Золотой фонд книг о джазе: «Шмаляем джаз, холера ясна». Книга об Эдди Рознере

В 2011 г. в нижегородском издательстве «ДЕКОМ» вышла книга об Эдди Рознере под названием, отражающим неподражаемую манеру речи легендарного бэндлидера — «Шмаляем джаз, холера ясна». Беллетризованную биографию прославленного музыканта написал Дмитрий Драгилёв. Автор известен в основном как поэт. Он выпускник Латвийского университета и Веймарской консерватории, руководитель ансамбля The Swinging Partysans — координатор ежегодного берлинского джазового фестиваля имени Эдди Рознера, который с 2010 г. проходит в рамках Германо-российских дней в Карлсхорсте.

В 2020 г. исполнится 110 лет со дня рождения Адольфа Рознера, на джазовой сцене известного как Эдди Рознер (в годы его советского гражданства он по документам был Эдди Игнатьевич Рознер).

Эдди Рознер во главе своего оркестра в 1960-е гг.
Эдди Рознер во главе своего оркестра в 1960-е гг.

Документальный роман о Рознере — это попытка дать детальную картину жизни и творчества знаменитого трубача, судьба которого неотделима от истории Германии, Польши, Белоруссии и России в двадцатом веке. Жизненный и творческий путь Эдди Игнатьевича оказался связан с Берлином и Москвой, Варшавой и Минском, Магаданом и Парижем. Драгилёв давно по крупицам собирал сведения о судьбе Рознера, чьё имя в СССР дважды пытались предать забвению: в годы борьбы с космополитизмом на рубеже пятидесятых и в так называемую эпоху застоя. Даже с началом перестройки оно не сразу вернулось в литературу о джазе, журнальные и газетные публикации, не говоря уже об энциклопедиях и справочниках. Книга объемом 360 страниц создавалась в рекордные сроки: автор написал её к 100-летию Рознера в 2010 г. Много внимания в тексте уделено апокрифическим и мифологизированным эпизодам биографии артиста: его учебе в Берлине, встрече с Луи Армстронгом, европейским гастролям 1938 года, обстоятельствам появления артистического имени «Эдди», лагерному периоду: Рознер в 1946 г. был репрессирован и провёл в заключении около восьми лет. Книга проливает свет на роль и участие Рознера в советском джазовом движении 60-х гг., причины его ухода из Росконцерта, перипетии возвращения в Германию в 1973 г. Впервые подробно рассказывается и о личной жизни маэстро. На страницах книги читатель встретится со многими из тех, кто работал с Рознером. Чаще всего это не пересказ, а документальные свидетельства: коллеги рассказывают об Эдди Игнатьевиче от первого лица. В иллюстрированном издании читателя ждёт ещё один сюрприз: компакт-диск с уникальными записями оркестров под управлением Эдди Рознера, сделанными и в 30-е, и в 60-е годы.

Рассказывает Дмитрий Драгилёв:

Большую помощь оказали бывшие конферансье оркестра Эдди Рознера. Один из них записывал концерты на магнитную ленту, бережно сохранил бобины, благодаря чему уцелели абсолютно эксклюзивные вещи, которые казались, да и вполне могли быть навеки утраченными. Другой – ныне известный актер и телеведущий — вёл дневниковые записи, очень пригодившиеся в процессе восстановления хроники и гастрольной карты коллектива. Неоценимую роль в работе над книгой сыграла певица Нина Бродская, безвозмездно предоставившая свои мемуары; своими воспоминаниями и размышлениями поделились приёмная дочь маэстро Валентина Владимирская и его родная дочь Ирина Прокофьева; не поскупился на консультации первый европейский биограф Рознера — Хорст Бергмайер… Кроме них, удалось расспросить разных людей, от коллег и учеников маэстро до современников и очевидцев, лично Рознера не знавших. Кто-то рассказывал, кто-то подсказывал, кто-то предоставлял материалы или объяснял, где их можно найти. Часто речь шла просто о контактной информации, ведь многих участников событий нужно было для начала разыскать: одни живут в России, другие — в Америке, третьи — в Германии. Так что это коллективный труд. Без участия всех этих людей книга бы и писалась дольше, и выглядела бы иначе. Конечно, в ней едва ли отыщешь приметы постмодернистских эссе и прихотливых, отчасти научных заметок, характерных для «Лабиринтов русского танго» – моей предыдущей книжки в жанре нон-фикшн, которая, если верить критикам, «завораживает причудливым стилем». Но «Шмаляем джаз…» — художественная публицистика, снова потребовавшая навыков историка и музыковеда, благо я изучал и то, и другое. Я старался избежать неточностей и не пытался «писать за Рознера». Вымышленных сцен в книге практически нет, все они реконструированы на основе документов или свидетельств.
Леонид Утёсов успел в свое время издать несколько мемуарных книжек, своего рода трилогию. Остаётся только гадать, как выглядели бы мемуары самого Эдди Игнатьевича, имей он возможность их написать или надиктовать кому-нибудь. Подспорьем в работе стал опыт тех, кто публично, используя разные медийные средства, рассказывал о маэстро. И всё же во многих вопросах пришлось по-настоящему почувствовать себя первопроходцем. Надеюсь, что книга позволит читателю погрузиться в то время, почувствовать колорит сложной эпохи и получить представление о подлинном месте и значении нашего героя в истории отечественного и европейского джаза.

«Эдди Рознер: шмаляем джаз, холера ясна!» (ДЕКОМ, Н. Новгород, 2011. ISBN: 978-5-89533-236-8)

ФРАГМЕНТЫ КНИГИ

...Некоторым коллегам, например, скрипачу Борису Соркину, игравшему у него в оркестре, Эдди рассказывал такой вариант: родился в состоятельной семье, отец имел гостиничный бизнес, что позволило сыну учиться у лучших педагогов. В «колымской автобиографии» Рознер, напротив, подчеркивает тяжелое материальное положение родителей, «не имевших средств для оплаты обучения». «Угроза исключения из… учебных заведений возникала неоднократно в течение всех лет, но благодаря моих способностей и таланта (так в оригинале), мне удалось окончить их бесплатно». В семидесятые годы в интервью западногерманскому глянцевому журналу Bunte, иллюстрированному, гламурному, Рознер упоминал некоего барона, советника коммерции Бруннера. Будто бы Бруннер предоставил подающему надежды юному скрипачу возможность жить на своей вилле в элитном берлинском районе Грюневальд. Барон вращался в высшем обществе, славился меценатством, светскими раутами, и одаренный мальчик якобы однажды выступил на приеме или банкете, который Бруннер устроил в честь президента Германской республики Фридриха Эберта. А еще выхлопотал для Ади государственную стипендию и даже приходился ему дальним родственником. Едва ли отрочество Рознера было столь безоблачным, отмеченным появлением богатого и влиятельного покровителя. Скорее всего, эта история относится к разряду сюжетов для прессы, на которые падки бульварные журналисты. Стал бы Ади в семнадцать лет выступать в злачных местах, если бы упомянутые благодеяния произошли на самом деле? Или неоновые огни джаза сбили паренька с «верного пути», что так часто случалось в разгар ревущих двадцатых?

По словам Ирины, младшей дочери Рознера, никакого благодетеля или импресарио не существовало. Не было и учебы на медика: «Отцу нравилась профессия врача, его племянница впоследствии стала доктором. Позже он сделает всё для того, чтобы я пошла в медицину, и сориентирует сына Владимира в этом же направлении».

Эдди Рознер
Эдди Рознер

...Летом и ранней осенью 1944 года оркестр Эдди Рознера снова в Москве. Он выступает в саду «Эрмитаж» и записывается на пластинки. Лотар Лямпель мог стать в эти годы первым советским крунером, поющим на английском языке. Но, видимо, записи на языке родины джаза не предполагались, а напеть те или иные вещи на русском Лотару Лямпелю не позволили из-за… слишком сильного немецкого акцента.

Рассказывает Эрика Рознер:

— С трёхлетнего возраста мне уже разрешали слушать концерты отца. Мы жили тогда в апартаментах гостиницы «Москва». Я помню автомобиль, на котором отец должен был ехать на концерт. Это был элегантный лимузин с шофером. Масса людей окружила машину, все хотели получить автограф. Два года спустя я сидела в зале, в первом ряду… Наконец, вышел отец и обратился «Здравствуйте, публика» – с ужасным ударением на «у». Мне этот момент не понравился, а зал качался от аплодисментов.

Первый биограф трубача, Яков Басин, приводит (сохранив орфографию документа) подписанный Рознером приказ по оркестру от 15.03.1945 года:

«За последнее время литературная часть программы джаза как конферанс так и тексты песен произносятся со сцены с большими ошибками с точки зрения русского языка, маршрут гастролей джаза приближается к центральным районам союза где особенно важно правильность русского языка, обратить внимание исполнителей солистов вокалистов: Лямпеля, Гофмана, Маркевича, Каминскую и конферансье Вальдмана на правильное усвоение песень-текстов»...

Дмитрий Драгилёв. Шмаляем джаз, холера ясна! (2011)
По ссылке открывается читалка интернет-магазина, где можно прочитать 10 процентов текста книги и принять решение о покупке электронной версии книги.

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!