Джаз.Ру
5721 subscriber

Потаённые сокровища. Запись музыки советских джазменов в исполнении коллег из США лежала в сейфе 40 лет

514 full reads
944 story viewsUnique page visitors
514 read the story to the endThat's 54% of the total page views
4 minutes — average reading time
Слева — американский саксофонист Фил Вудс, справа — его советский коллега Геннадий Гольштейн. Лето 1962, Ленинград.
Слева — американский саксофонист Фил Вудс, справа — его советский коллега Геннадий Гольштейн. Лето 1962, Ленинград.
Слева — американский саксофонист Фил Вудс, справа — его советский коллега Геннадий Гольштейн. Лето 1962, Ленинград.

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»

Сенсации в джазовой грамзаписи? Представьте, бывают. Да ещё какие! Это как если найти вдруг запись Rolling Stones, исполняющих по тайно присланным из СССР нотам песни Владимира Шаинского. Такого уровня сенсацию нашли в начале нынешнего века в сейфах радиостанции «Свобода». В 2005 году её выпустила на компакт-диске московская фирма звукозаписи SoLyd Records, во главе которой стоит известный переводчик и радиоведущий Андрей Гаврилов.

The Liberty of Jazz:  «Свобода джаза» или «Вольность джаза» — обложка российского издания 2005 г.
The Liberty of Jazz: «Свобода джаза» или «Вольность джаза» — обложка российского издания 2005 г.
The Liberty of Jazz: «Свобода джаза» или «Вольность джаза» — обложка российского издания 2005 г.

На альбоме «The Liberty Of Jazz» восемь выдающихся американских джазменов начала 1960-х играют джазовые композиции советских композиторов. Среди участников записи — саксофонисты Зут Симс и Фил Вудс, трубач Арт Фармер, тромбонист Боб Брукмайер. Автор и аранжировщик — ленинградский саксофонист Геннадий Гольштейн.

Дело было так. В 1961 году зашла речь об организации визита президента США Дуайта Эйзенхауэра в Москву. Для культурной программы был предложен оркестр Бенни Гудмана. Визит не состоялся, но через год, в 1962 г., в рамках программы культурного обмена между СССР и США американский оркестр приехал в турне по СССР. В биг-бэнде бывшего «короля свинга», собранном специально для этих гастролей, оказалось много прогрессивных джазменов поколения тогдашних 30-летних, и в турне они общались с советскими коллегами. Где-то, как, например, в Киеве, советские органы пытались жёстко пресекать такие контакты. Где-то — прежде всего в Ленинграде — общение между американскими и советскими джазменами вполне удавалось.

В Ленинграде альт-саксофонист оркестра Фил Вудс особенно сблизился со своим советским коллегой Геннадием Гольштейном Они не только общались, но и играли вместе, например, на легендарном джеме в ленинградской гостинице «Астория»). Перед отъездом гастролёров обратно в США Гольштейн вручил Вудсу ноты своих композиций и аранжировок, запечатанные в конверт — чтобы, если советская таможня обыщет музыканта, он мог уверенно ответить, что не знает о содержимом пакета. Что бывает за передачу рукописей и вообще любых письменных материалов на Запад, советские музыканты знали очень хорошо.

Лето 1962. Джем с участниками оркестра Бенни Гудмана в Ленинграде. Гитарист Тёрк Ван Лэйк, саксофонист Геннадий Гольштейн, с контрабасом — Билл Кроу (фото: Stan Wayman / Life Magazine © Time Inc.)
Лето 1962. Джем с участниками оркестра Бенни Гудмана в Ленинграде. Гитарист Тёрк Ван Лэйк, саксофонист Геннадий Гольштейн, с контрабасом — Билл Кроу (фото: Stan Wayman / Life Magazine © Time Inc.)
Лето 1962. Джем с участниками оркестра Бенни Гудмана в Ленинграде. Гитарист Тёрк Ван Лэйк, саксофонист Геннадий Гольштейн, с контрабасом — Билл Кроу (фото: Stan Wayman / Life Magazine © Time Inc.)

Много лет Вудс и Гольштейн переписывались, но потом переписка увяла, а Геннадий Гольштейн на долгие годы ушел из джаза, посвятив себя средневековой музыке и преподаванию.

Никто не знал, что переданные в 1963 году радио «Свобода» записи «советского джаза» в исполнении ансамбля солистов из биг-бенда Гудмена — это сочинения и аранжировки Гольштейна, нелегально вывезенные из СССР Филом Вудсом. Ведущий той программы Борис Оршанский, конечно, не обмолвился в эфире, чью музыку играли блестящие американские джазмены: прозвучи на «Свободе» имя Гольштейна, у советского музыканта были бы крупные неприятности.

Фрагмент эфира Радио Свобода, 1963

Борис Оршанский: Прежде, чем начать беседу с Филом Вудсом, я бы хотел передать то, что он мне рассказал в частной беседе об истории джазовых композиций, которые мы передадим в нашей сегодняшней программе. Летом прошлого года Фил Вудс был в Советском Союзе с оркестром Бенни Гудмана. Во время этих гастролей он и его коллеги познакомились со многими советскими музыкантами и композиторами. Обменивались с ними советами, идеями и даже нотами. Фил Вудс привез в Соединенные Штаты ноты нескольких джазовых вещей, написанных советскими композиторами. [...] Фил не говорит по-русски, поэтому я постараюсь как можно точнее передать то, что он скажет. Фил, прежде всего, кто аранжировал эти вещи для восьми инструментов и кто исполнял эти мелодии во время записи в студии?
Фил Вудс (здесь и далее — в переводе Бориса Оршанского): Эти композиции аранжировал Ал Кон. По мнению Вудса, он один из лучших американских аранжировщиков. А вот имена инструменталистов, исполнявших эти мелодии. Наш сегодняшний гость Фил Вудс — альтовый саксофон, Зут Симс — теноровый саксофон, Арт Фармер — флюгельгорн, Боб Брукмайер — тромбон-пистон (вентильный тромбон. — Ред.), Билл Кроу — контрабас, Джон Банч — рояль, Уолтер Перкинс — ударные инструменты.
Борис Оршанский: Я кого-то, кажется, упустил и вижу, что Фил Вудс хочет меня дополнить. Пожалуйста, Фил.
Фил Вудс: Фил напоминает имя еще одного музыканта. Это баритоновый саксофонист Николас Бриньола.

СЛУШАЕМ один из треков, сыгранных американским октетом в студии Radio Liberty. «Веришь — не веришь» (Аркадий Островский, обработка Геннадия Гольштейна, аранжировка для октета: Ал Кон)

Борис Оршанский: Говорит радиостанция «Свобода. Вы слушаете передачу «Это джаз» (…) Спросим теперь нашего гостя Фила Вудса, в каком настроении он и его коллеги играли во время записи в студии эту вещь и другие композиции.
Фил Вудс: Исполнение этих композиций и их запись в студии они рассматривали как своего рода джазовое сосуществование. Мы, говорит Вудс, только обмениваемся музыкальными мыслями. Когда мы были в Советском Союзе, мы не говорили о политике. Все что мы делали, — это исполняли музыку. И только о музыке мы думали, когда играли для записи.
Борис Оршанский: Я спросил Вудса, что он думает о джазе в Советском Союзе, насколько ему пришлось его там слышать.
Фил Вудс: Фил Вудс говорит, что он слушал исполнение нескольких советских джазовых музыкантов, которые произвели на него большое впечатление. Два из них — один играл на альтовом саксофоне, другой на трубе — исполняли изумительно, первый класс (Геннадий Гольштейн и Константин Носов. — Ред.)...
Константин Носов и Геннадий Гольштейн, 1967
Константин Носов и Геннадий Гольштейн, 1967
Константин Носов и Геннадий Гольштейн, 1967

Запись была сделана в студии радиостанции «Свобода» (Radio Liberty), которая тогда же и издала четыре пьесы в формате 10-дюймового EP под названием «Jazz at Liberty» (да, по-английски «Джаз на свободе» тоже звучит как некая игра слов). Было напечатано буквально несколько десятков экземпляров. Характерно, что из опасений за безопасность Гольштейна его имя нигде на пластинке не было указано, готовившие релиз продюсер Джо Валерио и журналист Борис Оршанский написали только, что «Американские музыканты играют советские пьесы».

Ограниченное издание 1963 года
Ограниченное издание 1963 года
Ограниченное издание 1963 года

Никто не знал, что сделанная блестящим октетом нью-йоркских музыкантов запись музыки советских авторов (самого Гольштейна, а также ветерана ленинградской эстрадно-джазовой сцены Аркадия Островского, одну из тем которого Гольшейн обработал в более современном джазовом духе) уцелела. С годами сама память о ней практически исчезла.

И вдруг летом 2002 года «Свобода» вновь передала эти записи и фрагменты той программы Бориса Оршанского, где ведущий спрашивал у Фила Вудса о встречах с советскими джазменами, тщательно избегая упоминания их имен. Геннадий Львович Гольштейн, ныне ветеран российского джазового образования, в частности — учитель выдающегося саксофониста Игоря Бутмана, услышал эту программу в Санкт-Петербурге.

— Это все равно, что мои произведения взял бы и исполнил Бах или Моцарт. Никому в голову не могло прийти, что Фил Вудс, Боб Брукмайер... сделали аранжировки моих тем, — сказал он тогда. — Это невероятно, это напоминало ситуацию с кораблекрушением, когда люди выбрасывают в бутылке записку, и бутылка доходит до адресата, и адресат откликается.

За четыре года были улажены вопросы авторских прав, и альбом усилиями продюсера Андрея Гаврилова был выпущен московской компанией SoLyd Records.

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!