Открытие: неизвестные фотографии Юрия Саульского и «Восьмёрки ЦДРИ», 1956

102 full reads
175 story viewsUnique page visitors
102 read the story to the endThat's 58% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Американский исследователь Эван Харрингтон уже не первый год занимается изучением наследия своего отца, фотографа Филипа Харрингтона (Phillip Harrington, 1920-2009). Харрингтон-старший снимал для множества американских изданий, но самую большую известность приобрела его работа в журнале Look. В этом издании фотограф работал до 1971 г., когда журнал закрылся. Позже Филип Харрингтон выступал как свободный фотограф и преподавал фотографию, в том числе в Университете штата Огайо в Цинциннати, а также (вместе со своим коллегой Романом Вишняком) разрабатывал новые технологии микрофотографии.

Филип Харрингтон (портрет около 1953 г.)
Филип Харрингтон (портрет около 1953 г.)
Филип Харрингтон (портрет около 1953 г.)

В 1956 г. Филип Харрингтон вместе с коллегами из издательской империи владельца Look Гарднера Коулза посетил Москву, где очень много снимал. Значительная часть его негативов по возвращению в США была напечатана только в виде так называемых «контактных отпечатков», когда разрезанный на куски по 4-6 кадров негатив выкладывается на большой лист фотобумаги, и делается рабочий позитив размером, скажем, А4, на котором видно содержание сразу всей фотоплёнки из одной кассеты, содержащей негатив на 36 кадров. Такая техника позволяет фотографу отобрать удачные кадры для полноразмерной печати на фотоувеличителе; поэтому «контакты» часто бывают исчерканы карандашом или специальным маркером, отмечающим нужные кадры для полноразмерной печати.

Так выглядит «контактный лист», напечатанный  с одной негативной плёнки на 36 кадров (фотопример с academic.ru не имеет отношения к наследию Харрингтона)
Так выглядит «контактный лист», напечатанный с одной негативной плёнки на 36 кадров (фотопример с academic.ru не имеет отношения к наследию Харрингтона)
Так выглядит «контактный лист», напечатанный с одной негативной плёнки на 36 кадров (фотопример с academic.ru не имеет отношения к наследию Харрингтона)

Негативы Филипа Харрингтона хранятся в Библиотеке Конгресса США, а его «контакт-листы», зачастую просмотренные самим фотографом только один раз сразу после печати, остались в домашнем архиве.

Разбирая эти листы, Эван Харрингтон обнаружил сьёмку какого-то джазового ансамбля, сделанную в 1956 г. в Москве. Харрингтон-старший вообще был любитель джаза и в поздние годы для собственного удовольствия много снимал джазовых музыкантов в Нью-Йорке, но Москва 1956 года? Харрингтон-младший обратился к российским экспертам через одну из социальных сетей с просьбой атрибутизировать съёмку: сам он в СССР не бывал, советского джаза не знал и мог с уверенностью определить на фотографиях только бюст Ленина. Каково же было удивление российских специалистов, когда на этих отпечатках они увидели лица членов легендарной «Восьмёрки ЦДРИ» во главе с Юрием Саульским!

Слева направо: Эрик Дибай, Александр Салганник, Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Иорь Берукштис. Фото Филипа Харрингтона, 1956
Слева направо: Эрик Дибай, Александр Салганник, Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Иорь Берукштис. Фото Филипа Харрингтона, 1956
Слева направо: Эрик Дибай, Александр Салганник, Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Иорь Берукштис. Фото Филипа Харрингтона, 1956

Юрий Саульский (1928-2003) в 1954 г. окончил Московскую консерваторию им. Чайковского по теоретико-композиторскому факультету (класс композиции Семёна Богатырёва, класс теории музыки Игоря Способина) и сразу же был назначен музыкальным руководителем эстрадного оркестра Дмитрия Покрасса, который работал при Центральном Дворце культуры железнодорожников. В 1955 г. при Мосэстраде был создан эстрадный оркестр п/у Эдди Рознера — знаменитого европейского джазового трубача, бежавшего в СССР из Польши в дни начала Второй мировой войны; в 1946 г., когда в СССР началась печально известная «борьба с космополитизмом», Рознер был репрессирован и только в 1954 вернулся в Москву из колымских лагерей. 27-летний Юрий Саульский стал музыкальным руководителем его оркестра, который, несмотря на прописку по эстрадному ведомству, играл много настоящего горячего джаза.

Юрий Саульский (фото © Павел Корбут, около 2000)
Юрий Саульский (фото © Павел Корбут, около 2000)
Юрий Саульский (фото © Павел Корбут, около 2000)

Но в истинном смысле большая джазовая карьера Саульского началась в 1956 г., когда он возглавил оркестр Центрального Дома работников искусств (ЦДРИ). В оркестре, первоначально состоявшем из восьми инструменталистов (отсюда более позднее название «Восьмёрка ЦДРИ»), собралась вся блестящая джазовая молодёжь новой эпохи, воспитанная не на старых пластинках эстрадного «советского джаза», а на джазовых радиопередачах «Голоса Америки»: саксофонисты Георгий Гаранян, Алексей Зубов, тромбонист Константин Бахолдин, пианисты Юрий Рычков, Николай Капустин, пианист и контрабасист Игорь Берукштис… Музыкальный профессионал с консерваторским образованием, Саульский беспощадно «гонял» молодёжный бэнд, заставляя музыкантов-любителей бесконечно заниматься, чтобы добиться от них более или менее профессионального звучания. К лету 1957, к началу легендарного VI Международного фестиваля молодёжи и студентов, оркестр ЦДРИ разросся до полного состава биг-бэнда и был в весьма приличной форме. Он уверенно выступил на фестивале перед тысячами иностранных гостей и заслужил не только серебряную медаль фестиваля, но и высочайшую по тем временам оценку, только со знаком минус — беспощадный разнос от газеты «Советская культура», которая откликнулась на успех молодых советских джазменов статьёй «Музыкальные стиляги»:

…Пагубный пример утери самостоятельности являет собой молодёжный эстрадный оркестр ЦДРИ. Мы с отвращением наблюдаем за длинноволосыми стилягами в утрированно узких брюках и экстравагантных пиджаках.

Вскоре оркестр был расформирован.

До сих пор было известно всего несколько кадров с «Восьмёркой», причём чаще всего без Саульского, который сам в оркестре не играл, а только дирижировал им:

Известное архивное фото: «Восьмёрка» Центрального Дома работников искусств (1957). Константин Бахолдин, Виктор Зельченко, Эрик Дибай, Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Александр Гореткин (ударные), Игорь Берукштис (бас), Юрий Рычков (ф-но)
Известное архивное фото: «Восьмёрка» Центрального Дома работников искусств (1957). Константин Бахолдин, Виктор Зельченко, Эрик Дибай, Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Александр Гореткин (ударные), Игорь Берукштис (бас), Юрий Рычков (ф-но)
Известное архивное фото: «Восьмёрка» Центрального Дома работников искусств (1957). Константин Бахолдин, Виктор Зельченко, Эрик Дибай, Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Александр Гореткин (ударные), Игорь Берукштис (бас), Юрий Рычков (ф-но)

И вот теперь мы можем внимательно рассмотреть фотографии с репетиции «Восьмёрки» 1956 года. Здесь состав несколько иной: Игорь Берукштис (1933-2020) снят за фортепиано, а на контрабасе при этом играет кто-то другой — по предположению одного из наших экспертов, это Игорь Куцевицкий. За ударными Александр Салганник, на кларнете и альт-саксофоне Эрнст Дибай (1931-1983), которого все называли Эрик: музыкант-любитель, он изучал астрофизику и в будущем стал директором Астрофизической обсерватории в Крыму и завкафедрой в МГУ, хотя любительскую игру на саксофоне не бросал до). Саксофонисты — самые узнаваемые: с альт-саксофоном Георгий Гаранян (1934-2010), будущий народный артист России; с тенором — Алексей Зубов (1936-2021), в то время ещё студент физического факультета МГУ им. Ломоносова, в будущем — «тенор-саксофонист СССР №1», по опросам советских джазовых критиков, а с 1983 г. — житель Лос-Анджелеса.

«Восьмёрка ЦДРИ», фото Филипа Харрингтона, 1956
«Восьмёрка ЦДРИ», фото Филипа Харрингтона, 1956
«Восьмёрка ЦДРИ», фото Филипа Харрингтона, 1956

В лицо не видно только тромбониста, но он запечатлён на других фотографиях, в том числе и крупным планом: это Константин Бахолдин (1936-1987), впоследствии один из самых известных тромбонистов советской джазовой сцены.

Константин Бахолдин, фото Филипа Харрингтона, 1956
Константин Бахолдин, фото Филипа Харрингтона, 1956
Константин Бахолдин, фото Филипа Харрингтона, 1956

Какая, оказывается, роскошная шевелюра была у 22-летнего студента Станкина (Московского станкоинструментального института) Георгия Гараняна!

Георгий Гаранян, фото Филипа Харрингтона, 1956
Георгий Гаранян, фото Филипа Харрингтона, 1956
Георгий Гаранян, фото Филипа Харрингтона, 1956

Впрочем, то же можно сказать и о 20-летнем студенте физического факультета МГУ Алексее Зубове!

Алексей Зубов, фото Филипа Харрингтона, 1956
Алексей Зубов, фото Филипа Харрингтона, 1956
Алексей Зубов, фото Филипа Харрингтона, 1956

На трубе в оркестре ЦДРИ играл в это время 23-летний Виктор Зельченко (1933-2004). В те времена он был студентом Московского инженерно-строительного института, куда он поступил не столько учиться на строителя, сколько играть в гремевшем тогда на всю столицу джаз-оркестре МИСИ. Его называли «самым стильным трубачом Москвы». Впоследствии он стал эстрадным композитором, а когда в 1970-е гг. началось официальное преподавание джазовых специальностей, вёл джазовый оркестр в так называемом Царицынском училище (филиал 2-го Московского областного музыкального училища).

Виктор Зельченко, фото Филипа Харрингтона, 1956
Виктор Зельченко, фото Филипа Харрингтона, 1956
Виктор Зельченко, фото Филипа Харрингтона, 1956

Ну и, наконец, сам дирижёр! Это, безусловно, Юрий Сергеевич Саульский. На этой фотографии ему 28 лет.

Юрий Саульский, фото Филипа Харрингтона, 1956
Юрий Саульский, фото Филипа Харрингтона, 1956
Юрий Саульский, фото Филипа Харрингтона, 1956

АНО «Центр Исследования Джаза», фонды которого находятся в помещениях Ярославского городского джазового центра, в настоящее время ведёт переговоры о приобретении полноразмерных цифровых сканов уже не с малоформатных контактных отпечатков, а непосредственно с исходных негативов, хранящихся в Библиотеке Конгресса США.

Интересно? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!