в Европе.

Мне, знакомому с Банных с 1976 и игравшему вместе с ним более пятнадцати лет, хочется чуть подробнее рассказать о том, что не сказано в этих строчках.

Итак, Саша Банных родился 7 ноября 1945 в Ленинградской области, точнее — в деревне Колтуши Всеволжского района, в семье военнослужащего. Семье часто приходилось менять место жительства. В школу он пошел в 1953 в Харькове, продолжал учебу в Москве, а окончил школу в 1963 в Воронеже. Живя в Ленинграде, в какой-то степени вопреки желаниям матери, год-полтора занимался в музыкальной школе по классу трубы. На этом его начальное музыкальное образование было закончено. Окончив школу, он поступил в Бронетанковую академию в Харькове, но, проучившись год, был «списан» в армию и дослуживал срочную до 1967 в Орле. В это время его семья переехала в Ригу, куда он и вернулся после армии, поступил в Рижский политехнический институт (1967-1971), окончил его и три года работал на электротехническом заводе VEF.

В 1976 перешел на работу в ИЯИ (Институт ядерных исследований Академии наук СССР) и переехал в Москву, с которой, если не считать получение квартиры в подмосковном Троицке, была связана вся оставшаяся жизнь. Чтобы закончить географически интересную биографию Саши, напомню вкратце основные музыкальные этапы его московской жизни. Поначалу играл с разными музыкантами, в том числе в дуэте «БФ-2» с Виктором Фридманом, и в это же время познакомился с известным уже в Москве «Диксилендом Грачёва», в котором на правах второй трубы, а иногда — тубиста, играл с 1976 до 1984 года. В 1985 организовал «Новый московский джаз-бэнд», вместе с которым играл до конца 90-х, когда серьёзно заболел. В девяностых иногда выступал с другом детства тенор-саксофонистом Валерием Кацнельсоном. Продолжал преподавать в «Студии» — ныне это Московский колледж импровизационной музыки. Но болезнь неуклонно прогрессировала, и 20 мая 2009 г. Саша скончался.

Александр Банных. Воронеж, 1963. Фото © Валерий Кацнельсон
Александр Банных. Воронеж, 1963. Фото © Валерий Кацнельсон

Очевидно, он был изначально музыкально одарённым мальчишкой. Наверное, это семейная черта: его младший брат, Борис Банных, впоследствии стал известным не только в Риге музыкантом — контрабасистом, игравшим в различных ансамблях, вплоть до Эстрадного оркестра Гостелерадио Латвии. Как вспоминает Валерий Кацнельсон (в дальнейшем — ВК), «у Саши был потрясающий слух». Получив элементарные навыки игры на трубе в музыкальной школе в Ленинграде, он увлекся игрой по слуху, а, оказавшись в Москве в 1959-м, начал вместе с одноклассником Евгением Казаряном и школьным учителем пения, игравшем на фортепиано, исполнять популярный танцевальный репертуар. В самодеятельном духовом оркестре районного Дома комсомольцев и школьников он познакомился с Валерием Кацнельсоном, игравшим на флейте. Вскоре вместе с одноклассниками Женей Казаряном (барабаны), Женей Розенблюмом (фортепиано) и Кацнельсоном (уже с саксофоном) они составили квартет вполне джазового характера. «Играли американские стандарты, Саня вовсю импровизировал и заставлял меня… Мы играли без нот. Всё на слух» (ВК). И ещё:

На одной из первых репетиций… Саня остановил бэнд и говорит мне: «Давай, импровизируй». Я понятия не имел, что это такое. Спрашиваю: «Саш, а как это?» Он почесал затылок и говорит: «Играй какую-нибудь фигню!» С тех пор я только этим и занимаюсь. (ВК).
Первые шаги в джазе. А.Банных и Валерий Кацнельсон. Воронеж, 1963. Фото © Валерий Кацнельсон
Первые шаги в джазе. А.Банных и Валерий Кацнельсон. Воронеж, 1963. Фото © Валерий Кацнельсон

Этот состав просуществовал до 1962 г., когда отца Саши перевели в Воронеж. Там появился ансамбль в составе: Банных, Кацнельсон (он приехал летом к Саше в гости и остался в Воронеже на год, играя также в джаз-оркестре филармонии), Игорь Файнбойм (фортепиано), Сергей Украинский (контрабас) и Борис Банных на ударных. Ребята играли в воронежском молодёжном кафе с популярным в те годы названием «Молодёжное». Затем была служба в армии, после которой вслед за семьей Саша в 1967 попал в Ригу.

Воронеж. Валерий Кацнельсон, Борис Банных, ?, Александр Банных, 1963. Фото © Валерий Кацнельсон
Воронеж. Валерий Кацнельсон, Борис Банных, ?, Александр Банных, 1963. Фото © Валерий Кацнельсон

Рижский период, кроме учёбы в Политехническом институте и последующей работы на VEF, был плодотворным и принёс Саше определённую известность в рижских джазовых кругах. Он часто играл со своим диксилендом на джазовых вечерах в популярном кафе «Аллегро» (Эдуард Кловский, тромбон; Юрис Мутульс, кларнет; Борис Банных, контрабас; Леонид Марухно, банджо; Игорь Цинман, ударные).

Рига, «Джазовый пароход» после фестиваля, Борис Коган, Виктор Городинский, Юрис Мутульc, А.Б., Алексей Канунников, начало 70-х. Фото © Сергей Буданов
Рига, «Джазовый пароход» после фестиваля, Борис Коган, Виктор Городинский, Юрис Мутульc, А.Б., Алексей Канунников, начало 70-х. Фото © Сергей Буданов

Принимал участие в непременных джем-сешнс; иногда играл в составе Бориса Когана, когда тот стал тубистом и басистом. После воронежского увлечения джазом, характерным для стиля свинг и даже близким к бопу, это было первое серьёзное обращение Банных к традиционному джазу. А в 1976 он поменял место работы и место жительства на Москву.

«Рига – Москва». 1976. Фото © Валерий Кацнельсон
«Рига – Москва». 1976. Фото © Валерий Кацнельсон

Москва предоставила возможность сделать выбор партнёров и стиля, что и было сделано. Видимо, один из первых контактов произошел с Диксилендом Владислава Грачёва, где мы мгновенно нашли с Сашей общий язык и провели в тесном сотрудничестве лет 8-9. Так что история Саши Банных 1977-1985 гг. — это во многом продолжение многолетней истории «Диксиленда Грачёва», который иногда называли Московским диксилендом (далее буду употреблять сокращение «МД»). Плюс отвлечения на ансамбль с пианистом Виктором Фридманом «БФ-2» (название популярного в те годы синтетического клея, которое при желании можно расшифровать как «Банных-Фридман-дуэт»).

«БФ-2» – А.Б. и Виктор Фридман. 1991. Фото © Виктор Фридман
«БФ-2» – А.Б. и Виктор Фридман. 1991. Фото © Виктор Фридман

В эти же годы Саша поступил, отучился два года и окончил знаменитое в джазовых кругах Царицынское музучилище (филиал 2-го Московского областного музыкального училища), дававшее дипломы о среднем образовании многим ранее не имевшим такового музыкантам, прежде всего — джазовым. Кстати, впервые вместе с Фридманом Саша сыграл на училищном выпускном концерте в 1984 г. После этого у них был ряд интересных поездок и выступлений БФ-2, наиболее значимое из которых — участие в фестивале «Тбилиси-85».

Итак, Банных в МД. Поначалу Саша играл что-то вроде второй трубы в расписанных тутти и «разъездах», особенно, когда состав покинул кларнетист Лев «Лёня» Лебедев и звучание передней линии перешло в целом в очень низкий регистр (труба — Грачёв, тромбон — Игорь Завёрткин, баритон-саксофон — Всеволод Данилочкин). Вскоре дефицит был восполнен привлечением (мною) в наш состав Игоря Тертычного, кларнетиста / альт-саксофониста. Иногда мы пользовались умением Банных играть на тубе. В конце 70-х, когда у Грачёва начали появляться известные исполнительские трудности, иногда он был по сути первой трубой.

Александр Банных (в центре кадра, слева от В. Грачёва) на 25-летии «Диксиленда Грачёва». Москва, Дом Медика, 1979 (из архива автора)
Александр Банных (в центре кадра, слева от В. Грачёва) на 25-летии «Диксиленда Грачёва». Москва, Дом Медика, 1979 (из архива автора)

Подробно перечислять наши выступления не имеет смысла. Отмечу участие в 1977 в открытии кафе «Ритм», пробитое энтузиазмом Паши Барского, замечательный вечер в ДК Медиков, посвященный 25-летию МД (1979), несколько выступлений на регулярных «студийных» фестивалях в ДК «Москворечье». Состав «передней линии» оставался неизменным: Грачёв, Тертычный, Заверткин, Данилочкин плюс-минус Банных. Серьёзная замена Грачёва на Банных произошла лишь однажды, когда незадолго до очередного фестиваля в Студии в 1979 г. Владик серьёзно заболел. Мне пришлось срочно перекроить программу (а заодно — и название ансамбля на «Новый московский диксиленд», поскольку именовать его Диксилендом Грачёва без Грачёва было как-то не очень).

«Новый московский диксиленд», 1979
«Новый московский диксиленд», 1979

Сыграли неплохо, Саша в роли явного лидера был хорош, но в стилистике мы волей-неволей сделали небольшой зигзаг в сторону свинга, поскольку и Саша, и я явно тяготели к этому — что, к слову, не осталось незамеченным Грачёвым.

В 1983 г. Сева Данилочкин организовал ансамбль «Децима», воплотив свою многолетнюю мечту. Первым номером в её состав был привлечен Грачёв, когда наш МД постепенно терял свой уровень, а, может быть, и привлекательность. Мы с Сашей неоднократно обменивались мыслями о модернизации или создания по сути нового ансамбля с традиционным уклоном. Пока я размышлял,Саша на основе состава, игравшего летом в студенческом лагере МАИ на юге, собрал новую команду, получившую имя «Новый московский джаз-бэнд» (НМДБ, перевод на английский был произведен позже). Иногда на выступлениях состав назывался «Ансамбль «Москворечье», поскольку базой оставалась Студия искусства музыкальной импровизации в ДК «Москворечье» на Каширке.

«Новый Московский джаз-бэнд», первый состав. 1986. Фото © Александр Забрин
«Новый Московский джаз-бэнд», первый состав. 1986. Фото © Александр Забрин

4 октября 1985 на осеннем фестивале в «Москворечье» состоялся наш дебют. Играли Александр Банных (труба), Игорь Тертычный (кларнет / альт-саксофон), Игорь Завёрткин (тромбон), Михаил Кулль (ф-но), Пётр Печников (банджо), Сергей Середенко (бас-гитара) и Николай Калинин (ударные). (ф.009) Сашин вкус и умение играть традиционный джаз плюс явное тяготение к его некоторой свинговой модернизации сыграли свою роль в звучании ансамбля, в целом остававшегося вполне традиционным.

НМДБ на фестивале «Тбилиси-86». 1986
НМДБ на фестивале «Тбилиси-86». 1986

Уже в этом составе «НМДБ Александра Банных» вполне успешно выступил на фестивалях в Тбилиси (1986) и Риге («Ритмы лета-87»).

ВИДЕО: под названием Ансамбль «Москворечье» п/у Александра Банных — в телепрограмме «Джазовая панорама» (1987), посвящённой фестивалю «Джаз-86»

Вскоре, после замены ударника на Валерия Алхасьянца — в Казани («Джазовый перекресток-87») и на концертах в Паланге. Не считаем регулярное участие во всех фестивалях в «Москворечье». В составе появился вокалист — Владимир Сидоркович.

Вскоре, видимо, не без желания отказаться от привычного атрибута диксиленда — банджо, и с очередной заменой ударника на Андрея Никонова, а также в результате «обмена» — привлечения Севы Данилочкина вместо тромбона Игоря Заверткина при условии, что Саша будет играть и в «Дециме» — образовался состав, почти в неизменном виде просуществовавший до 1992 г.

На Студийном фестивале в ДК «Москворечье». 1989
На Студийном фестивале в ДК «Москворечье». 1989

Вот только некоторые города и фестивали, в которых выступал в это время НМДБ: Уральск, Тюмень (дважды), Кустанай, Пермь («Звёздный дождь»), Львов (откуда привезли награду — «Хрустального льва»).

Запомнилась также и большая гастроль по Узбекистану, средоточию предприятий Минсредмаша (министерство СССР, контролировавшее производство ядерных боезарядов и топливных элементов для атомной энергетики. — Ред.). В 1988 НМДБ организовали собственный «бенефис» в Студии, приурочив его к трёхлетию состава.

НМДБ в Уральске (ныне областной центр Западно-Казахстанской обл., Республика Казахстан). 1988
НМДБ в Уральске (ныне областной центр Западно-Казахстанской обл., Республика Казахстан). 1988

Но главное — это наша поездка в 1989 в Чехословакию для участия в культурной программе «Дней Москвы в Праге». Для Саши и большинства из нас это был первый выезд за границу СССР…

НМДБ на «Днях Москвы в Праге». 1989
НМДБ на «Днях Москвы в Праге». 1989

В 1990 у состава появилась возможность выехать на гастроль в Западную Европу.

Рекламное фото The New Moscow Jazz Band перед поездкой в Европу. 1991
Рекламное фото The New Moscow Jazz Band перед поездкой в Европу. 1991

Эти поездки в 1990-1993 гг. стали регулярными и носили в значительной степени коммерческий характер; но играть приходилось всерьёз, потому что непременными местами выступлений были джазовые клубы, а порой — и международные фестивали. Мне удалось вместе с NMJB (New Moscow Jazz Band) принять участие в двух поездках в 1992 г. В остальных место за роялем занимал старый друг Саши — Виктор Фридман.

А с 1993 г. стали происходить серьёзные кадровые изменения. В составе менялись пианисты и басисты, Саша вместо Игоря Тертычного пригласил Виктора Подкорытова, перестал играть на саксофоне Сева Данилочкин. Похоже, что к 1994 г. состав практически прекратил существование после участия в North Sea Jazz Festival. В 1995 г. НМДБ скромно отметил своё десятилетие, в том же году в ЦДРИ был вечер в честь 50-летия Саши Банных.

Прекратила существование и «Децима», превращенная Данилочкиным в «Горячую девятку», в которой Саша вскоре перестал играть. Последний раз в дуэте «БФ-2» он вышел на сцену в 1995 г. Изредка играл на тубе с составом Альберта Мелконова. Продолжал преподавание в Студии (уже под названием МКИМ), но привычной ему творческой работы уже не было. Да и здоровье начало сдавать.

На праздновании 40-летия «Джазовой студии». А.Б. и Григорий Мальян. Фото © Александр Забрин, 2007
На праздновании 40-летия «Джазовой студии». А.Б. и Григорий Мальян. Фото © Александр Забрин, 2007

Владимир Фейертаг назвал стиль НМДБ «диксиленд с элементами свинга и современного джаза», а после одной из гастролей по Германии в 1992 г. пресса назвала наш стиль «modern Dixieland».

В судьбе НМДБ последних лет существования сыграли определенную роль некоторые личные черты Саши. Назвать это «звёздной болезнью» я бы не решился. Главное, что исчезли общие интересы и симпатии, которые поддерживали по-настоящему ранее дружный коллектив единомышленников.

Александр Банных. Москва, 1987. Фото © Александр Забрин
Александр Банных. Москва, 1987. Фото © Александр Забрин

Пятнадцать лет знакомства с Сашей, почти десять лет теснейшего сотрудничества и просто дружбы с ним были для меня одними из самых замечательных лет моей жизни, связанных с джазом. Поэтому, несмотря на наш внезапный разрыв после 1992 г., я решил вспомнить о Саше Банных, хорошем трубаче с инженерным дипломом.

За помощь в подготовке материалов автор искренне благодарит Бориса Банных, Сергея Буданова, Александра Забрина, Георгия Искендерова, Валерия Кацнельсона, Андрея Никонова, Игоря Тертычного, Виктора Фридмана.

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!