Главные альбомы в жизни джазового пианиста. Каунт Бэйси «14 золотых мелодий»

9 June

Много недель подряд джазовые круги в социальных сетях волнами обходит «флэшмоб», в рамках которого музыканты рассказывают о десяти альбомах, сформировавших музыкальные вкусы каждого из них. В изначальных правилах возникшего в марте 2020 «флэшмоба» было прописано, что выкладывать на своих страницах в соцсетях нужно только обложки этих альбомов, без комментариев. Но многие, конечно, не удержались и принялись делиться воспоминаниями и впечатлениями от своих «самых главных альбомов». Пианист Алексей Подымкин сделал это настолько впечатляюще, что редакция «Джаз.Ру» не могла не предложить ему опубликовать очерки о любимых альбомах на наших страницах. Спасибо Алексею, что согласился!

Сегодня — первый выпуск (из 10).

Каунт Бейси «14 золотых мелодий»
Всесоюзная фирма грампластинок «Мелодия», 1982, С60-18654

Первый альбом (второй отличался только цифрой 2 на обложке и, естественно, списком треков). Обратите внимание на «отзеркаленное» фото пианиста: если предположить, что оно не вывернуто наоборот, то ткань задника сцены находится справа от пианиста и, значит, рояль стоит открытой стороной не к публике, а к заднику сцены.
Первый альбом (второй отличался только цифрой 2 на обложке и, естественно, списком треков). Обратите внимание на «отзеркаленное» фото пианиста: если предположить, что оно не вывернуто наоборот, то ткань задника сцены находится справа от пианиста и, значит, рояль стоит открытой стороной не к публике, а к заднику сцены.

ОТ РЕДАКЦИИ.Сборник эпохальных записей, выпущенных оркестром Каунта Бэйси в конце 1930-х гг. на лейбле Decca, работавший в тесной связке с медиакорпорацией Music Corporation of America (MCA). Оригинал этой подборки назывался «Golden Melodies 28» и был выпущен в 1979 г.: в США — корпорацией MCA, а на европейском рынке — западногерманской компанией Ariola-Eurodisc GmbH. Он включал, как ясно из названия, 28 треков и издан был в виде двойного (раскладного) винилового альбома. Лицензия на выпуск пластинки в СССР была приобретена ВФГ «Мелодия» у западногерманского правообладателя в 1982 г.

Обложка исходного американского издания подборки. Обратите внимание: здесь Уильям «Каунт» Бэйси (1904-1984) снят в естественном для пианиста ракурсе — справа. На обложке советского издания эта же самая фотография «отзеркалена».
Обложка исходного американского издания подборки. Обратите внимание: здесь Уильям «Каунт» Бэйси (1904-1984) снят в естественном для пианиста ракурсе — справа. На обложке советского издания эта же самая фотография «отзеркалена».

Два любопытных факта о советском релизе:

1. Вероятно, его планировали издать в исходном формате — двойного альбома, выпуск которых «Мелодия» к началу 1980-х уже давно освоила. Поэтому даже на «яблоках» виниловых дисков стороны пронумерованы как 1, 2, 3 и 4. Однако в конце концов «Мелодия» напечатала две отдельные пластинки: «14 золотых мелодий — 1» (стороны 1 и 2) и «14 золотых мелодий — 2» (стороны 3 и 4).

2. На стороне 2 (вторая сторона первого диска) советского издания два трека, 12 и13 — соответственно, «Blame It On My Last Affair» и «Cherokee» — поменялись местами по сравнению с оригинальным западногерманским релизом.

Алексей Подымкин
Алексей Подымкин

Эта пластинка была первой в моей джазовой истории. Если бы не она, я, скорее всего, не стал бы музыкантом. В детстве, в родном Барнауле, мне посчастливилось учиться у замечательного педагога. Его зовут Михаил Тимофеевич Стюхин. Это человек, обладающий невероятной эрудицией, и он просто пропитан любовью ко всему живому. Круг его интересов безграничен: история, археология, география, иностранные языки, живопись, поэзия, садоводство и многое-многое другое. Он мог возбудить интерес к музыке и к занятиям даже у самого безынициативного и ленивого ученика. Например, у такого, каким был я в то время.

В целом, у меня неплохо получалось играть инвенции Баха и сонатины Клементи, но я это делал почти механически. Текст учил быстро — способности позволяли, но настоящего интереса к этому занятию не было.

И вот в один из весенних дней 1982 года (я точно помню, что день был солнечный, то есть, погода тоже способствовала) мой учитель появился в классе с коробкой пластинок и практически с порога задал мне вопрос: «Алёша, а ты слышал что-нибудь про джаз?» Я, естественно, ответил отрицательно. И он тогда без предисловий поставил именно эту пластинку. От зазвучавшей музыки меня практически сразу начало колбасить, просто до судорог, тело само задвигалось. Тогда, видимо, я впервые испытал настоящий кайф от музыки. Прозвучит шаблонно, но в этот момент моя жизнь разделилась на «до» и «после».

СЛУШАЕМ: первый трек первой стороны первой пластинки — «One O’Clock Jump»

Благодаря этой записи и, в первую очередь, благодаря моему учителю и его нестандартному подходу к процессу обучения (это, кстати, было почти диссидентством в то время — давать слушать джаз ученикам отделения академического фортепиано) у меня проснулся неподдельный интерес к музыке в целом, и к классике в частности, потому что я как-то постепенно понял, что без серьёзной академической базы я не смогу играть джаз по-настоящему.

Вот такая история. Спасибо Михаилу Тимофеевичу (насколько я знаю, он в добром здравии и полон энтузиазма) и Каунту Бэйси за то, что открыли мне дверь в этот волшебный мир под названием джаз!

СЛУШАЕМ: подборка из 24 треков оркестра Каунта Бэйси конца 1930-х, практически совпадающая с выборкой, опубликованной на двух пластинках ВФГ «Мелодия»

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!