Последовательный критик джаза: юбилей Дмитрия Ухова

16 July

15 июля 2021 отметил 75-летие Дмитрий Ухов, ветеран советской и российской джазовой журналистики, критики и музыковедения, самый последовательный в небольшом российском критическом цеху сторонник и пропагандист авангардных, поисковых направлений современной музыки (и даже далеко не только джаза).

Дмитрий Ухов
Дмитрий Ухов
Дмитрий Ухов

Состояние критики — это состояние самого жанра: интервью Дмитрия Ухова «Джаз.Ру», 2002

Игорь Веселов, Марина Корябина, Инна Безугленко

Как вы пришли в музыкальную журналистику?

— Из любви к музыке.

Как началась ваша карьера?

— Я учился музыке в Прибалтике. Там, в небольшом городке Тарту, гастрольная жизнь была довольно оживлённая, а писать особенно было некому. Там и появились мои первые публикации.

То есть вы пришли в музыкальную журналистику не из-за желания быть журналистом, а именно из любви к музыке?

— Никогда не думал, что это будет источником средств существования. Помню, за свою первую статью я даже не получил гонорара.

Какого толка были ваши первые публикации?

— Это были отчёты о гастролях музыкантов. Еще я много печатался в самиздате — джазовых журналах. Они не были политически ориентированы, поэтому за них, конечно, могло попасть, но по крайней мере за такое не сажали. Это были издания, которые печатали на специальных машинках тиражом в 39 экземпляров. Потому что 40 экземпляров считались уже массовым тиражированием. Раньше были такие гектографы, по принципу действия — что-то вроде ластика, с которого можно отпечатать что-то на бумагу. Такой аппарат печатал как раз таки 40 экземпляров, поэтому 40 считалось уже массовым, а 39 — ничего.

Ещё меня публиковали в университетских стенгазетах, когда учился на филологическом факультете. А после университета поехал обучаться музыке в Прибалтику.

Московское джаз-кафе «Печора», лето 1969. Слева направо: музыковед Дмитрий Ухов, гитарист Николай Громин, куратор джазовых клубов от МГК ВЛКСМ Ростислав Винаров, ведущий джазовых программ «Голоса Америки» Уиллис Коновер и фотограф Владимир Садковкин (фото из коллекции Ростислава Винарова, Центр Исследования Джаза)
Московское джаз-кафе «Печора», лето 1969. Слева направо: музыковед Дмитрий Ухов, гитарист Николай Громин, куратор джазовых клубов от МГК ВЛКСМ Ростислав Винаров, ведущий джазовых программ «Голоса Америки» Уиллис Коновер и фотограф Владимир Садковкин (фото из коллекции Ростислава Винарова, Центр Исследования Джаза)
Московское джаз-кафе «Печора», лето 1969. Слева направо: музыковед Дмитрий Ухов, гитарист Николай Громин, куратор джазовых клубов от МГК ВЛКСМ Ростислав Винаров, ведущий джазовых программ «Голоса Америки» Уиллис Коновер и фотограф Владимир Садковкин (фото из коллекции Ростислава Винарова, Центр Исследования Джаза)

Вы сами пишете музыку?

— Я пишу не музыку, я занимаюсь экспериментальным звуковым творчеством. Я не называю то, что я делаю, композиторским творчеством. Это импровизационное звуковое искусство.

Это близко к джазу?

— В этом часто принимают участие джазовые музыканты, Саксофонист Алексей Круглов, например.

Могли бы вы назвать самых уважаемых вами журналистов?

— Трудно сказать... Давайте сразу определимся: музыкальная журналистика и музыкальная критика — это одно и тоже? Если нет, тогда, наверное, Кирилл Мошков (я покраснел. — Ред.). Потому что он делает наиболее конкретное дело, которое можно руками пощупать...

Кирилл Мошков (в то время — радиоведущий под эфирным именем Константин Волков) и Дмитрий Ухов. Март 1996, в ныне не существующем Arbat Blues Club (фото © Александр Забрин)
Кирилл Мошков (в то время — радиоведущий под эфирным именем Константин Волков) и Дмитрий Ухов. Март 1996, в ныне не существующем Arbat Blues Club (фото © Александр Забрин)
Кирилл Мошков (в то время — радиоведущий под эфирным именем Константин Волков) и Дмитрий Ухов. Март 1996, в ныне не существующем Arbat Blues Club (фото © Александр Забрин)

Теоретически, можно было бы назвать какого-нибудь человека, который пишет в ежедневных газетах, регулярно пишет о джазе, но у нас такой профессии нет. Человек, который читает New York Times и является любителем джаза, точно знает, что, например, в воскресенье там будет джазовый обзор недели. У нас такого нет.

Дмитрий Ухов в студии Радио Культура, 2005
Дмитрий Ухов в студии Радио Культура, 2005
Дмитрий Ухов в студии Радио Культура, 2005

А может когда-нибудь может развиться?

— Тут ответ однозначен — состояние критики и состояние любой журналистики, будь она инженерная, или архитектурная — это состояние самого жанра. Каким будет джаз, такой будет и критика на него. Только очень оторванная от жизни теория может опережать развитие самого явления. Скажем, был такой период, когда наша джазовая теория намного обгоняла американскую. Не будь у нас практики, — сидели бы мы себе и теоретизировали, высчитывали, может ли быть свинг в таких-то условиях, или не может.

А есть ли будущее у российской джазовой музыки?

— Музыкальная журналистика и критика этими проблемами не занимается. Журналистика занимается освещением событий; в каком жанре о них лучше написать: сделать анонс или рецензию, и сделать это как можно быстрее. Критика занимается тем, что специализированно составляет анализ творчества. Прогнозирование — также не ее дело. Условно говоря, я не на такие вопросы отвечаю. То есть, могу, конечно, что-то предположить...

Примерно последнюю треть или четверть двадцатого и начала двадцать первого веков, в искусстве пропала сама идея авангарда. Возможно, пропала она даже в понимании человека. Понимаете, в 50-60-е годы, во времена начала развития джаза, все знали, что и как нужно делать. Вот появился Чарли Паркер, и все стали играть под Чарли Паркера. А в конце семидесятых стало очевидно, что прогресс пропал невесть куда. Время одного-единственного стиля ушло. То же самое произошло и во всей культуре.

Вам жаль, что так происходит, или вы считаете, что это нормальный ход вещей?

— Нисколько не жаль. Мне жаль другого: у нас плохая политика сохранения того, что уже было сделано. То, что не удосужились переиздать то, что могло бы быть переиздано.

Может быть, есть музыканты, в которых вы не видите недостатков?

— Нет. Пусть это звучит достаточно злобно, но я скорее во всех вижу больше недостатков, чем достоинств. Профессия у меня такая — критик: видеть то, чего человек мог бы и не делать, а он делает. Изобретает деревянный велосипед, слишком суетится перед коммерцией, слишком льстиво в публику заглядывает.

И не страшно вам стать мизантропом и вообще разочароваться в жизни?

— Который десяток уже прожил кое-как. Я боюсь чего-то другого: подойдут в подворотне, нож приставят... А так — не проблема.

ВИДЕО: Дмитрий Ухов в телепрограмме «До 16 и старше», 1989

Интересно? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!