Джон Колтрейн: 10 очерков о 10 ключевых альбомах саксофониста. «Гигантские шаги», 1959

29 September

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»

обложка оригинального издания стереоверсии альбома (было и издание также в формате моно)
обложка оригинального издания стереоверсии альбома (было и издание также в формате моно)

Всего через две недели после окончания записи эпохального альбома трубача Майлза Дэйвиса «Kind Of Blue» саксофонист Джон Колтрейн (1926-1967) снова в студии — на сей раз с собственным квартетом. Новый лейбл Atlantic, вскоре ставший ведущей независимой силой на американском рынке звукозаписи, подписал с Джоном контракт на неслыханно щедрых по тем временам условиях: 7000 долларов аванса в год (на нынешние деньги примерно 60 000) плюс потиражные отчисления с каждой проданной пластинки. Альбом отразил стремительный рост саксофониста как мастера импровизации и новатора невероятной для тех лет техники игры под названием «слои звука» (sheets of sound) — плотных потоков коротких нот, представлявших собой стремительное обыгрывание даже не основных звуков аккорда, а всех его нот, или даже всех нот соответствующей аккорду гаммы. Если, допустим, у ритм-секции проходит большой мажорный септаккорд ми бемоль (E♭maj7), причём проходит очень быстро — в течение буквально половины четырёхчетвертного такта, то саксофонист (в идеале, конечно) за это время должен сыграть не просто ноты обоих трезвучий, образующих этот аккорд (ми бемоль мажор и соль минор), но и все ноты соответствующих гамм!

Колтрейн первым из джазменов приблизился к скорости звукоизвлечения классических пианистов (несколько сотен нот в минуту) — что на рубеже 1950-60-х гг. представляло собой для джазового саксофониста практически предел беглости. Сейчас, 60 лет спустя, разработанной Колтрейном беглостью импровизационной игры должны владеть даже студенты музыкальных колледжей!

На этом альбоме он достиг и ещё одной вершины — довёл до совершенства одну из сложнейших в джазе импровизационных технологий: принцип импровизации по так называемой «Колтрейновой матрице». Идею этой системы замен и обогащения аккордов для уплотнения и головоломного усложнения гармонической ткани Колтрейн почерпнул в сборнике упражнений русского музыкального педагога Николая Слонимского (1894-1995).

Николай Слонимский  (в США Nicolas Slonimsky) и Джон Колтрейн. Конечно, это фотомонтаж: они не встречались лично, хотя жили в одно время.
Николай Слонимский (в США Nicolas Slonimsky) и Джон Колтрейн. Конечно, это фотомонтаж: они не встречались лично, хотя жили в одно время.

В своей научной работе «“Русский след” в американском джазе: потаённые воздействия. К постановке проблемы» (2020) автор этого очерка пишет, что пьеса Колтрейна «Giant Steps»

...представляет собой классический образец так называемых «Колтрейновых гармонических замен», или «Колтрейновой матрицы» — циклической гармонической схемы, построенной на замене широко распространённой в джазовых темах гармонической последовательности, основанной на II, V и I ступенях лада, на непрерывное смещение тонального центра по кругу, где основной тон каждого следующего аккорда отстоит от основного тона предыдущего на большую терцию...
...Конечно, Слонимский не придумывал конкретно «Колтрейнову матрицу». Его задачей было исследовать все теоретически возможные отношения внутри звукоряда. В разных примерах и упражнениях он делит октаву на два тритона, на 12 равноправных полутонов, на шесть целотонных интервалов, на четыре малые терции, но в данном случае для нас важно именно деление октавы на три большие терции. Это именно те отношения ступеней лада, которые использовал Джон Колтрейн: у темы «Гигантских шагов» нет традиционной «основной тональности» — тональный центр постоянно смещается: сначала это си-мажор, затем соль-мажор и ми-бемоль мажор. Таким образом тональность в строгом смысле существует только на протяжении нескольких тактов, до скачка («гигантского шага») к следующему тональному центру, каждый раз на интервал большой терции от предыдущего.
Издание  «Тезауруса гамм и мелодических оборотов» Николая Слонимского, 1947: именно по этому изданию Джон Колтрейн учился использовать для построения импровизации сложные комбинированные звукоряды
Издание «Тезауруса гамм и мелодических оборотов» Николая Слонимского, 1947: именно по этому изданию Джон Колтрейн учился использовать для построения импровизации сложные комбинированные звукоряды

И ныне умение импровизировать по сложнейшей аккордовой сетке трека «Giant Steps» считается признаком мастерства молодого джазового музыканта, овладевающего джазовой премудростью в рамках системы музыкального образования. Характерно, что в вошедшей на альбом записи Томми Флэнеган (1930-2001), далеко не последний человек в деле джазовой импровизации на фортепиано, так запутался в сложнейших математических отношениях «Колтрейновой матрицы», что в своём соло несколько раз сконфуженно останавливается, пропуская очередной «гигантский шаг», и его соло в результате превращается в рваную последовательность мелодичных, но нелогичных фрагментов, которые он отчаялся выстроить в связное повествование.

Tommy Flanagan
Tommy Flanagan

К чести Флэнегана надо отметить, что он признал неудачу, принял вызов, тщательно изучил и освоил Матрицу и впоследствии сделал «Гигантские шаги» одним из центральных номеров своего фортепианного репертуара.

Едва ли не большей популярности среди слушателей достигла баллада «Наима», хотя и основанная на невероятных аккордах, а точнее — ладах, строившихся от каждого отдельного сложнейшего аккорда, но нежнейшая по звуку. Её Колтрейн посвятил своей тогдашней жене. Её звали Хуанита Граббс, но во взрослом возрасте она приняла ислам и, соответственно, новое имя — Наима (у русскоязычных мусульманок соответствует имени Найма, от арабского نعيمة — «Счастливая жизнь»).

Juanita Naima Grubbs-Coltrane
Juanita Naima Grubbs-Coltrane

Этот трек был записан отдельно от всего остального материала альбома — 2 декабря 1959 — в студии фирмы грамзаписи Atlantic в Нью-Йорке. На нём играет иной состав, не такой же, как на остальных треках: пианист Уинтон Келли, барабанщик Джимми Кобби басист Пол Чэмберс, то есть ритм-секция квинтета и секстета Майлза Дэйвиса.

Весь остальной материал альбома, шесть треков из семи на оригинальном виниловом издании, которое вышло в феврале 1960 года, был записан в той же студии семью месяцами ранее. 4 и 5 мая 1959 в студии с Джоном Колтрейном были пианист Томми Флэнеган, басист Пол Чэмберси барабанщик Арт Тейлор.

На поздних изданиях альбома в формате компакт-диска и цифрового альбома, выходивших к 50- и 60-летию записи, к семи исходным трекам обычно добавляют ещё примерно столько же бонус-треков — либо добавочных дублей тех же треков, не использованных для оригинального издания, либо «пробных версий» двух номеров альбома, записанных 26 марта 1959 в той же студии иным составом, в котором играли Колтрейн, Чэмберс, пианист Сидар Уолтони барабанщик Лес Хамфриз— другие треки будущего альбома этот состав не записывал.

Слушаем альбом: John Coltrane «Giant Steps» (Atlantic SD 1311, запись 4-5 мая и 2 декабря 1959, дополнительные треки 26 марта 1959)

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!