Джаз.Ру
6238 subscribers

Памяти джазмена-инженера. Трубач Александр Банных (1945-2009)

404 full reads
563 story viewsUnique page visitors
404 read the story to the endThat's 72% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Михаил Митропольский

То, что люди (а это значит, что и музыканты) уходят — вполне естественно. Но привыкнуть к этому невозможно. Десять лет назад, 20 мая 2009, наш мир покинул трубач, педагог, лидер «Нового Московского джаз-бэнда» Александр Банных.

Александр Банных
Александр Банных

Ушёл в 63 года; в общем, это не возраст. А уходить начал раньше. Сумасшедшая жизнь, создающая сплошные проблемы там, где их не должно быть, на рубеже веков привела музыканта к инсульту. С тех пор появилось новое поколение музыкантов, публики, и имя Александра Банных кто-то может и не знать. А его с середины 70-х отлично знала сначала джазовая Москва, потом джазовая страна (включавшая Узбекистан, Латвию, Молдавию), потом и джазовая Европа. Знали его и многочисленные студенты, у которых он в Джазовой студии «Москворечье» (ныне Московский колледж импровизационной музыки) вёл класс ансамбля. Вёл этот класс и тогда, когда болезнь привела к частичному параличу, когда стало трудно говорить. Но обаяние, жизнелюбие и страсть к музыке приводили к тому, что дома у него собирались нынешние и прошлые студенты, коллеги-музыканты, а на занятия его возила машина с таким же энтузиастом за рулём.

НМДБ (Ансамбль “Москворечье”) в Тбилиси, фестиваль “Тбилиси-86”, 1986. Александр Баннных второй слева.
НМДБ (Ансамбль “Москворечье”) в Тбилиси, фестиваль “Тбилиси-86”, 1986. Александр Баннных второй слева.

Александр Евгеньевич Банных был типичным джазменом своего времени, то есть музыкантом-инженером. Он родился в Ленинграде в 1945 году. С 14 лет Саша жил в Москве, тогда же начал играть на трубе. Высшее образование по инженерной специальности получил в Риге, там же начал осваивать диксилендовый профиль. Работал электронщиком на заводе ВЭФ и играл джемы в знаменитом кафе «Аллегро».

Потом, когда вернулся в Москву, снова работал в электронике, но теперь уже в институте Академии Наук. Так мы с ним и сталкивались — днём на территории ФИАНа, а вечером на Каширском шоссе, в ДК «Москворечье», который тогда был главным джазовым центром Москвы.

Саша оставил в Риге младшего брата Бориса, басиста широкого профиля, который был участником огромного числа ансамблей, а сам ещё больше углубился в диксиленд, став второй трубой в знаменитом составе Владислава Грачёва. Стиль трубы Саши был многообразен, техническая подготовка — отличная, и в 1985 году он возглавил собственный ансамбль, получивший название «Ансамбль Москворечье», довольно быстро превратившись в «Новый Московский джаз-бэнд».

СЛУШАЕМ: «Ансамбль Москворечье», выступление на фестивале в Тбилиси, 1986

Когда мне приходилось объявлять состав на сцене, я по ироничной просьбе лидера добавлял «не диксиленд». Это действительно был очень подвижный, современный ансамбль традиционного джаза, с приёмами эпохи свинга и даже бопа. В его первый состав вошли кларнетист Игорь Тертычный, тромбонист Игорь Завёрткин, пианист Михаил Кулль, банджоист Пётр Печников, бас-гитарист Сергей Середенко, ударник Николай Калинин. В первые же годы ансамбль ждал успех и многочисленные выступления на фестивалях — Тбилиси, Рига, Казань, поездки по стране.

New Moscow Jazz Band : : Михаил Кулль, Игорь Тертычный, Андрей Никонов, Сергей Середенко, Всеволод Данилочкин, Александр Банных, 1990 (фото: И.Козлов)
New Moscow Jazz Band : : Михаил Кулль, Игорь Тертычный, Андрей Никонов, Сергей Середенко, Всеволод Данилочкин, Александр Банных, 1990 (фото: И.Козлов)

Параллельно Саша играл в уникальном ансамбле «Децима» Всеволода Данилочкина, ансамбле, воспроизводящем дух, атмосферу ранних эллингтоновских времен.

На пайку электронных схем оставалось всё меньше времени. А с начала 90-х годов «недиксиленд» оказался востребованным и в Европе. Серии концертов в Голландии, Германии, Франции — музыканты выезжали в туры по городам и фестивалям Европы прямо из Москвы на собственных машинах. В Голландии вышли два диска ансамбля, который стал уже называться по-иностранному New Moscow Jazz Band (NMJB).

Романтичное было время, всё только начиналось. Если бы не болезнь! Она долго не могла одолеть Сашу. Он занимался со студентами, слушал музыку, интересовался новинками, звонил и поздравлял друзей с праздниками — почти 10 лет, пока теперь уже ровно 10 лет назад его не стало.

Интересно? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!