Джаз.Ру
10 950 subscribers

Валентин Парнах. Первая книга со стихами о джазе: сто лет со дня издания

145 full reads
Сама книга на фото справа; слева — коллекционный футляр
Сама книга на фото справа; слева — коллекционный футляр

Весной 1922 года, 100 лет назад, в Париже издательство «Франко-русская печать» издало книгу стихов Валентина Парнаха (1891-1951), председателя парижской «Палаты поэтов». В эту литературную группировку российских эмигрантов, созданную в 1921-м, входило всего пять-шесть поэтов, которые читали свои стихи на собраниях Палаты в кафе «Хамелеон» на Монпарнасе. Всем остальным можно было только присутствовать: чтение стихов по уставу Палаты было прерогативой членов-основателей.

Книга называлась «Карабкается акробат».

Это первая книга, в которой кириллическими буквами было напечатано слово ДЖАЗ. Русское написание слова jazz как раз и придумал автор этой книги — поэт и танцовщик Валентин Парнах. Вернувшись летом 1922 г. в Москву после семи лет жизни за пределами России, он 1 октября того же года показал на сцене ГИТИСа (Театрального института) первый в российской истории джазовый ансамбль — «Джаз-банд Валентина Парнаха». В ансамбле он не играл, а танцевал: Парнах не был музыкантом, но был заметным новатором эксцентрического танца, экспериментатором новой пластики в ритмических условиях новой музыки — джаза. Опыты Парнаха повлияли даже на «биомеханику» Всеволода Мейерхольда.

Парнах написал и первые стихи о джазе на русском языке.

«Известия», 24.08.1922
«Известия», 24.08.1922

24 августа 1922 г. газета «Известия ВЦИК Советов народных депутатов» сообщила:

В Москву приехал Валентин Парнах, председатель парижской «Палаты поэтов». В ближайшее время Парнах покажет свои работы в области эксцентрического танца; работы эти уже демонстрировались в Париже, Берлине, Мадриде и Риме.

С собой Парнах привёз джазовые грампластинки и ноты, набор инструментов для джазового оркестра, купленный в Берлине на присланные Всеволодом Мейерхольдом 20 000 германских марок (меньше 400 полновесных золотых долларов по тем временам: в Германии стремительно усиливалась инфляция) и несколько экземпляров книги «Карабкается акробат».

Ещё несколько он заранее разослал московским знакомым. В общем, в Москву попало совсем немного экземпляров. Один из них (тот, что на фото в начале статьи) приобретён съёмочной группой для использования в фильме «ДЖАЗ 100», который выйдет осенью 2022 г. к столетию российской джазовой сцены — сцены, история которой начинается с выступления «Джаз-банда Валентина Парнаха» 1 октября 1922 г.

Открытка, размноженная фотоспособом (1924). Таинственная подпись расшифровывается так: Театр имени Мейерхольда, спектакль «D.Е.» (инсценировка по антиутопии Ильи Эренбурга «Трест „D. E.“ История гибели Европы»); Валентин Парнах, фото Алексея Темерина. Фото: РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства)
Открытка, размноженная фотоспособом (1924). Таинственная подпись расшифровывается так: Театр имени Мейерхольда, спектакль «D.Е.» (инсценировка по антиутопии Ильи Эренбурга «Трест „D. E.“ История гибели Европы»); Валентин Парнах, фото Алексея Темерина. Фото: РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства)

В 2019 г. мы уже знакомили читателей нашего канала с джазовой поэзией Валентина Парнаха: тогда исполнилось 100 лет, как он создал «Дрожь банджо, саксофонов банды...» А сегодня читаем стихотворение, которым открывается сборник 1922 года «Карабкается акробат». Оно прозвучит и в фильме «ДЖАЗ 100» в исполнении одного из выдающихся российских актёров. В этом стихотворении Парнах зашифровал последовательность движений и образов одного из своих новаторских танцев.

Сохраняем авторскую орфографию, но заменяем на современное написание ряда слов, в которых Парнах (ещё до переезда в советскую Россию) пользовался дореформенным написанием.

Валентин Парнах. Первая книга со стихами о джазе: сто лет со дня издания

Изобретение

На месте начал я чечотки счет
Под залп вступления фокс-трота.
Египетского поворота
Я принял лад. Цезуромет,
Нога перед ногой, каблук
Перед носком, ход высек дробный.
Носком вычерчиваю лук!
Южный, веселый и загробный
Синкопствую! Спрут быстрых рук
В воздух! и шею под ярмо.
Встреча ногтей на подбородке.
И маской вдруг лицо само.
На миг тиски под дрожь чечотки!
Мое фабричное клеймо –
Пальцем изогнутым с разбегу
От уха к уху полосну
И ноготь заострил омегу,
Мелькнув за носа вышину.
Карает бритвой сутенер
Любовниц – показать Марселю
Этот убийственный узор.
Закупорка! Упорно целю,
Пронзая, бью в ладонь под челюсть.
Отталкиванья рычага,
Стержней порывистых цезура,
2 брыка – правая нога.
Падающей башней шатаюсь хмуро.
Чувств отрицательный бином,
От омерзения до страха,
Прошел сквозь зрителей – карахо! –
Ошеломляющим вином.
Шарахаться.

Примечание редактора: «карахо!» (¡carajo!) — испанское восклицание широкого спектра неприличных смыслов (самые мягкие из возможных русских переводов — «чёрт!» или «блин!»).

Внутри книги, на стр. 23, есть три набора своеобразных «пляшущих человечков». Это тоже запись танцевальных движений, разработанная Парнахом: Валентин Яковлевич называл её «иероглифы танцев».
Внутри книги, на стр. 23, есть три набора своеобразных «пляшущих человечков». Это тоже запись танцевальных движений, разработанная Парнахом: Валентин Яковлевич называл её «иероглифы танцев».

Интересно? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!