Полузабытые титаны: аранжировщик Манни Албам. История джаза с Владимиром Фейертагом

26 December 2019

Автор цикла — 87-летний старейшина российской джазовой историографии Владимир Фейертаг. Он рассказывает о джазменах, которые по разным причинам не достигли уровня известности суперзвёзд, но их роль в истории мало чем уступала значению титанов джазового искусства.
В более ранних выпусках:
трубач Эрскин Хокинс, пианист Мэтт Деннис, поющий пианист Бадди Греко, трубач-аранжировщик Сай Оливер, тромбонист Майк Зверин, трубач Чарли Шейверс, саксофонист Джимми Форрест, тромбонист Сай Центнер, саксофонист Айшем Джонс, певица Джули Лондон.

Manny Albam (photo © Eastman School of Music)
Manny Albam (photo © Eastman School of Music)

Манни Албам (Manny Albam)

Кто-то не вернул мне пластинку Манни Албама, и я не мог вспомнить, кому я её так легковерно дал послушать. А я её очень любил. До сих пор помню, сколько раз я переслушивал «Jive at Five», вникая в изящную свинговую аранжировку Албама для октета (альт-, тенор-, баритон-саксофоны, труба, помповый тромбон и ритм-трио). Не помню, почему эта пластинка была без обложки, и я не мог узнать, кто играл. Сегодня, конечно, это легко установить — запись 1957 года, а исполнители — весьма известные джазмены: саксофонисты Херб Геллер, Чарли Мариано и Билл Холлман, трубач Конте Кандоли, тромбонист Стью Уильямсон, пианист Лу Леви, контрабасист Рэд Митчелл, барабанщик Шелли Мэнн. Причем Мариано играет то на альте, то на теноре, а иногда и на баритоне. Я с восторгом вслушивался в изобретательные аранжировки Албама, который, конечно же, подкупил меня тем, что октет звучал как полноценный биг-бэнд. Надо же так ловко располагать звуки, что возникают невообразимо красочные аккорды, преимущественно в низком регистре! Яркий, плотный свинг-саунд и в то же время захватывающая фразировка a la bebop. Солисты очень хороши, но сольные эпизоды короткие, всё внимание аранжировщика обращено на ансамблевое звучание. Это меня — биг-бэндового фана — и увлекло. А потом я где-то вычитал, что пианист и дирижёр Андре Превин назвал Манни Албам своим любимым аранжировщиком.
СЛУШАЕМ: Manny Albam «Afterthoughts»
С альбома «The Jazz Greats of Our Time, Vol. 2» (1957): трубы — Джек Шелдон, Конте Кандоли, Харри Эдисон; вентильный тромбон — Стью Уильямсон; саксофоны — альт Хэрб Геллер, тенора Ричи Камьюка, Билл Холман, Бэд Флори; альт, тенор и баритон Чарли Мариано; ф-но — Лу Леви; бас — Ред Митчелл; барабаны — Шелли Мэнн (запись 1954)

Эммануэль Албам родился в 1922 году в Доминиканской республике в семье эмигрантов с территории нынешней Литвы, которые уже удрали из воинственной Европы, но не доехали до вожделенной Америки. Его мать получила работу в городе Самана, и только в 1926 г. семья сумела перебраться в Нью-Йорк. В школьном оркестре Манни играл на кларнете и до 16 лет не очень интересовался джазом, пока не услышал записи Бикса Байдербека. Не окончив школу, он начал играть в диксиленде трубача Мэггси Спаниера, а освоив альт и баритон-саксофон, перебрался в танцевальный суит-бэнд саксофониста Боба Честера. Аранжировками Манни увлекся, работая в оркестре саксофониста Джорджи Олда. Его первые работы поощрял тогдашний главный аранажировщик, саксофонист Бад Джонсон — мастер создавать для малых ансамблей плотное бэндовое звучание (об этом я уже написал в главе, посвященной Майку Зверину). Постепенно Албам приобрел репутацию искусного оркестратора, он получал заказы от Чарли Барнета, Стэна Кентона, Сэма Донахью, Бойда Рэйбёрна и многих других бэндлидеров. В 1950 году он решил, что сможет прожить как аранжировщик-фрилансер, перестал играть и сосредоточился на создании партитур для самых разных составов. Через несколько лет собрал оркестр для работы в студии, состав постоянно менялся, но в нём всегда играли достойные музыканты, признававшие неординарность аранжировок Албама. С 1956 по 1962 год в его оркестре часто играл Коулман Хокинс, в 1962 г. — тромбонист Кёртис Фуллер и барабанщик Джо Морелло. Манни писал оркестровый аккомпанемент Саре Воэн и Кармен Макрэй, разрабатывал аранжировки для Стэна Гетца и Джерри Маллигана (он и сам мог бы аранжировать, но был ленив). А Леонард Бернстайн пришёл в восторг от джазовой партитуры Албама по «Вестсайдской истории» и предложил что-нибудь написать для Нью-Йоркского симфонического оркестра. Вскоре появился концерт для тромбона со струнной группой…
СЛУШАЕМ: Manny Albam «Cool (from West Side Story)»

Известно, что Манни Албам посвятил немало времени изучению классики, брал уроки у венгерского композитора Тибора Серли, одного из учеников Золтана Кодаи. А в 1964 году он стал музыкальным директором лейбла IA Solid State Records. В 70-е годы Манни Албам преподавал в Истменской школе музыки (Рочестер, штат Нью-Йорк), в Гласборо-колледже (в Нью-Джерси) и в Манхэттенской школе музыки (Нью-Йорк). В 1988 году организовал конкурс джазовых композиторов, в результате чего появился Нью-Йоркский джаз-оркестр под руководством Албама и Боба Брукмайера. Последний заказ аранжировщик выполнил для саксофониста Джо Ловано, создававшего программу в честь Фрэнка Синатры. Умер Албам в 2001 году.
СЛУШАЕМ: Manny Albam «All Too Soon»
С альбома «The Jazz Greats of Our Time, Vol. 1» (1957): саксофоны — Джерри Маллиган (баритон), Ал Кон (тенор и баритон), Зут Симс (тенор), Фил Вудс (альт); вентильный тромбон — Боб Брукмайер; трубы — Ник Трэйвис, Арт Фармер; фортепиано — Хэнк Джонс, бас — Милт Хинтон, барабаны — Ози Джонсон

Меня всегда восхищало большое количество музыкантов, способных классно аранжировать. Это кажется естественным, потому что способность импровизировать и создавать ансамблевый и оркестровый саунд — часть творческой деятельности джазмена. Конечно, многие выдающиеся инструменталисты могут этим пренебречь, они известны благодаря своему исполнительству и артистической харизме. А аранжировщики — не публичные люди, они как бы в тени. Их знает и ценит только музыкальная общественность. А публика? Разве что знает про Дюка Эллингтона, который до 1939 года, пока не появился Билли Стрейхорн, сам справлялся с репертуаром своего бэнда. А известны ли поклонникам джаза имена тех, кто создавал репертуар для Каунта Бэйси, Бенни Гудмена, Арти Шоу, Гленна Миллера, Кэба Кэллоуэя, Томми Дорси? Возможно, кто-то слышал про Куинси Джонса или Тэда Джонса, но в киноимперии Голливуда или в многочисленных студиях грамзаписи работали не десятки, а сотни мастеров — Аксель Стордаль, Генри Манчини, Клаус Огерман, Билли Мэй, Ральф Бёрнс, Билл Руссо, Эрни Уилкинс, Джеральд Уилсон, Эдди Соутер, Билл Финеган, Джерри Грэй, Сай Оливер… И в том числе Манни Албам.

Manny Albam, Dizzy Gillespie (photo © Eastman School of Music)
Manny Albam, Dizzy Gillespie (photo © Eastman School of Music)

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!