Из истории джаза. Труба и голоса: Диззи Гиллеспи и «Двойная шестёрка из Парижа»

24.07.2018

Текст основан на 581 выпуске подкаста из цикла «Слушать здесь», который записал и выпустил главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков в 2012 г. Послушать подкаст можно по ссылке (в нём частично использованы другие музыкальные треки).

The Double Six of Paris
The Double Six of Paris

Начнём издалека. В 1959 году в Париже была создана вокальная группа из шести голосов, которая получила характерное англо-французское название «Ле Дубль Сис» — Les Double Six, или, как их потом начали называть сугубо по-английски, The Double Six of Paris, то есть «Двойная шестёрка из Парижа».

Почему шестёрка — понятно: в ансамбле было шесть голосов, три мужских и три женских. А вот почему «двойная»? Дело в том, что ансамбль создавался как студийный, с прицелом на новейшие по тем временам студийные технологии, в частности — наложение записей. Записываясь дважды, участники «Ле Дубль Сис» добивались одновременного звучания 12 голосов, иногда исполнявших 12 разных партий, что позволяло добиться весьма мощного и гармонически насыщенного звучания, сопоставимого со звуком джазового оркестра. Создательница этого коллектива Мими Перрэн ориентировалась на американские образцы: с одной стороны — на джазовый вокализ знаменитого певца, выступавшего под псевдонимом Кинг Плэжер, а с другой — на плотные и изощрённые вокальные гармонии трио «Хендрикс, Ламберт энд Росс».

В начале 60-х парижская Двойная шестёрка была весьма популярна во Франции, да и во всей Европе, а кроме того — успешно гастролировала по США и даже записывалась с американскими звёздами, включая Куинси Джонса и Рэя Чарлза. Но, с моей точки зрения, одна из самых интересных записей «Дабл Сикс оф Пэрис» была сделана в Париже. Правда, в ней тоже участвовала американская звезда, и какая: вместе с вокальной шестёркой записался один из величайших трубачей в истории джаза, первопроходец и идеолог бибоповой революции 40-х годов, сам Диззи Гиллеспи.

Эти записи взяты с альбома «Dizzy Gillespie and the Double Six of Paris», который был записан в парижской студии Europasonor 8 июля 1963 года и спустя несколько недель выпущен европейским лейблом Philips. Для альбома было выбрано 12 тем, и все они принадлежали к числу самых известных номеров в репертуаре великого трубача.

Год спустя, в 1964, Диззи Гиллеспи попытается (то ли в шутку, то ли всерьёз) начать кампанию по избранию на пост президента США
Год спустя, в 1964, Диззи Гиллеспи попытается (то ли в шутку, то ли всерьёз) начать кампанию по избранию на пост президента США

Джон Бёркс Гиллеспи (1917-1993), по прозвищу Диззи, «головокружительный», дебютировал в свинговых оркестрах ещё до второй мировой войны, но подлинную славу принесла ему революция бибопа, в которой он в середине и второй половине 40-х годов был не просто участником, но архитектором и пророком. Если его партнёр и соратник саксофонист Чарли Паркер интуитивно находил новаторские решения, то Диззи эти решения записывал на ноты, анализировал и объяснял более молодым музыкантам, сделав таким образом разработанный им и Паркером бибоп основной языка современного джаза.

Вот ещё один бибоповый стандарт в совместной записи Диззи Гиллеспи с ансамблем «Ле Дубль Сис» — «Groovin’ High». Обратите внимание на первое соло. После проведения темы Мими Перрен пропевает несколько строк на французском языке: это её текст, написанный на в точности воспроизведённый голосом квадрат импровизации Диззи Гиллеспи на трубе из самой известной записи темы пианиста Тэдда Дамерона «Groovin’ High», сделанной на легендарном концерте звёзд бибопа в зале «Масси-Холл» в Торонто в 1953 году.

К моменту записи с парижским вокальным ансамблем Диззи был уже в статусе живого классика. В 63 году ему было 46 лет, а участники Double Six of Paris были в среднем на 10-12 лет его младше. Это была пёстрая компания. Главный мужской голос ансамбля, Уорд Свингл, родился в Нью-Орлеане и окончил консерваторию Цинциннати как пианист. После второй мировой он поехал в Париж продолжать совершенствоваться на фортепиано, но к концу 50-х оказался в вокальном ансамбле Мими Перрэн, а когда в конце 1966 года «Двойная шестёрка» распалась, он продолжал работать в аналогичной по составу группе Swingle Singers, которую создал параллельно с работой у Перрэн ещё в 1962 г. (только в «Свингл Сингерс» было не шесть голосов, а восемь). Его новому ансамблю предстояло завоевать пять премий «Грэмми». В разных составах — сначала парижском, а после переезда Уорда в Великобританию в 1973 лондонском — она продолжает существовать до сих пор, хотя сам Свингл ушёл из жизни в 2015 г.

Ещё один мужской голос, Эдди Люисс, был органистом и пианистом, в частности — после распада «Дабл Сикс» работал пианистом в парижском ансамбле саксофониста Джонни Гриффина. Сопрано Кристиан Легран была дочерью композитора Раймона Леграна и сестрой джазового бэндлидера и тоже популярного композитора Мишеля Леграна; после распада «Ле Дубль Сис» она продолжала работать в вокальных группах, в том числе в «Свингл Сингерс» у Уорда Свингла, и пела одну из партий в знаменитом киномюзикле «Шербургские зонтики», музыку к которому написал её брат.

Но самая необычная судьба ждала лидера группы, Мими Перрен. В конце 60-х она из-за болезни оставила музыку и занялась переводами. Именно в её переводах выходили на французском языке бестселлеры Роджера Зелазни, Роберта Шекли и Дина Кунца, а в конце жизни она стала официальным французским переводчиком мастера детектива Джона Ле Карре. Мими Перрен ушла из жизни 1 ноября 2011 года в возрасте 81 года.

Интересен и инструментальный состав на этом альбоме. За барабанами — Кенни Кларк, ветеран бибоповой сцены, перебравшийся в Париж ещё в 1956 г., в описываемый период со-лидер оркестра Kenny Clarke/Francy Boland Big Band. За фортепиано чередуются безумный гений бибопа Бад Пауэлл, тоже изрядно поживший в Париже на рубеже 50-х и 60-х годов прошлого столетия, и молодой тогда Кенни Баррон, постоянный пианист ансамблей Диззи Гиллеспи того времени. На контрабасе — Пьер Мишело, ведущий басист тогдашней французской джазовой сцены. Партии альт-саксофона играет ещё один участник ансамбля Диззи — Джеймс Муди, а аранжировки для всего этого великолепия написал ещё один пианист Гиллеспи, на тот момент уже бывший — блестящий музыкант и композитор из Аргентины по имени Борис Шифрин, в историю джаза вошедший под прозвищем Лало Шифрин.

И обратите внимание на интересный момент: хотя считается, что американский джаз нужно петь на английском языке, парижский секстет поёт в основном на своём родном французском. И это не XXI век, а начало 1960-х.