Несостоявшаяся сенсация в истории советского джаза. Исследовательские будни

5 February

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»

Эта история началась с того, что глава Сиенского джазового архива — итальянского центра исследования джаза и одного из двух ведущих джазовых исследовательских центров в Европе — профессор Франческо Мартинелли предложил автору этих строк написать главу об истории джаза в России для гигантского сборного труда под названием «История европейского джаза: музыка, музыканты и их аудитория в историческом контексте», который впоследствии вышел на английском языке в сентябре 2018 г. Главу я написал — 14 000 слов на английском — и осенью 2016 сдал редакторам: мой текст, как выяснилось, редактировал безмерно мною уважаемый Алин Шиптон, автор «A New History of Jazz». Но в процессе подготовки материала, как это обычно бывает, передо мной встал целый ряд производных, побочных и дополнительных вопросов, которые я с интересом продолжаю решать и по сей день — и рассчитываю на основе этих решений написать много интересного и по-русски. В процессе подготовки главы я купил у букинистов сборник «Мнемозина. Документы и факты из истории отечественного театра ХХ века. Выпуск 4». Это толстенный том материалов по истории русского театра (Москва, «Индрик», 2009). Купил я его ради опубликованных в нём писем, которые писал Всеволоду Мейерхольду первопроходец российского джаза Валентин Парнах. Нужная мне информация нашлась в самих письмах, и я не стал тогда читать комментарии к ним.

Единственные сохранившиеся изображения танцев Валентина Парнаха — фотография (предположительно 1925 г.) и графический скетч. Кадр из документального фильма Михаила Басова «Валентин Парнах. Не здесь и не теперь» (2011)
Единственные сохранившиеся изображения танцев Валентина Парнаха — фотография (предположительно 1925 г.) и графический скетч. Кадр из документального фильма Михаила Басова «Валентин Парнах. Не здесь и не теперь» (2011)

А в январе 2017 — для расширения кругозора — я прочитал и комментарии, написанные публикатором, сотрудником Государственного института искусствознания и доцентом кафедры литературно-художественной критики моей alma mater, факультета журналистики МГУ — Ольгой Купцовой. И в этих комментариях... Впрочем, дальше я просто привожу свою переписку с Ольгой Николаевной. Сейчас вы увидите, как в истории советского джаза чуть было не состоялась сенсация.

«Уважаемая Ольга Николаевна! К Вам обращается главный редактор российского издания о джазе, Кирилл Мошков. Занимаясь изысканиями в области истории отечественного джаза и исследуя источники, связанные с деятельностью В.Я. Парнаха, я внимательно изучил Вашу публикацию «Джаз-банд и «левый театр». Письма В. Я. Парнаха Вс. Э. Мейерхольду (1922–1930)» в альманахе «Мнемозина» за 2009 г. В Ваших комментариях читаю:

Много позже, в 1935 г. в советском фантастическом фильме «Гибель сенсации» (»Робот Джима Рипля») реж. А.Н. Андриевского по роману Карела Чапека «R.U.R.» Парнах исполнил один из своих эксцентрических танцев.

Это произвело бы своего рода переворот в ранней истории советского джаза, так как до сих пор считалось, что не сохранилось никаких киносъёмок танцующего Парнаха, а единственный раз он появился на киноэкране в крошечном безымянном эпизоде в фильме «Весёлые ребята», да и то это не отражено в титрах.

Кадр из первой советской музыкальной комедии «Весёлые ребята» (1934). Высветлено лицо В.Я. Парнаха. Это открытие сделал таганрогский режиссёр-документалист Михаил Басов в процессе работы над фильмом «Валентин Парнах. Не здесь и не теперь» (2011).
Кадр из первой советской музыкальной комедии «Весёлые ребята» (1934). Высветлено лицо В.Я. Парнаха. Это открытие сделал таганрогский режиссёр-документалист Михаил Басов в процессе работы над фильмом «Валентин Парнах. Не здесь и не теперь» (2011).

Я внимательно просмотрел фильм «Гибель сенсации» — кстати, снятый вовсе не по «R.U.R.», а по украиноязычной фантастической повести Владимира Владко «Роботарі ідуть» 1931 г.: сюжет повести Владко, в те же годы переведённой на русский, весьма похож на сюжет фильма, тогда как к пьесе Чапека, за исключением самой аббревиатуры R.U.R (в фильме расшифрованной как Riple's Universal Robots), он практически не имеет отношения. Я буквально изучил фильм по кадрам. Скажите, а где именно в этом фильме можно видеть эксцентрический танец в исполнении Парнаха? Дело в том, что в этой кинокартине вообще нет эксцентрических танцев! Ну, если не считать танца созданных Риплем роботов, но их на экране 12, и они выделывают согласованные простые движения, вряд ли подпадающие под определение «эксцентрического танца».

Был бы чрезвычайно признателен Вам, если бы Вы смогли разрешить моё недоумение.»

Кадр из фильма «Гибель сенсации» (1935). Подвыпивший инженер Рипль, играя на саксофоне, заставляет своих роботов танцевать (они управляются, помимо прочего, звуковыми сигналами).
Кадр из фильма «Гибель сенсации» (1935). Подвыпивший инженер Рипль, играя на саксофоне, заставляет своих роботов танцевать (они управляются, помимо прочего, звуковыми сигналами).

Хотя дело было в воскресенье, Ольга Николаевна откликнулась сразу же.

«К сожалению, развеять Ваше недоумение не смогу:-). Дело в том, что готовя эту публикацию, я проконсультировалась с коллегами-киноведами. В тот момент поверила им на слово (мнение было очень авторитетное). Потом же, перепроверяя, и сама не нашла танца в сохранившейся копии фильма. Версия такая: танец был снят на кинопленку. Возможно, зрители его даже увидели, но позже эпизод вырезали.

Но мне кажется, что произошла аберрация. В фильме есть эпизод в кабаре. Конферансье внешне напоминает Парнаха. Там всего несколько кадров — пара секунд, танца нет, хотя пластический рисунок можно ухватить и он похож на то, что делал Парнах.

В общем, в этой истории всё сплошная загадка. Из письма Парнаха, как Вы читали, вроде бы следует, что съёмки его танцев (или танца) проводились. Но для чего и что было дальше — неизвестно.»

Отвечаю:

«Благодарю за скорый ответ! В общем, ясно только то, что ничего не ясно. У меня были подозрения на рыжеволосого трубача в условном «джаз-банде» в баре (хотя он весь эпизод стоит довольно смирненько).

Кадр из фильма. Трубач - на постаменте слева.
Кадр из фильма. Трубач - на постаменте слева.

Увеличил изображение — нет, не Парнах.

Трубач в фильме (в титрах не указан)
Трубач в фильме (в титрах не указан)

А в кабаре там был Сергей Мартинсон, действительно двигавшийся довольно манерно.»

«Гибель сенсации»: Сергей Мартинсон, сцена в кабаре. На самом деле если кого он здесь и пародирует, то — Александра Вертинского, главным образом в вокальном плане (фильм-то звуковой!), причём весьма беспощадно.
«Гибель сенсации»: Сергей Мартинсон, сцена в кабаре. На самом деле если кого он здесь и пародирует, то — Александра Вертинского, главным образом в вокальном плане (фильм-то звуковой!), причём весьма беспощадно.

На это последовал заключительный ответ О.Н. Купцовой:

«Да, Мартинсон, знаю! Но не исключено, что он копировал (пародировал?) Парнаха. Отсюда и произошла, вероятно, аберрация. ... Вы точно ткнули в одно из узких мест этой публикации (всегда весь есть такие недочищенные, недовыясненные места). Понадеешься на других :-), и вот результат. Но, с другой стороны, приятно, что кто-то не просто читает, но читает внимательно и придирчиво — есть движение».

Это точно. Я за любое движение, кроме голодовки! Смиренно благодарю О.Н. Купцову за благородную помощь в деле разрешения этого вопроса... Хотя жаль, что сенсация не состоялась!..

«Гибель сенсации»: Сергей Мартинсон, сцена в кабаре.
«Гибель сенсации»: Сергей Мартинсон, сцена в кабаре.

И, кстати, рекомендую посмотреть фильм «Гибель сенсации» целиком: несмотря на примитивный идеологизм, характерный для 1930-х, это любопытнейший образец ранней кинофантастики, и уж точно — один из первых в мире фильмов о роботах!

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!