Российские джазовые стандарты. Тема 6: «Подмосковные вечера»

23 June
190 full reads
431 story viewUnique page visitors
190 read the story to the endThat's 44% of the total page views
4 minutes — average reading time

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»

Что такое джазовые стандарты? Это обширный набор музыкальных тем (мелодий), которые знает и может сыграть без долгой подготовки практически любой джазовый музыкант. Не будем путать стандарты с исполнением поп-музыкантами «каверов» на старые песни: кавер — это дословное воспроизведение, а стандарт — только повод для своей трактовки, как правило, с большой долей импровизации (иногда даже очень большой!). У российских джазменов есть излюбленные российские песенные темы, которые они часто играют в джазовой стилистике. Этим российским джазовым стандартам и посвящена наша серия из 12 публикаций.

Ранее в серии: «Тёмная ночь» Никиты Богословского | «А снег идёт» Андрея Эшпая | «Спят усталые игрушки» Аркадия Островского | «Песенка о хорошем настроении» Анатолия Лепина | «Я спросил у ясеня» Микаэла Таривердиева

«Подмосковные вечера»

Музыка: Василий Соловьёв-Седой (1907-1979), слова: Михаил Матусовский

Первый исполнитель, актёр Владимир Трошин, и композитор Василий Соловьёв-Седой
Первый исполнитель, актёр Владимир Трошин, и композитор Василий Соловьёв-Седой
Первый исполнитель, актёр Владимир Трошин, и композитор Василий Соловьёв-Седой

Песня была написана по заказу киностудии для незначительного документального фильма в 1956 году и никогда не предназначалась для широкого распространения; и композитор, и автор текстов считали эту наспех сделанную работу провалом; самые популярные певцы того времени отказались записывать песню, и запись для фильма была сделана драматическим актёром, который умел петь. Всё изменилось в одночасье, когда песню (причём в неурочное дневное время) однажды передало Московское радио. На следующее утро Московский почтамт был завален просьбами к начальству Гостелерадио повторить песню, и её снова и снова крутили по Всесоюзному радио каждый день, пока к 1957 году вся 200-миллионная страна не выучила её наизусть, и скромная мелодия из документального фильма стала официальной музыкальной темой VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, на который в Москву собрались 34000 делегатов из 130 стран. Песня стала звуковым символом эпохи социальных перемен и политического смягчения советского режима, так называемой «хрущёвской оттепели». Американский пианист Вэн Клайбёрн (в СССР известный как Ван Клиберн), первый музыкант из США, победивший на конкурсе Чайковского в Москве в 1958 году, выучил мелодию в Советском Союзе и привёз её в Штаты, где она получила определённую известность. Но особенно популярной за пределами России песня была и остаётся в Китайской Народной Республике.

ДЖАЗОВЫЕ ВЕРСИИ:

В отличие от большинства других мелодий в этой серии, «Подмосковные вечера» рано вошли в международный джазовые репертуар, и мало того — тема исполняется и по сей день, прежде всего в традиционном джазе. Это произошло потому, что в 1961 г. её записал британский ансамбль традиционного джаза Kenny Ball and His Jazzmen, в чьём исполнении мелодия стала мировым хитом: их пластинка, озаглавленная «Midnight in Moscow» («Полночь в Москве»), достигла второй позиции в хит-параде популярных синглов в Великобритании (январь 1962), три недели пробыла в чарте стиля Easy Listening в США и в итоговом хит-параде американского журнала Billboard за март 1962 находилась на втором месте. Именно на версии Кенни Болла основаны бесчисленные варианты исполнения этой мелодии диксилендовыми составами по всему миру — в том числе, конечно же, и в России, где «Midnight in Moscow» (естественно, под её оригинальным русским названием) играл, вероятно, практически каждый диксиленд последних пяти-шести десятилетий.

Но это не единственная джазовая версия мелодии Соловьёва-Седого: статус стандарта, причём не только российского, но и мирового, подтверждает множество совершенно разных по характеру и стилю версий. Так, шведский пианист Ян Юханссон (Jan Johansson) записал «Подмосковные вечера» для своего альбома 1967 года «Jazz på ryska» («Джаз по-русски»), причём озаглавил её буквальным переводом оригинального названия: «Kvällar i Moskvas förstäder» («Вечера в пригородах Москвы»).

Почти 40 лет спустя ещё один шведский пианист, Ян Лундгрен (Jan Lundgren) вместе со своим соотечественником, контрабасистом Маттиасом Свенссоном, и струнным квартетом Bonfiglioli Weber String Quartet записал собственную версию мелодии для альбома-посвящения Яну Юханссону, который под названием «The Ystad Concert» вышел на германском лейбле ACT. Правда, композитор на пластинке не упомянут: написано, что песня народная. Ну, в определённом смысле так и есть, конечно.

В 1978 году тему Соловьёва-Седого записал вездесущий ансамбль «Мелодия» под руководством Георгия Гараняна, на сей раз в расширенном составе джазового оркестра плюс солист на балалайке. Это была специальная запись — не для выпуска на пластинке, а для Moscow World Service, Всемирной службы Московского радио, круглосуточного англоязычного канала советского вещания на зарубежные страны. Первая минута фонограммы служила позывными Moscow World Service в начале каждого часа, а весь трек целиком (4 минуты 18 секунд) запускали в межпрограммных паузах. Нам не удалось найти запись в студийном качестве: предлагаемая фонограмма была записана на магнитную ленту в начале 1980-х с радиоприёмника (Moscow World Service в московском вещательном регионе было отлично слышно в диапазоне средних волн, хотя на зарубежные страны вещание шло на коротких волнах, где качество звука было хуже).

В 2015 году поп-певец Валерий Сюткин, сам серьёзный джаз-фэн, записал поп-джазовую версию этой песни для своего альбома «Syutkin Light Jazz» при участии ветерана российской джазовой сцены, народного артиста РФ гитариста Алексея Кузнецова.

В 2013 году во время своего тура по России французское трио Марк Бертумьё / Джованни Мирабасси / Лоран Вернерэй (Marc Berthoumieux / Giovanni Mirabassi / Laurent Vernerey) играло собственную версию «Подмосковных вечеров», в данном случае — во Владивостоке.

Но самую необычную версию песни исполняла в России в 2015 году звезда эстонской независимой сцены певица Кадри Вооранд (Kadri Voorand), которая исследует звуковые пространства между джазом, современной импровизацией и электронной музыкой. Интересно, что пела она на русском (который учила в независимой Эстонии в школе как иностранный язык). Вот фрагмент её выступления в московском джаз-клубе «Эссе»:

В финале сегодняшней подборки возвращаемся к традиционной стилистике в её современном изводе так называемого нео-свинга: ансамбль из Словении под лихим названием Pickpocket Swingers (буквально «Карманники-свингеры») играют свою постмодернистскую версию песни Соловьёва-Седого (явно идущую от трактовки Кенни Болла 1961 г.) — на русском, но с жёстким югославским акцентом, который для русского уха звучит довольно забавно. (Видео RTV Slovenia)

В следующем выпуске: «Колыбельная медведицы» Евгения Крылатова

Интересно? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!