Не как все. Пианист Билл Эванс (1929-1980): 90 лет со дня рождения

Билл Эванс в Милане, 1969. Фото © Roberto Polillo
Билл Эванс в Милане, 1969. Фото © Roberto Polillo

Кирилл Мошков, редактор «Джаз.Ру»

16 августа 2019 исполнилось 90 лет со дня рождения одного из самых необычных пианистов в истории джаза. Достаточно сказать, что в конце 50-х годов прошлого века Билл Эванс (William John Evans; 19 августа 1929, Плэйнфилд, Нью-Джерси — 15 сентября 1980, Нью-Йорк) стал первым музыкантом не афроамериканского происхождения, кому довелось стать постоянным членом квинтета и секстета легендарного реформатора джазового искусства — трубача Майлза Дэйвиса. А какого, кстати, происхождения? Вопрос сложный. Что объединяло родителей — так это социальный круг: оба были из семей недавних (конца XIX столетия) иммигрантов, причём оба деда были шахтёрами на угольных копях Пенсильвании. Но отец будущего пианиста, Гарри Эванс, был из валлийцев (кельтов юго-запада Великобритании), а мать в девичестве звали Мария Сорока, она была из семьи эмигрантов с пограничных земель Австро-Венгерской и Российской империй — карпатских русинов. В 1960-е годы некоторые советские поклонники Эванса переписывались с ним на русском языке: видимо, мать, которая ушла из жизни только в 1977, переводила ему эти послания.

Оба сына Эвансов, старший Гарри и младший Билл, стали музыкантами, оба учились музыке в одном и том же университете в городке Хаммонд, штат Луизиана, где оба играли и в университетском джаз-ансамбле, и в марширующем оркестре, и в студенческом симфоническом оркестре: Билл на рояле, Гарри на валторне. Оба сохранили очень тесные братские отношения до конца своих коротких жизней: старший брат, ставший преподавателем музыки, умер за год до младшего, прожив на год больше — всего 52.

В честь 90-летия со дня рождения Эванса предлагаю обратиться к одному из недавних удивительных открытий, связанных с его наследием.

обложка альбома
обложка альбома

В 2016 году на американском лейбле Resonance Records вышло уникальное издание: двойной компакт-диск с записями великого джазового пианиста Билла Эванса. На этом месте знатоки истории джаза слегка удивятся: ну и что? Эванс за свою 23-летнюю творческую историю, с дебюта в грамзаписи в 1957 году и до безвременного ухода из жизни в 1980-м, записал более шестидесяти альбомов как солист или лидер собственного ансамбля, и это не считая участия в записях других лидеров. Например, именно его игра звучит на всех, кроме одного, треках самого продаваемого джазового альбома всех времён, «Kind of Blue» трубача Майлза Дэйвиса. Одна из тем альбома, «Blue in Green», была написана Эвансом на основе гармонического наброска Майлза; на обложке альбома Эванс не был упомянут как автор, и Майлз заплатил ему за использование его разработки всего 25 долларов, но впоследствии историки восстановили подлинное авторство.

Наследие Эванса столь обширно,что после его смерти в возрасте 51 года вышло ещё несколько десятков пластинок под его именем — сборников, концертных записей и так далее. Тем не менее, выход нового альбома — реально историческое событие. Дело тут вот в чём: 21 трек, выпущенный Resonance Records в виде коллекционного издания с 40-страничным буклетом, никогда ранее не публиковался. Более того, это не сборник. Это именно альбом, причём документирует он тот состав трио Билла Эванса, который незаслуженно мало представлен в грамзаписи.

Лето 1968 года, за фортепиано Эванс, на контрабасе Эдди Гомес, который играл у Эванса с 1966 года и будет продолжать работать с ним до 1977-го. На ударных инструментах — 25-летний Джек ДеДжоннетт, который только что покинул ансамбль саксофониста Чарлза Ллойда, за год до этой записи выступив с ним на эпохальном для истории советского джаза фестивале в Таллине 1967 года, и ещё не начал работать в электрическом ансамбле Майлза Дэйвиса, которому год спустя предстояло в очередной раз, по выражению аргентинского писателя Хулио Кортасара, перевернуть историю джаза, как рука переворачивает страницу.

Bill Evans Trio: Eddie Gomez, Jack DeJohnette, Bill Evans, 1968 (photo © Giuseppe Pino/Resonance Records)
Bill Evans Trio: Eddie Gomez, Jack DeJohnette, Bill Evans, 1968 (photo © Giuseppe Pino/Resonance Records)

Этот состав трио Билла Эванса просуществовал всего шесть месяцев. В принципе, понятно, почему ДеДжоннетт его покинул: материал, записанный на этом альбоме — стопроцентный джазовый мэйнстрим в манере конца 50-х. Хотя музыка — типичный Эванс с его глубокой интровертностью, лиричностью и богатейшим, самым прогрессивным для той эпохи гармоническим языком, в конце 60-х для молодого барабанщика, который уже поиграл будоражащие восьмидольные грувы с Чарлзом Ллойдом, эта музыка безусловно вполне могла казаться старомодной, укоренённой в прошлом. Но этот фактор не может заслонить высочайшего, великолепного творческого уровня этой уникальной записи — и, кстати говоря, её великолепного технического качества. Фактически, это новый альбом пианиста Билла Эванса, как ни странно звучит словосочетание «новый альбом» применительно к записи, сделанной 50 лет назад музыкантом, которого нет в живых уже более трёх с половиной десятилетий. Он озаглавлен по названию одной из любимых тем Эванса, мелодии американского композитора-симфониста середины прошлого века Леонарда Бернстайна — «Some Other Time», «Как-нибудь в другой раз».

История такова. В 2013 году продюсер Зев Фелдман, который на Resonance Records отвечал за исторические переиздания (с 2018 — вице-президент лейбла, а также продюсер переизданий на легендарной фирме грамзаписи Blue Note), встретился в германском городе Бремене на ежегодной выставке-ярмарке джазовой индустрии Jazzahead с наследником Ханса-Георга Бруннинг-Швера, создателя и многолетнего владельца прославленной студии и фирмы грамзаписи MPS, работавшей в маленьком городке Филлинген-Швеннинген на юге Германии, в регионе Шварцвальд, с конца 60-х по 80-е годы. Студия MPS славилась великолепным оборудованием и звучанием, так как Бруннинг-Швер был не только преуспевающим владельцем фабрики по производству радиоаппаратуры, но и одним из самых продвинутых аудиоинженеров своего времени. Он ушёл из жизни в 2004 году в результате автомобильной аварии, оставив миру не только одну из лучших в мире студий для записи акустической музыки с одним из лучших в Европе роялей, поставленным туда самим Фридрихом Гульдой, но и гигантский каталог сделанных его лейблом записей. Более 500 записанных в этой студии альбомов в своё время вышли на MPS и сейчас переиздаются новыми владельцами каталога, гамбургской компанией Edel AG.

Ханс-Георг Бруннинг-Швер в студии MPS в городке Филлинген-Швеннигнен. Справа — пианист Оскар Питерсон, любимый музыкант ХГБС.
Ханс-Георг Бруннинг-Швер в студии MPS в городке Филлинген-Швеннигнен. Справа — пианист Оскар Питерсон, любимый музыкант ХГБС.

Но есть множество записей, которые были сделаны и положены в сейф — потому ли, что не было достигнуто устраивавшее все стороны соглашение, или потому, что у артистов были на тот момент обязательства перед другими фирмами грамзаписи, да мало ли почему. К их числу принадлежит и 21 трек, записанный трио Билла Эванса в студии Ханса-Георга Бруннинг-Швера в городе Филлинген-Швеннинген 20 июня 1968 года. Именно эту запись наследники ХГБС, как сокращённо именовали основателя лейбла, предложили Зеву Фелдману для издания. Почти два года ушло на юридическую подготовку релиза, ведь на момент записи у Эванса был контракт с американским лейблом Verve и никаких прав на эту запись при её создании оформлено не было, почему она и пролежала почти полвека в студийном сейфе. И вот в 2016 году пластинка увидела свет.
ВИДЕО: шестиминутный сюжет об истории альбома

Как пишет в буклете историк джаза Марк Майерс, эта запись частично меняет представления об эволюции одного из величайших джазовых пианистов в истории, потому что она впервые даёт услышать, как Эванс переходил от одного периода своей музыкальной эволюции, обычно именуемого периодом «свингующего романтизма», к другому — который Майерс определяет как период «перкуссивной поэзии», период, когда пианист от исключительной опоры на контрабасиста переходил к внимательному включению в ткань своей игры тех акцентов и пульса, которые предлагает барабанщик. И немалую роль в этом переходе сыграл именно Джек ДеДжоннетт, который предложил Биллу Эвансу новое видение ритма, новый уровень взаимодействия с ударной установкой. До сих пор всё, что мы знали об этом составе — это концертная запись, сделанная пятью днями ранее на фестивале в Монтрё в соседней Швейцарии, и четыре трека, тайно записанных в Нью-Йорке во время клубного выступления через полтора месяца, в августе 68-го. Новый альбом предложил совершенно новый уровень понимания важнейшей перемены, случившейся в творчестве одного из самых влиятельных джазовых пианистов ХХ столетия.

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!