Золотой фонд книг о джазе. Ефим Барбан «Джазовый словарь»

4 September 2018

Ефим Барбан «Джазовый словарь»

издательство «Композитор • Санкт-Петербург», С.-Пб, 2014, твёрдая обложка, 364 стр.
ISBN 978-5-7379-0784-6

купить книгу в Озоне | купить на сайте издательства | купить в сети Буквоед-СПб

Михаил Митропольский для «Джаз.Ру»

Приятной приметой последних лет стало регулярное появление новых книг, которые написал авторитетный знаток джаза, да и вообще музыки и культуры в целом — Ефим Барбан. В 2014 году «джазовая книжная полка» пополнилась очередным релизом питерского издательства «Композитор» в жанре толковых словарей, возможно — самом востребованном в сфере музыкального просвещения. «Джазовый словарь» Ефима Барбана — пожалуй, естественное звено в печатной эволюции суперкомпетентного, а когда-то и бескомпромиссного теоретика джаза, аналитика, которого всегда интересовали глубинные проблемы межкультурного взаимодействия.

Напомню, что Ефим Семёнович Барбан — один из первопроходцев джазовой науки. Ещё в 1960-е гг. он начал издавать самый известный советский самиздатовский джазовый журнал «Квадрат». В 1984 году он эмигрировал в Великобританию и позже получил известность как ведущий джазовых и общемузыкальных программ Русской службы британской радиостанции ВВС Джеральд Вуд.

Аннотация нового издания начинается со слов «первый в России энциклопедический словарь по теории и истории джаза». Однако словари джазовой направленности появлялись и раньше. Так, известная книга Джеймса Коллиера «Становление джаза» включает в себя и обширный словарь Валерия Озерова (»Словарь специальных терминов»), а в 1981 году вышел не менее известный «Лексикон джаза» Владимира Симоненко, подвергнутый, кстати, в исполинском сборнике «Советский джаз. Проблемы. События. Мастера» (1987) острой критике со стороны... Ефима Барбана.

История этих и других изданий показывает глубокую зависимость, казалось бы, строгого «словарного жанра» от мировоззрения автора, от диапазона его интересов. Пусть так и будет — потенциал, заключенный в носителе многих знаний и знатоке связей между ними, Ефиме Барбане, мне очень интересен. А то, что способом их изложения стал именно словарь, этот интерес усилило. Ведь словарные статьи предполагают четкость и последовательность связей, прозрачность и окончательность дефиниций (хотя какая может быть окончательность в гуманитарных исследованиях?). Упомянутая эволюционность воззрений автора в новой книжке прослеживается довольно явно. Его книга «Чёрная музыка, белая свобода», взбудоражившая советские джазовые круги в 70-е годы, была переполнена радикальными идеями и трудной культуроведческой терминологией, исключавшей её безболезненное восприятие обычным любителем джаза. С тех пор программы Барбана на радио, а в последнее время и его книги, демонстрируют некое самоограничение в радикальности высказываемых идей и переход к лексике, легче воспринимаемой большим числом слушателей и читателей. Здесь не видно какой-либо искусственности: вероятно, этот процесс демонстрирует естественный переход к более стабильной, долговременной системе ценностей, даже с чертами консервативности. В этом смысле Словарь, как пишет автор в предисловии, «стал необходимым приложением и дополнением к двум книгам «Джазовых портретов». Именно такой словарь дает возможность разъяснения позиций, оценок — и, наконец, терминов.

Мне кажется, что Словарь можно разделить на две части. Одну из них — историко-фактологическую, включающую статьи о джазовых инструментах, их истории, о джазовом вокале, жанрах афроамериканского музыкального фольклора, о джазовой периодике, литературе, грамзаписи, фильмографии, международных организациях — в принципе, мог бы написать и кто-то иной. Зато другая, посвященная таким материям, как неочевидные аспекты джазовой теории, истории, стилистики, субкультуры, могут принадлежать исключительно этому автору, имеющему свой оригинальный взгляд на вещи, открывающему подспудные механизмы, приводящие в движение машину под названием джаз.

Столь же оригинальным оказывается подход автора к базовым элементам джаза — импровизации, свингу, фразировке, метроритму, гармонии, мелодике, форме, интонации, звукоизвлечению и семантике. Разумеется, каждая категория читателей займётся в первую очередь тем, что для неё актуально. Новички отправятся за расшифровкой джазового сленга: «драйва», «грува», «граула», фанка» и даже замысловатого явления «свинга». Те, кто в материале, наверняка с увлечением будут зачитываться статьями, содержащими не столь распространенную информацию. Такие статьи можно было бы именовать серьёзными мини-исследованиями: в их числе «Свободная импровизация», «Семантика», «Организации джазовые», а также целая группа статей о национальных школах джаза. В этих исследованиях, а впрочем — и в более стандартных эссе, Ефим Барбан предпочитает уйти от строгого стиля энциклопедического изложения, предпочитая свободный и увлекательный рассказ.

Эта свобода несомненно происходит от его изначальной привязанности к различным формам нового джаза, особое внимание к которому можно заметить в большинстве статей — как концептуального, так и чисто описательного типа. Более того, свободное дыхание проявилось и в самой форме «Словаря». У Ефима Барбана она превратилась в словарную импровизацию с некоторым числом реперных точек, основополагающих эссе, от которых отходят нити-указатели. Характерным примером такого подхода является «Стилистика джазовая». По сути эта статья представляет собой самостоятельное исследование, в котором изначально выделяются фундаментальные эстетические категории художественного направления и художественного стиля, выявляются три смены концепций реальности в истории джаза, проводятся параллели с стилистической эволюцией в других видах музыки и т.д. Столь же значима статья «Джаз», в которой рассматриваются проблемы определения этого понятия, эволюция, исторические аспекты, стили.

Несомненные достоинства такого общего подхода приводят и к неизбежным потерям. Ведь функционально эти статьи могли бы служить и топологическим справочником по конкретным стилям, описание которых разбросано по Словарю по алфавитному принципу. Но вычленить эту часть информации на так просто. Для подготовленного читателя это не имеет большого значения, но, если иметь ввиду популяризаторски-образовательное назначение словаря (чисто справочное качество ему явно не присуще), было бы желательно улучшить навигацию по Словарю.

В словарно-энциклопедическом жанре, как правило, автор бывает коллективным: он тогда так и называется «коллектив авторов». А результат представляет собой большой клубок компромиссов. Если же такой словарь создает один человек, вопросы к нему возникнут обязательно. Например, принцип включения в число словарных статей названий ансамблей. Это означает, что, если ансамбль имеет название, скажем, «Аллегро», он получает своё место в Словаре; если же группа занимает важное место в истории джаза, но именуется просто квартетом Джона Колтрейна, то увы! Думается, что такое неравенство может вызвать недоумение.

Впрочем, иные составы, позаботившиеся в свое время о названии, тоже не попали в почётный список. Отсутствуют статьи о «Три О», ансамбле «АМА джаз», не упомянуто Moscow Art Trio, оригинальное стилистически и имевшее в 90-е годы, да и в нашем веке, определённую популярность не только в России, но и в Европе. Среди российских музыкантов, перечисленных в разделах Российского джаза, современных Пианистов отсутствует и лидер этого трио Михаил Альперин. Знаменитый Modern Jazz Quartet в Словаре присутствует, но найти его не просто — название фигурирует в прямом переводе, и я не думаю, что кто-то догадается искать его как «Квартет современного джаза».

Не исключено, что трудность поиска может касаться и великолепной статьи, посвященной джазовой прессе. Назвав эту статью «Периодика джазовая», автор не учел, что слово «периодика», будучи абсолютно точным, похоже, выходит из употребления в современном российском обществе и заменяется на «прессу», СМИ, «масс-медиа» и т.д.

Все эти мелкие замечания нисколько не умаляют уровня и значимости «Джазового словаря» Ефима Барбана — словаря, который стал ещё одной частью в многотомном «Собрании сочинений», открывающем новые стороны во всеобъемлющем виде музыки, называющемся «Джаз». Нет сомнения в том, что каждый из любителей и знатоков джаза предложил бы свою концепцию построения подобного Словаря. Но сейчас многим из нас предстоит удовольствие не только получить толкование того или иного джазового термина, но и предаться увлекательному чтению, которое вводит нас в мир размышлений Ефима Барбана.

купить книгу в Озоне | купить на сайте издательства | купить в сети Буквоед-СПб